Книжный каталог

Князев М. Паладин мятежного бога

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Милослав Князев Паладин мятежного бога Милослав Князев Паладин мятежного бога 129 р. litres.ru В магазин >>
Князев М. Потерянный игрок Князев М. Потерянный игрок 122 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Князев М. Дорога. Книга первая. Налево Пойдешь Князев М. Дорога. Книга первая. Налево Пойдешь 328 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Князев М. Танкист. Победитель драконов Князев М. Танкист. Победитель драконов 189 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Князев М. Полный набор. Другая сторона Князев М. Полный набор. Другая сторона 346 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Князев М. Изгнание игвы. Как исправить ошибку магов Князев М. Изгнание игвы. Как исправить ошибку магов 692 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Князев М. Полный набор. Пираты Драконьих островов Князев М. Полный набор. Пираты Драконьих островов 113 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Паладин мятежного бога - Князев Милослав - Страница 1

Князев М. Паладин мятежного бога
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 773
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 976

Попаданцы – они разные бывают. Кто – из идейных, кто – по случаю, а кто и по божественному соизволению. Кирилл Огнев ни к одним, ни ко вторым, ни к третьим себя не причислял. До поры… Пока не перекинулся парой слов со странным мужиком на сходке ролевиков – и не оказался… мало того что в другом мире, так еще в другом теле и в другом статусе. Представьте себе Шварценеггера, обремененного обязанностями паладина, – весьма неоднозначного бога по имени Локлис, отвечающего за месть и сомнительные шутки, бога, прочим официальным пантеоном гонимого. На плечах у Кира Огня, как Кирилл стал прозываться в Гинтрии, висят миссия по спасению мира (а как же без этого!) и две барышни – эльфийка и представительница драконьего племени, которых надо сопроводить, охранить (в том числе от самих себя) и прочее. А в качестве бонуса – возможность вернуться домой, но об этом разговор впереди…

Паладин мятежного бога

Выражаю благодарность всем читателям форума «В Вихре Времён» и Самиздата за оказанную помощь, а также всем авторам проекта «Ролевик».

И мятежных богов мы придумали тоже.

Светлана Никифорова (Алькор)

Проникновение Хаоса на Гинтрию застало меня врасплох. Этот лепесток в веере миров, по моим предварительным оценкам, являлся одним из самых стабильных. Ведь тут всегда обитали драконы. Ими был полностью заселён покрытый горами малый материк или скорее крупный остров, что в принципе не суть важно. Миры, в которых проживают волшебные создания, вообще меньше подвержены влиянию Хаоса, а уж те, в которых живут драконы, в особенности.

Но, как любят шутить в одном из миров, это оказались «неправильные» драконы. Лучшим тому доказательством служило место, которое избрал Хаос для своего выхода на Гинтрию. Им как раз и оказался самый центр малого материка. А то, что они не сумели закрыть образовавшиеся врата, когда те ещё не набрали силу, только подтвердило это.

Крылатым ящерам стало неуютно у себя дома, и они всё чаще начали залетать на соседний, многократно превышающий размерами их собственный континентальный массив. Поначалу выбирали себе места в самых недоступных горах, но в любом случае кому понравится такое соседство? Мало того, влияние Хаоса хоть и слабо, но иногда чувствовалось на большом материке. Даже в недрах самого высокого вулкана начало что-то зарождаться, но потом затухло в результате извержения.

Церковь Единого объявила драконов, которые, по её мнению, во всём и виноваты, злом. Были посланы на борьбу с пришельцами паладины, как единственные, кто может устоять против драконьего пламени и с помощью божественной силы победить устойчивого к магии зверя. Будь драконы, как и везде, не порождением зла, в чём обвинила их церковь, а просто ещё одной разумной расой, имеющей иммунитет к магии, это их никак не спасло бы. Но они оказались действительно «неправильными» и одинаково невосприимчивыми как к магии, так и к божественным силам, которыми наделялись паладины.

Кто же мог предположить, что божественные рыцари будут бессильны против крылатых ящеров? Разве что, в самом деле, с мечом в руках нападать. Некоторые так и пытались делать. Учитывая разницу в размерах, толку даже меньше, чем выйти так против горной гряды. Преувеличиваю, конечно, но не сильно. Правда, и драконы своим противникам мало что могли сделать. Божественных аур, защищающих паладинов, никто не отменял. В общем, посланцы церкви Единого воспринимались драконами как назойливые комары, которых почему-то крайне трудно прихлопнуть. И которые при случае способны пребольно ужалить.

