Книжный каталог

Манкелль Х. Белая львица

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Декоративное украшение Декоративное украшение "Magic Home "Львица", 23 х 19 х 5 см 649 р. ozon.ru В магазин >>
Collecta Фигурка Львица Collecta Фигурка Львица 329 р. ozon.ru В магазин >>
Владимир Маяковский Что ни страница - то слон, то львица Владимир Маяковский Что ни страница - то слон, то львица 99 р. ozon.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой (женская) Printio Модная львица Футболка с полной запечаткой (женская) Printio Модная львица 2099 р. printio.ru В магазин >>
Кира Захарова Белая львица. Часть 2 Кира Захарова Белая львица. Часть 2 100 р. litres.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой (женская) Printio Львица со львёнком Футболка с полной запечаткой (женская) Printio Львица со львёнком 1849 р. printio.ru В магазин >>
Шкаф Ravak боковой sb-350 classic r белая/белая (X000000355) Шкаф Ravak боковой sb-350 classic r белая/белая (X000000355) 26270 р. techport.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Белая львица - Хеннинг Манкелль (Аудиокнига онлайн), Аудиокниги онлайн

Белая львица — Хеннинг Манкелль (Аудиокнига онлайн)

Название: Белая львица

Исполнитель: Вячеслав Герасимов

Описание: В ЮАР группа фанатиков готовит покушение на видного политического деятеля. Тем временем в Швеции исчезает маклер по недвижимости Луиза Окерблум. Вскоре из колодца вылавливаю тело с пулей во лбу. В прошлом жертвы нет ни одной зацепки, и следствие топчется на месте. Но вот полицейские находят неподалеку от места преступления отрезанный палец чернокожего мужчины. Комиссару Валландеру мало что известно об апартеиде и международной политике. И уж тем более он понятия не имеет, что может связывать бывший КГБ и белых националистов из ЮАР.

Для прослушивания аудиокниги «Белая львица — Хеннинг Манкелль» нажмите на треугольник в проигрывателе.

Источник:

bookzvuk.ru

Читать книгу Белая львица, автор Манкелль Хеннинг онлайн страница 1

Белая львица

СОДЕРЖАНИЕ. СОДЕРЖАНИЕ

Моим мозамбикским друзьям

Пока люди в нашей стране ценятся

по-разному в зависимости от цвета кожи,

мы в глубине души будем страдать от того, что

Сократ называл ложью.

Премьер-министр ЮАР Ян Хофмейр, 1946

Angurumapo simba, mcheza nani?

Кто дерзнет шутить, когда лев рычит?

Южная Африка, 1918

Вечером 21 апреля 1918 года в Йоханнесбурге, в невзрачной кофейне в районе Кенсингтон, встретились трое молодых людей. Младшему, Вернеру ван дер Мерве, только что сравнялось девятнадцать. Старшему, Хеннингу Клопперу, было двадцать два. Третьему в компании — его звали Ганс дю Плейс — через несколько недель стукнет двадцать один. Именно в этот вечер они хотели обсудить, как лучше отметить его день рождения. Никто из них не думал не гадал, что встреча в кенсингтонской кофейне станет исторической. О дне рождения Ганса дю Плейса в тот вечер не было сказано ни слова. Даже Хеннинг Клоппер, выдвинувший идею, которой предстояло изменить все южноафриканское общество, понятия не имел о масштабе и последствиях еще толком не созревших собственных мыслей.

Эти три молодых человека не походили друг на друга ни наружностью, ни темпераментом, ни характером. Но кое-что их роднило. Кое-что очень важное. Все трое были буры. Все трое принадлежали к старинным семействам: их предки, бесприютные голландские гугеноты, поселились в Южной Африке еще в восьмидесятых годах XVII века, занесенные туда одной из первых больших волн иммиграции. Когда английское влияние в Южной Африке усилилось и в конце концов приняло форму откровенного притеснения, буры запрягли волов в фургоны и начали свое долгое странствие в глубь страны, на беспредельные равнины за Ваалем и Оранжевой. Эти трое юношей, как и все буры, считали свободу и независимость залогом жизни своего языка и культуры. Свобода давала гарантию от нежелательного смешения с ненавистными англичанами, а тем паче с коренным черным населением и с индийским меньшинством, которое обеспечивало себе пропитание главным образом торговлей в прибрежных городах вроде Дурбана, Порт-Элизабета и Капстада. [1]