Зато другой волшебный народ – эльфы, оказался правильным. Остроухие лучше других ощущали влияние Хаоса и были готовы с ним бороться. Однако отношения с церковью Единого у эльфов всегда оставались натянутыми, как, впрочем, и со всеми остальными. Не признавал лесной народ ни самого Единого, ни подчинённых или не подчинённых ему богов рангом ниже, а поклонялся исключительно своему Древу Жизни и Великому Лесу. Поэтому ни предложить церкви помощь, ни получить её даже не рассчитывал. А от других организаций, существовавших на Гинтрии, в этом смысле толку было ещё меньше.

Эльфийское Древо Жизни выросло когда-то в том месте, куда упал особый кристалл. Он до сих пор находился в его корнях. Когда эльфы обратились к Древу за помощью, то оно поместило этот кристалл в свой жёлудь и отдало его молодой эльфийке. А также свою ветку. Девушка взвалила на хрупкие плечи Великую Миссию и должна была идти, куда указывает ветвь, до самых врат Хаоса, чтоб бросить в них жёлудь.

Да, поторопился я, назвав местных эльфов правильными! Ни армию, ни даже команду для сопровождения избранной лесной народ не выделил. Раз Древо назначило её одну, то кто они такие, чтобы оспаривать решение своего зелёного божества? Точно неправильные, только, в отличие от драконов, на голову.

Ну а я не гордый, и мне всякие эльфийские дубы не указ. Могу и помочь. Не бесплатно, разумеется. Ведь если эльфийка вдруг дойдёт сама, то мир, конечно, будет спасён, но что с этого получу я? Правильно, ничего. А вот если она добьётся того же самого с моей помощью, то и часть выигрыша моя. Ну а если, допустим, у неё ничего не получится, потеряет она жёлудь или украдут, да мало ли что, а дело завершит кто-то посланный мною, то это уже совсем другой расклад игры.

Фигуру, что должна была выступить на доске от меня, выбирал очень тщательно. Тут важно всё: от реальной силы до того, что она может символизировать. И вот против молодой эльфийки в игру вступила такая же молодая дракона. Изящное и вместе с тем надёжное решение. Что может быть проще? Слетать туда, отобрать жёлудь у остроухой, вернуться назад и бросить его во врата Хаоса.

Уговорить кандидатку оказалось совсем просто. Я ей даже ничего не обещал, в конце концов, это её горы в опасности! Ну получит возможность избежать последующих рассказов, что эльфы сумели то, чего не смогли драконы. Ну сделает работу и ещё мне должна останется. А иметь дракона в должниках полезно даже богу.

Вот только рано я обрадовался такому лёгкому решению. Нас с драконой ждал неприятный сюрприз. Она так вообще еле хвост унесла. Это Древо не таким простым оказалось и смогло защитить свою избранную. Никто, кроме той эльфийки, не мог взять жёлудь с кристаллом в руки или завладеть им любым другим способом. Мало того, он ещё являлся мощным защитным амулетом.

Планы пришлось срочно менять, вернее, использовать запасной. Нельзя отобрать, значит, поможем. Дракона получила задание охранять эльфийку. Не понравилось ей такое, но сама виновата, раз не смогла справиться с первым предложенным вариантом. Я ведь ей с самого начала предлагал попробовать обман и, если не получится, применить силу. Так ведь нет, понадеялась на своё превосходство.

Источник:

www.litmir.me

Паладин мятежного бога читать онлайн

Князев М. Паладин мятежного бога

Паладин мятежного бога

– Вообще-то секрет, – сразу ответила эльфийка, – но спасшему меня от дракона могу рассказать. Если, конечно, получу слово паладина, что всё останется в тайне.

Решив, что, дав такое слово, ничем себя не свяжу, ответил:

– Обещаю хранить тайну до тех пор, пока она не станет известна другим.

– Великая Миссия! – ответила девушка. – Отправляюсь за море в земли драконов. Должна бросить жёлудь Священного Древа в открытые ящерами врата тьмы.

– Да… – проговорил я.

Пусть остроухая и произнесла последнюю фразу с немалой торжественностью, но мне она ни о чём не говорила. Что в таких случаях нужно? Аплодировать стоя? Жалеть бедняжку? Или вести себя, будто ничего особенного не произошло? Поэтому и дал ответ, который можно при желании истолковать по-разному. Что собеседница и сделала, в смысле истолковала.