Хеннинг Клоппер, Вернер ван дер Мерве и Ганс дю Плейс были бурами. И никогда об этом не забывали, никогда не представляли себе иного. Прежде всего они этим гордились. С самого раннего детства им внушали, что буры — народ избранный. Но с другой стороны, принадлежность к бурам была из тех прописных истин, о которых они, изо дня в день встречаясь в маленькой кофейне, говорили редко. Все это просто было, просто существовало как незримый залог их задушевной дружбы, их мыслей и чувств.

Поскольку все трое служили конторщиками в Южноафриканской железнодорожной компании, в кофейню они ходили все вместе, после работы. Обычно болтали о девушках, мечтали о будущем, рассуждали о большой войне, которая недавно закончилась в Европе. Но в этот вечер Хеннинг Клоппер сидел задумчивый и молчаливый. Остальные, привыкшие к его всегдашней разговорчивости, смотрели на него с удивлением.

— Ты не заболел? — спросил Ганс дю Плейс. — Может, малярия?

Хеннинг Клоппер, не ответив, рассеянно покачал головой.

Ганс дю Плейс пожал плечами и обернулся к Вернеру ван дер Мерве.

— Он размышляет, — сказал Вернер. — Прикидывает, как бы через год увеличить свое жалованье с четырех до шести фунтов в месяц.

Эта тема постоянно всплывала в их разговорах: как убедить вечно недовольное начальство повысить их скудное жалованье. Однако ж они не сомневались, что в конце концов сделают в железнодорожной компании прекрасную карьеру и достигнут высоких постов. Все трое верили в себя, были энергичны и умны. Только вот, на их взгляд, дело шло невыносимо медленно.

Хеннинг Клоппер взял чашку и отхлебнул кофе. Тронул кончиками пальцев высокий белый воротничок — сидит как следует. Потом медленно провел ладонью по расчесанным на прямой пробор волосам и с расстановкой произнес:

— Я хочу рассказать вам одну историю, которая случилась сорок лет назад.

Вернер ван дер Мерве, прищурившись, посмотрел на него в свои очки без оправы.

— Слишком ты молод, Хеннинг, — сказал он. — Вот лет через восемнадцать тебе будет что вспомнить и рассказать о событиях сорокалетней давности. А пока рановато.

Хеннинг Клоппер покачал головой:

— Это не мои воспоминания. Речь вовсе не обо мне и не о моей семье, а об английском сержанте по имени Джордж Страттон.

Ганс дю Плейс, который пытался раскурить сигарку, от удивления едва не выронил спичку.

— С каких это пор ты интересуешься англичанами? Хороший англичанин — мертвый англичанин, кто бы он ни был: сержант, политик или рудничный управляющий.

— Он мертв, — сказал Хеннинг Клоппер. — Сержант Джордж Страттон мертв. Можешь не беспокоиться. Я как раз и хочу рассказать вам о его смерти. Он умер сорок лет назад.

Ганс дю Плейс открыл было рот, собираясь сделать очередное замечание, но Вернер ван дер Мерве поспешно тронул его за плечо:

— Погоди. Пусть Хеннинг расскажет.

Хеннинг Клоппер отхлебнул еще глоток кофе, тщательно промокнул салфеткой рот и тонкие светлые усики.

— Это случилось в апреле тысяча восемьсот семьдесят восьмого года, — начал он. — Когда англичане воевали с восставшими африканскими племенами.

— И потерпели поражение, — вставил Ганс дю Плейс. — Только англичане способны потерпеть поражение от дикарей. При Исандлуане и Роркс-Дрифте английская армия показала свою полную беспомощность. Дикари их попросту вырезали.

— Дай ему рассказать, — вмешался Вернер ван дер Мерве. — Что ты все время перебиваешь!

— То, о чем я хочу рассказать, произошло в окрестностях реки Бюффелсрифир, — продолжал Хеннинг Клоппер. — Местные жители называют ее Гонгко. Отряд конных стрелков под командой Страттона, став лагерем, занял позиции в открытом поле близ реки. Прямо перед ними была гора, не помню, как она называлась. А за этой горой укрывались воины племени коза, немногочисленные и плохо вооруженные. Солдатам Страттона не о чем было беспокоиться. Высланные вперед лазутчики уверяли, что войско у коза недисциплинированное и, судя по всему, готовится отступить. Вдобавок в тот день Страттон и его люди ожидали прибытия подкреплений силой как минимум в батальон. И вдруг сержант Страттон, который

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник:

booksonline.com.ua

Читать онлайн Белая львица автора Манкелль Хеннинг - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Белая львица" автора Манкелль Хеннинг - RuLit - Страница 1

Моим мозамбикским друзьям

Пока люди в нашей стране ценятся

по-разному в зависимости от цвета кожи,

мы в глубине души будем страдать от того, что

Сократ называл ложью.

Angurumapo simba, mcheza nani?

Кто дерзнет шутить, когда лев рычит?

Южная Африка, 1918

Вечером 21 апреля 1918 года в Йоханнесбурге, в невзрачной кофейне в районе Кенсингтон, встретились трое молодых людей. Младшему, Вернеру ван дер Мерве, только что сравнялось девятнадцать. Старшему, Хеннингу Клопперу, было двадцать два. Третьему в компании - его звали Ганс дю Плейс - через несколько недель стукнет двадцать один. Именно в этот вечер они хотели обсудить, как лучше отметить его день рождения. Никто из них не думал не гадал, что встреча в кенсингтонской кофейне станет исторической. О дне рождения Ганса дю Плейса в тот вечер не было сказано ни слова. Даже Хеннинг Клоппер, выдвинувший идею, которой предстояло изменить все южноафриканское общество, понятия не имел о масштабе и последствиях еще толком не созревших собственных мыслей.

Эти три молодых человека не походили друг на друга ни наружностью, ни темпераментом, ни характером. Но кое-что их роднило. Кое-что очень важное. Все трое были буры. Все трое принадлежали к старинным семействам: их предки, бесприютные голландские гугеноты, поселились в Южной Африке еще в восьмидесятых годах XVII века, занесенные туда одной из первых больших волн иммиграции. Когда английское влияние в Южной Африке усилилось и в конце концов приняло форму откровенного притеснения, буры запрягли волов в фургоны и начали свое долгое странствие в глубь страны, на беспредельные равнины за Ваалем и Оранжевой. Эти трое юношей, как и все буры, считали свободу и независимость залогом жизни своего языка и культуры. Свобода давала гарантию от нежелательного смешения с ненавистными англичанами, а тем паче с коренным черным населением и с индийским меньшинством, которое обеспечивало себе пропитание главным образом торговлей в прибрежных городах вроде Дурбана, Порт-Элизабета и Капстада. [Капстад - голландское название Кейптауна.]

Хеннинг Клоппер, Вернер ван дер Мерве и Ганс дю Плейс были бурами. И никогда об этом не забывали, никогда не представляли себе иного. Прежде всего они этим гордились. С самого раннего детства им внушали, что буры - народ избранный. Но с другой стороны, принадлежность к бурам была из тех прописных истин, о которых они, изо дня в день встречаясь в маленькой кофейне, говорили редко. Все это просто было, просто существовало как незримый залог их задушевной дружбы, их мыслей и чувств.

Поскольку все трое служили конторщиками в Южноафриканской железнодорожной компании, в кофейню они ходили все вместе, после работы. Обычно болтали о девушках, мечтали о будущем, рассуждали о большой войне, которая недавно закончилась в Европе. Но в этот вечер Хеннинг Клоппер сидел задумчивый и молчаливый. Остальные, привыкшие к его всегдашней разговорчивости, смотрели на него с удивлением.

- Ты не заболел? - спросил Ганс дю Плейс. - Может, малярия?

Хеннинг Клоппер, не ответив, рассеянно покачал головой.