– Понимаю, в сложившихся обстоятельствах вернуть долг вряд ли когда получится, – честно призналась она. – Разве что захочешь пойти со мной…

Стоп! Или в этом мире совсем другая психология, особенно у эльфов, или она банально напрашивается в попутчики. В смысле чтобы я стал её попутчиком. А ведь в самом начале явно беспокоилась из-за самого факта, что паладин почему-то бросился ей на помощь. Попробуй теперь пойми, в чём дело. Или что-то успело измениться?

– Ну, до самых драконьих земель – не знаю, – ответил я. – Но до ближайшей цивилизации, что будет на пути, можно.

А в самом деле, почему бы и нет? Какой-никакой, а источник информации. Да и хоть приблизительно станет ясно, в какую сторону вообще идти. Только вот на лице девушки застыло какое-то непонятное выражение. Смесь скрываемой радости и неуверенности. Ещё непонятнее, как я это смог распознать, так как оно у Айрэ практически не изменилось.

– Сначала ответь, какому богу ты служишь? – с тревогой спросила она.

Хотел бы я сам знать ответ на этот вопрос. Вернее, прекрасно знаю, никакому в смысле не служу. Однако такой ответ её вряд ли устроит. Хотя вариант, как не соврать, придумал с ходу.

– Я паладин бога Локлиса.

В конце концов, документ, этот факт подтверждающий, у меня имеется. А быть паладином и служить ещё не одно и то же, кто бы чего по этому поводу ни думал.

Короткостриженая ушастая уставилась на меня уже с явным удивлением. Теперь его смог бы прочитать не только я, благодаря каким-то хитрым паладинским способностям, но и любой, её сейчас увидевший.

– Что-то не так? – спросил я.

– Ой, извини, просто не ожидала, – ответила Айрэ. – Представься паладином Локлиса деревенский парень, пусть и такой же крупный, как ты, но в старой штопаной кольчуге и со ржавым мечом, а то и топором, я бы не сильно удивилась, но чтоб благородный, в таких хороших и невероятно дорогих доспехах…

И как это понимать? Мне что, нищий бог попался? Или покровитель нищих? Или проповедующий нестяжательство? Объяснений реакции остроухой могло быть множество, и все они мне активно не нравились. Хотелось расспросить ушастую о подробностях, почему да как, но демонстрировать своё полное неведенье точно не стоило. Однако оставить без ответа её слова тоже было никак нельзя.

– Пути богов неисповедимы, – решил я воспользоваться главной отмазкой всех жрецов и церковников всех времён и народов.

А что? Паладин ведь тоже в каком-то роде монах, так что имею право.

– Особенно Локлиса, – согласилась Айрэ. – Однако, учитывая его конфликт с остальными богами и церковью Единого, удивительно, что у него вообще бывают паладины.

Ну вот, ещё одна новость. Оказывается, моё здешнее начальство конфликтует с властями, причём на всех уровнях, начиная с божественного и заканчивая церковным. Значит, и у меня могут возникнуть проблемы. Подсунул же этот Арагорн мне бога! Не мог выбрать кого-нибудь пореспектабельней? А может, действительно не мог? И этот Локлис единственный, кто согласился?

– Это вызывает у тебя какие-нибудь негативные чувства? – спросил я эльфийку.

Мало ли что? Вдруг она настолько религиозна, что не захочет иметь дел со служителем не одобряемого официальной церковью бога? Хотя у эльфов вообще должны быть собственные объекты поклонения.

– Нет, всё в порядке, – ответила она. – Больше всего опасалась, что ты паладин Единого. Уж очень похож. Именно с его церковью и жрецами постоянно случаются трения у лесного народа. С богом же праведной мести и довольно специфических шуток у нас никогда никаких разногласий или недоразумений не было. Мы вообще не пересекались.

Ну вот, узнал наконец, чем мой бог тут занимается. Праведная месть – это, конечно, хорошо, лишь бы меня слишком часто не привлекали для её исполнения. А вот шутки… Хотя тоже неплохо. Если что не так сделаю и особенно скажу, всегда смогу потом заявить, что пошутил. По долгу службы, так сказать. Особо специфическим способом. Сама роль обязывает.

– Ну, раз так, до ближайшего города пойдём вместе, а дальше поглядим, – подвёл итог я.

Айрэ согласилась, а у меня возникли непредвиденные трудности. Снять-то я доспехи снял, а вот как назад надеть, не представлял. Не нести же это всё в руках? Ещё ведь и сумки имеются. При моих теперешних физических возможностях вес не играл особой роли, однако и объём был немаленьким. Поэтому нести доспехи одетыми на себя казалось оптимальным решением.

Кольчугу натянул без труда, а вот потом… Потом оказалось, что и со всем остальным особых проблем нет. Руки сами помнили, что и как делать. Главное было понять, в каком порядке. Но и с этим я как-то справился.

– Ну что ж, – обратился я к Айрэ, – раз это твоя Великая Миссия, то тебе и вести.

Девушка кивнула в ответ и направилась примерно на юго-восток. Как я определил без компаса и прочих ориентиров, что именно туда, не представляю, но был абсолютно уверен в правильности своего мнения. Не исключено, это ещё одна из паладинских возможностей. Самое время начинать делать записи своих новых умений, чтоб потом как-нибудь их систематизировать. Тем более есть куда, не пропадать же даром фолианту записной книжки. Или не стоит? Попадёт такая книга в чужие руки, могут возникнуть проблемы. Или делать записи как бы задним числом? Мол, недавно стал паладином и записываю всё новое. Или вообще писать по-русски? Немного подумав, решил пока воздержаться.

Прошли совсем немного, практически до ближайшего холма, как эльфийка вдруг остановилась и схватилась за лук, осматривая всё вокруг. Прислушался к собственным ощущениям и опасности не обнаружил. Выглянул у ушастой из-за спины, что при моём теперешнем росте совсем не трудно, и увидел причину замешательства. На тропе лежало тело.

Женщина в чёрных кожаных доспехах. Но не каких-то дешёвых, очень даже наоборот. Мало того, что искусно сделанных, так я, не напрягая своего особого зрения, чувствовал в них очень сильную защиту от магии. На правом плече доспех был прорублен, и зияла открытая рана. Женщина не подавала признаков жизни, но я был совершенно уверен, что жива.

Источник:

ruslib.net

Милослав Князев

Милослав Князев

Паладин мятежного бога

И мятежных богов мы придумали тоже.

Светлана Никифорова (Алькор)

Но, как любят шутить в одном из миров, это оказались «неправильные» драконы. Лучшим тому доказательством служило место, которое избрал Хаос для своего выхода на Гинтрию. Им как раз и оказался самый центр малого материка. А то, что они не сумели закрыть образовавшиеся врата, когда те ещё не набрали силу, только подтвердило это.

Крылатым ящерам стало неуютно у себя дома, и они всё чаще начали залетать на соседний, многократно превышающий размерами их собственный континентальный массив. Поначалу выбирали себе места в самых недоступных горах, но в любом случае кому понравится такое соседство? Мало того, влияние Хаоса хоть и слабо, но иногда чувствовалось на большом материке. Даже в недрах самого высокого вулкана начало что-то зарождаться, но потом затухло в результате извержения.

Церковь Единого объявила драконов, которые, по её мнению, во всём и виноваты, злом. Были посланы на борьбу с пришельцами паладины, как единственные, кто может устоять против драконьего пламени и с помощью божественной силы победить устойчивого к магии зверя. Будь драконы, как и везде, не порождением зла, в чём обвинила их церковь, а просто ещё одной разумной расой, имеющей иммунитет к магии, это их никак не спасло бы. Но они оказались действительно «неправильными» и одинаково невосприимчивыми как к магии, так и к божественным силам, которыми наделялись паладины.

Кто же мог предположить, что божественные рыцари будут бессильны против крылатых ящеров? Разве что, в самом деле, с мечом в руках нападать. Некоторые так и пытались делать. Учитывая разницу в размерах, толку даже меньше, чем выйти так против горной гряды. Преувеличиваю, конечно, но не сильно. Правда, и драконы своим противникам мало что могли сделать. Божественных аур, защищающих паладинов, никто не отменял. В общем, посланцы церкви Единого воспринимались драконами как назойливые комары, которых почему-то крайне трудно прихлопнуть. И которые при случае способны пребольно ужалить.

Зато другой волшебный народ – эльфы, оказался правильным. Остроухие лучше других ощущали влияние Хаоса и были готовы с ним бороться. Однако отношения с церковью Единого у эльфов всегда оставались натянутыми, как, впрочем, и со всеми остальными. Не признавал лесной народ ни самого Единого, ни подчинённых или не подчинённых ему богов рангом ниже, а поклонялся исключительно своему Древу Жизни и Великому Лесу. Поэтому ни предложить церкви помощь, ни получить её даже не рассчитывал. А от других организаций, существовавших на Гинтрии, в этом смысле толку было ещё меньше.