Ганс дю Плейс пожал плечами и обернулся к Вернеру ван дер Мерве.

- Он размышляет, - сказал Вернер. - Прикидывает, как бы через год увеличить свое жалованье с четырех до шести фунтов в месяц.

Эта тема постоянно всплывала в их разговорах: как убедить вечно недовольное начальство повысить их скудное жалованье. Однако ж они не сомневались, что в конце концов сделают в железнодорожной компании прекрасную карьеру и достигнут высоких постов. Все трое верили в себя, были энергичны и умны. Только вот, на их взгляд, дело шло невыносимо медленно.

Хеннинг Клоппер взял чашку и отхлебнул кофе. Тронул кончиками пальцев высокий белый воротничок - сидит как следует. Потом медленно провел ладонью по расчесанным на прямой пробор волосам и с расстановкой произнес:

- Я хочу рассказать вам одну историю, которая случилась сорок лет назад.

Вернер ван дер Мерве, прищурившись, посмотрел на него в свои очки без оправы.

- Слишком ты молод, Хеннинг, - сказал он. - Вот лет через восемнадцать тебе будет что вспомнить и рассказать о событиях сорокалетней давности. А пока рановато.

Хеннинг Клоппер покачал головой:

- Это не мои воспоминания. Речь вовсе не обо мне и не о моей семье, а об английском сержанте по имени Джордж Страттон.

Ганс дю Плейс, который пытался раскурить сигарку, от удивления едва не выронил спичку.

- С каких это пор ты интересуешься англичанами? Хороший англичанин - мертвый англичанин, кто бы он ни был: сержант, политик или рудничный управляющий.

- Он мертв, - сказал Хеннинг Клоппер. - Сержант Джордж Страттон мертв. Можешь не беспокоиться. Я как раз и хочу рассказать вам о его смерти. Он умер сорок лет назад.

Ганс дю Плейс открыл было рот, собираясь сделать очередное замечание, но Вернер ван дер Мерве поспешно тронул его за плечо:

- Погоди. Пусть Хеннинг расскажет.

Хеннинг Клоппер отхлебнул еще глоток кофе, тщательно промокнул салфеткой рот и тонкие светлые усики.

- Это случилось в апреле тысяча восемьсот семьдесят восьмого года, - начал он. - Когда англичане воевали с восставшими африканскими племенами.

- И потерпели поражение, - вставил Ганс дю Плейс. - Только англичане способны потерпеть поражение от дикарей. При Исандлуане и Роркс-Дрифте английская армия показала свою полную беспомощность. Дикари их попросту вырезали.

- Дай ему рассказать, - вмешался Вернер ван дер Мерве. - Что ты все время перебиваешь!

- То, о чем я хочу рассказать, произошло в окрестностях реки Бюффелсрифир, - продолжал Хеннинг Клоппер. - Местные жители называют ее Гонгко. Отряд конных стрелков под командой Страттона, став лагерем, занял позиции в открытом поле близ реки. Прямо перед ними была гора, не помню, как она называлась. А за этой горой укрывались воины племени коза, немногочисленные и плохо вооруженные. Солдатам Страттона не о чем было беспокоиться. Высланные вперед лазутчики уверяли, что войско у коза недисциплинированное и, судя по всему, готовится отступить. Вдобавок в тот день Страттон и его люди ожидали прибытия подкреплений силой как минимум в батальон. И вдруг сержант Страттон, который издавна славился своим несокрушимым спокойствием, повел себя очень странно: принялся ходить по лагерю и прощаться с солдатами. Очевидцы говорили позднее, что его словно бы поразила внезапная лихорадка. Потом он достал пистолет и выстрелил себе в голову, прямо на глазах у солдат. Когда Страттон покончил с собой у реки Бюффелсрифир, ему было двадцать шесть лет. Всего на четыре года больше, чем мне сейчас.

Хеннинг Клоппер неожиданно замолчал, будто конец истории удивил его самого. Ганс дю Плейс выпустил колечко дыма, ожидая продолжения. Вернер ван дер Мерве щелкнул пальцами, подзывая черного официанта, который вытирал столик в другом конце зала.

- Это все? - спросил Ганс дю Плейс.

- Да, - ответил Хеннинг Клоппер. - Разве этого недостаточно?

- По-моему, надо заказать еще кофе, - сказал Вернер ван дер Мерве.

Черный официант, прихрамывавший на одну ногу, с поклоном принял заказ и исчез на кухне.

- Зачем ты нам это рассказал? - спросил Ганс дю Плейс. - При чем тут английский сержант, который перегрелся на солнце и пустил себе пулю в висок?

Хеннинг Клоппер посмотрел на своих друзей с удивлением:

- Вы не понимаете? В самом деле не понимаете?

Удивление его было неподдельным, без следа наигранности. Случайно наткнувшись дома у родителей в каком-то журнале на рассказ о смерти сержанта Страттона, он сразу почувствовал, что она чем-то его задела. Что-то в судьбе сержанта показалось ему очень близким. Сперва эта мысль смутила его, потому что шла вразрез с его убеждениями. Ну что у него может быть общего с сержантом английской армии, который явно в припадке безумия приставил к виску пистолет и нажал на курок?

Источник:

www.rulit.me

Белая львица: Манкелль Хеннинг: Страница - 1: Читать онлайн бесплатно

Манкелль Х. Белая львица

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

Последние отзывы Секреты оазиса

"Нда" чтиво ещё то. У неё родители умерли, когда ей было 6, они были бедные! Но ближе к середине романа мы узнаём. >>>>>

Хелл. Обучение наемницы

Нормально, только уж очень ГГ такая молодец и все любят ее, поддаются, влюбляются, помагают, а она еще и губы дует. >>>>>

Моим мозамбикским друзьям

Пока люди в нашей стране ценятся

по-разному в зависимости от цвета кожи,

мы в глубине души будем страдать от того, что

Сократ называл ложью.

Премьер-министр ЮАР Ян Хофмейр, 1946

Angurumapo simba, mcheza nani?

Кто дерзнет шутить, когда лев рычит?

Южная Африка, 1918

Вечером 21 апреля 1918 года в Йоханнесбурге, в невзрачной кофейне в районе Кенсингтон, встретились трое молодых людей. Младшему, Вернеру ван дер Мерве, только что сравнялось девятнадцать. Старшему, Хеннингу Клопперу, было двадцать два. Третьему в компании - его звали Ганс дю Плейс - через несколько недель стукнет двадцать один. Именно в этот вечер они хотели обсудить, как лучше отметить его день рождения. Никто из них не думал не гадал, что встреча в кенсингтонской кофейне станет исторической. О дне рождения Ганса дю Плейса в тот вечер не было сказано ни слова. Даже Хеннинг Клоппер, выдвинувший идею, которой предстояло изменить все южноафриканское общество, понятия не имел о масштабе и последствиях еще толком не созревших собственных мыслей.

Эти три молодых человека не походили друг на друга ни наружностью, ни темпераментом, ни характером. Но кое-что их роднило. Кое-что очень важное. Все трое были буры. Все трое принадлежали к старинным семействам: их предки, бесприютные голландские гугеноты, поселились в Южной Африке еще в восьмидесятых годах XVII века, занесенные туда одной из первых больших волн иммиграции. Когда английское влияние в Южной Африке усилилось и в конце концов приняло форму откровенного притеснения, буры запрягли волов в фургоны и начали свое долгое странствие в глубь страны, на беспредельные равнины за Ваалем и Оранжевой. Эти трое юношей, как и все буры, считали свободу и независимость залогом жизни своего языка и культуры. Свобода давала гарантию от нежелательного смешения с ненавистными англичанами, а тем паче с коренным черным населением и с индийским меньшинством, которое обеспечивало себе пропитание главным образом торговлей в прибрежных городах вроде Дурбана, Порт-Элизабета и Капстада. [Капстад - голландское название Кейптауна.]

Хеннинг Клоппер, Вернер ван дер Мерве и Ганс дю Плейс были бурами. И никогда об этом не забывали, никогда не представляли себе иного. Прежде всего они этим гордились. С самого раннего детства им внушали, что буры - народ избранный. Но с другой стороны, принадлежность к бурам была из тех прописных истин, о которых они, изо дня в день встречаясь в маленькой кофейне, говорили редко. Все это просто было, просто существовало как незримый залог их задушевной дружбы, их мыслей и чувств.

Поскольку все трое служили конторщиками в Южноафриканской железнодорожной компании, в кофейню они ходили все вместе, после работы. Обычно болтали о девушках, мечтали о будущем, рассуждали о большой войне, которая недавно закончилась в Европе. Но в этот вечер Хеннинг Клоппер сидел задумчивый и молчаливый. Остальные, привыкшие к его всегдашней разговорчивости, смотрели на него с удивлением.

- Ты не заболел? - спросил Ганс дю Плейс. - Может, малярия?

Хеннинг Клоппер, не ответив, рассеянно покачал головой.

Ганс дю Плейс пожал плечами и обернулся к Вернеру ван дер Мерве.

- Он размышляет, - сказал Вернер. - Прикидывает, как бы через год увеличить свое жалованье с четырех до шести фунтов в месяц.

Эта тема постоянно всплывала в их разговорах: как убедить вечно недовольное начальство повысить их скудное жалованье. Однако ж они не сомневались, что в конце концов сделают в железнодорожной компании прекрасную карьеру и достигнут высоких постов. Все трое верили в себя, были энергичны и умны. Только вот, на их взгляд, дело шло невыносимо медленно.

Хеннинг Клоппер взял чашку и отхлебнул кофе. Тронул кончиками пальцев высокий белый воротничок - сидит как следует. Потом медленно провел ладонью по расчесанным на прямой пробор волосам и с расстановкой произнес:

- Я хочу рассказать вам одну историю, которая случилась сорок лет назад.

Вернер ван дер Мерве, прищурившись, посмотрел на него в свои очки без оправы.

- Слишком ты молод, Хеннинг, - сказал он. - Вот лет через восемнадцать тебе будет что вспомнить и рассказать о событиях сорокалетней давности. А пока рановато.

Все книги на нашем сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом

Источник:

book-online.com.ua

Лица варваров

Манкелль Х. Белая львица Лица варваров

Два романа Хеннинга Манкелля, "Белая львица" и "Глухая стена" в русском переводе вышли почти одновременно. Поначалу может даже показаться, что они связаны больше, чем только главным героем: в самом деле, в обеих историях обнаруживается африканский след, в обеих - международный терроризм, самым страшным образом являющий себя в тихой шведской провинции. В обеих - слабый, замотанный инспектор Валландер сталкивается с преступлениями, причины которых выходят за рамки его воображения. Он и не пытается их отыскать - это пристало бы герою боевика, а не усталому полицейскому с кучей проблем. Он просто пытается прикрыть людей от зла.

На самом деле между этими книгами пять лет. "Белая львица" вышла в свет в 1993 году, "Глухая стена" - в 1998. Среди множества романов о Валландере эти два – словно две точки, по которым можно определить направление всей серии. Вероятно, направление это лучше всего назвать гибельным предчувствием: собственно, все истории о Валландере, битом жизнью, немолодом, несчастливом полицейском содержат этот мотив. Это гибельное предчувствие связано с тем, что привычный мир Валландера, его уютная, спокойная, благополучная страна идет ко дну. Ее вот-вот захлестнет беспощадный вал глобализации - и началом конца станет вхождение в Европу без границ, которое, по-видимому, легко может послужить детонатором социального взрыва. Манкелль не раз в своих интервью называл шведское общество «бомбой с часовым механизмом», но мало объяснял, почему он так считает. Одно из возможных объяснений находим в «Глухой стене»: «В шведском обществе давние трещины расширялись и все время возникали новые. А все более малочисленное благополучное население окружало себя незримыми высоченными стенами, отгораживаясь от тех, что влачили существование на краю мрачной бездны. – от побежденных, растоптанных, безработных». Шведское общество, которое он исследует в романах о Валландере, становится отражением разделенного мира в миниатюре – в конечном счете, развитые страны Запада (и Швеция в том числе) точно так же стремятся не замечать обездоленных, как благополучные шведские обыватели тех, кто оказался на обочине жизни. Но, не исключено, Манкелль и сам не знает ответа, и его романы – только вопрос, и все, что пытается сделать писатель – пробить эту стену…

Дурные предчувствия

В центре этих двух книг (как и некоторые другие из валландеровского цикла) – разветвленные международные заговоры, но, в отличие от читателя, инспектор видит лишь тень зла, его подчас случайные, но не менее разрушительные следствия. Цепочка смертей запускается словно сама собой - просто кто-то оказывается в плохом месте в неудачное время. Ведь у полиции всегда есть куча более простых и ясных дел. Даже в славном шведском государстве раскрываемость тоже важна, и никто не жаждет копаться в неочевидном - в исчезновениях, странных обстоятельствах, во всем тревожащем и вызывающем дурные предчувствия. В этом смысле книги Манкелля восходят не к Конан Дойлу и Агате Кристи, а к Бергману (между прочим, Манкелль женат на дочери знаменитого режиссера) и Кьеркегору, не логика и позитивистская идея о познаваемости мира правят в них бал, но проблемы экзистенциальные - прежде всего, проблема зла. Зло маскируется под добро, зло оставляет следы, которые Валландер и его коллеги видят, но не всегда могут правильно распознать, зло является все время в новом обличье - и отсюда охватывающее Валландера чувство бессилия. «Что-то не так в этой истории. Я ничего не понимаю», - вот фраза, которую инспектор в разных вариантах не раз говорит себе в каждой книге цикла. Предзимняя туманная мгла (вполне обычная для южной Швеции) превращает место действия словно в преддверие иного, враждебного мира, который начинается сразу рядом, за проливами.

Сам Манкелль не раз подчеркивает тот факт, что действие происходит в пограничье - порой прямо, как в послесловии к "Глухой стене", где он пишет о пограничье "между реальностью и вымыслом", но чаще – косвенно. Во многих его романах нити ведут за пределы Швеции, в них действуют опасные иностранцы, ключевые эпизоды часто происходят на морском берегу, наконец, сам Валландер никак не может разобраться в своих отношениях с рижанкой Байбой. Проще было бы усмотреть в этом скрытую ксенофобию, но признаков "пограничности" в книгах куда больше - вплоть до физического состояния Валландера, постоянно балансирующего на грани болезни, и его неотступного желания бросить свою неблагодарную работу. Детали, в общем-то, совершенно реалистичные - сохранить здоровье на полицейской работе в промозглой зимней Швеции ой как непросто, а замотанность и недосып очень способствуют желанию бросить все, но Манкелль это постоянно подчеркивает - и вот является Валландер, усталый пограничник, стремящийся оградить свой мир от вползающего в него неведомого зла, непостижимо меняющего его. И тогда, как в «Глухой стене», девочки-подростки хладнокровно убивают пожилого таксиста ножом и молотком – и вроде бы нисколько не раскаиваются в содеянном. И главное, никаких внятных причин к убийству полиция не видит. А когда одна из девчонок умудряется бежать из-под стражи, и на трансформаторной подстанции обнаруживают ее сожженный электрическим разрядом труп, все совсем запутывается…

Черные и белые

«Глухая стена» и «Белая львица» - книги похожие, но не равноценные. Первая – крепкий, но довольно обычный детектив о кибертерроризме – сюжет очень модный в середине 1990-х. И как раз сюжет – наименее интересная сторона книги, потому что писателя волнует совсем другое. Зловещие хакеры, вознамерившиеся ввергнуть весь мир в финансовый кризис (да-да, уже тогда всем было ясно, что с мировыми финансами что-то не так, что если этот пузырь по-настоящему схлопнется, все пойдет в тартарары - и через год, в 1998, мы на себе узнали, что значит слово «дефолт»…) – просто прием, позволяющий показать масштаб перемен, захлестывающих Швецию.

«Белая львица», которой также фигурируют террористы, действующие из Африки – на этот раз планирующие громкое политическое убийство, начинается как классический политический триллер. (Заметим, что Манкелль не раз называл одним из своих литературных учителей Ле Карре – и тут это очень чувствуется). Без преувеличения, это маленький шедевр – начиная со строгой и пропорциональной формы и заканчивая примечательной симметрией героев и мест действия. Две рушащихся тоталитарных страны - бывший СССР (книга вышла в 1993) и Южно-Африканская республика времен президента де Клерка, отказавшегося от апартеида и отдавшего власть черному большинству. Герои – черные и белые, противостоят друг другу в мире, пока еще расчерченном на черно-белые клетки, границы между которыми неуклонно стираются: и вот уже белый приверженец апартеида Ян Клейн нанимает черного профессионала, Виктора Мабашу, чтобы убить белого президента ЮАР де Клерка, и тот отправляется из южного полушария в северное, из весны в осень, чтобы подготовить операцию под руководством бывшего сотрудника российских спецслужб Коноваленко, мечтающего перебраться в Южную Африку на службу к былым своим противникам – потому что специалист всегда оценит специалиста… Читатель встретит в книге множество подобных оппозиций по типу черное – белое, свет – тень, холод – тепло. Они явно спонтанны, но появляются исключительно уместно. И это не интеллектуальная игра с читателем, все ситуации психологически совершенно достоверны. Взять того же Коноваленко – этот тип, кроющий последними словами разваливших страну «демократов», готовый служить любому, кто платит, презирающий негров и без всяких эмоций всаживающий пулю в случайную прохожую (собственно, это печальное событие и послужило толчком к тому, что шведская полиция начала расследование) словно списан с натуры, у нас в силовых структурах таких персонажей с тех пор меньше не стало. Похоже, Манкелль отлично знал ситуацию с экспортом советского криминала и партийных денег в начале 1990-х – в Швеции тогда выходцам из России «несложно было держаться в тени. Если угодно – в анонимности».

Но еще более достоверными выглядят африканцы. И тому есть простое объяснение: Манкелль много лет живет в Африке. И, как он говорит, за эти годы «я многое узнал о том, как нужно рассказывать истории». «Белая львица» - как раз история, рассказанная «по-африкански». Не в принятом в Европе хронологическом порядке, но с «прыжками» между реальностями, со сплавом времени и пространства в единый поток, с отсутствием четкой границы между миром живых и миром мертвых. (К слову, теми же приемами пользуется Кристиан Крахт в микроромане "Я буду здесь, на солнце и в тени", но он явно знает это по книгам, а не на собственном опыте). Там, в Африке, все просто, там смерть ходит рядом. «Она молила о пощаде, но ее забросали сушняком и травой, а потом – подожгли, спалили заживо. Она пыталась выбраться из огня, но тщетно, мы держали ее до тех пор, пока лицо не почернело», - вспоминает профессиональный убийца Виктор Мабаша из «Белой львицы». И тут ничего особенного, Манкелль описывает обычную расправу борцов с апартеидом над теми, кого они считали предателями, работающими на белых. Потому что барьер есть и с другой стороны – у черных свои предрассудки и предубеждения.

Южная Африка вошла в жизнь писателя в 1970-е. Сначала он прожил несколько лет в глуши в Замбии, а в 1985 он создал в столице Мозамбика Мапуту свой театр «Авенида», бессменным руководителем которого он является и по сей день, деля свое время между северным и южным полушариями. Хотя главным для него там остается театр, для которого он пишет пьесы, Африке он посвятил несколько книг, отнюдь не детективных. Таков «Летописец ветров» - история жизни и смерти уличного мальчишки, заброшенного этническими чистками на улицы большого африканского города; в уста одного из ее героев, пытавшегося спасти мальчика, Манкелль вкладывает собственные слова: «Я все спрашиваю себя – откуда зло входит в людей? Почему у варваров всегда человеческие лица?»

Источник:

www.slovosfera.ru

Манкелль Х. Белая львица в городе Ростов-на-Дону

В представленном интернет каталоге вы сможете найти Манкелль Х. Белая львица по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть иные книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт РФ, например: Ростов-на-Дону, Новосибирск, Рязань.