Эльфийское Древо Жизни выросло когда-то в том месте, куда упал особый кристалл. Он до сих пор находился в его корнях. Когда эльфы обратились к Древу за помощью, то оно поместило этот кристалл в свой жёлудь и отдало его молодой эльфийке. А также свою ветку. Девушка взвалила на хрупкие плечи Великую Миссию и должна была идти, куда указывает ветвь, до самых врат Хаоса, чтоб бросить в них жёлудь.

Да, поторопился я, назвав местных эльфов правильными! Ни армию, ни даже команду для сопровождения избранной лесной народ не выделил. Раз Древо назначило её одну, то кто они такие, чтобы оспаривать решение своего зелёного божества? Точно неправильные, только, в отличие от драконов, на голову.

Ну а я не гордый, и мне всякие эльфийские дубы не указ. Могу и помочь. Не бесплатно, разумеется. Ведь если эльфийка вдруг дойдёт сама, то мир, конечно, будет спасён, но что с этого получу я? Правильно, ничего. А вот если она добьётся того же самого с моей помощью, то и часть выигрыша моя. Ну а если, допустим, у неё ничего не получится, потеряет она жёлудь или украдут, да мало ли что, а дело завершит кто-то посланный мною, то это уже совсем другой расклад игры.

Фигуру, что должна была выступить на доске от меня, выбирал очень тщательно. Тут важно всё: от реальной силы до того, что она может символизировать. И вот против молодой эльфийки в игру вступила такая же молодая дракона. Изящное и вместе с тем надёжное решение. Что может быть проще? Слетать туда, отобрать жёлудь у остроухой, вернуться назад и бросить его во врата Хаоса.

Уговорить кандидатку оказалось совсем просто. Я ей даже ничего не обещал, в конце концов, это её горы в опасности! Ну получит возможность избежать последующих рассказов, что эльфы сумели то, чего не смогли драконы. Ну сделает работу и ещё мне должна останется. А иметь дракона в должниках полезно даже богу.

Вот только рано я обрадовался такому лёгкому решению. Нас с драконой ждал неприятный сюрприз. Она так вообще еле хвост унесла. Это Древо не таким простым оказалось и смогло защитить свою избранную. Никто, кроме той эльфийки, не мог взять жёлудь с кристаллом в руки или завладеть им любым другим способом. Мало того, он ещё являлся мощным защитным амулетом.

Планы пришлось срочно менять, вернее, использовать запасной. Нельзя отобрать, значит, поможем. Дракона получила задание охранять эльфийку. Не понравилось ей такое, но сама виновата, раз не смогла справиться с первым предложенным вариантом. Я ведь ей с самого начала предлагал попробовать обман и, если не получится, применить силу. Так ведь нет, понадеялась на своё превосходство.

Приняла человеческий облик, а я ей подкинул артефакт, позволяющий скрывать свою истинную сущность. Сколько-то очков в игре она мне таким образом всё равно заработает и ещё в большем долгу останется.

А я решил подстраховаться и нашёл для избранной ещё одного защитника. Паладина из другого мира (местных мне всё равно не удалось бы уговорить). Только в результате разной скорости течения времени в разных лепестках веера миров произошёл сбой и тот попал не после неудачного нападения драконы на эльфийку, а до него. Ну да ладно, так даже лучше получилось.

– Кир! Выручай! Нужна твоя помощь.

Вообще Света была моей первой самой светлой любовью, и если просила помочь, старался ей не отказывать. Вот только когда она в прошлый раз позвонила точно так же, оказалось, что её новый приятель ввязался в какие-то разборки с бандитами. От меня требовалось ни много ни мало как засесть на чердаке с оптикой (к счастью, объективом, а не прицелом) и запечатлеть всё в качестве доказательства. Прямо «нет» я ей тогда не сказал, но звонок в полицию решил проблему куда лучше. Правда, кроме тех бандитов задержали и того придурка, который додумался втянуть девушку в свои грязные дела, но туда ему и дорога.

– И что на этот раз? – спросил я.

– Помнишь, ты во дворе построил пиратский корабль? – начала издалека Светлана.

Помнить-то я помнил. Простыни, натянутые на каркас из досок, вряд ли могли хоть каким-то боком касаться каких-либо разборок очередного её друга, и я стал слушать дальше с куда большим энтузиазмом.

Оказалось, что она от своей консерватории участвует в студенческом карнавале и у организаторов колонны от нашего города возникли проблемы с кораблём. Идея была красивая: из военного грузовика сделать пиратское судно. С дислоцированной в городе договорились, и техника была предоставлена, ткань на обшивку тоже закуплена, даже кто-то настоящий корабельный колокол из дома приволок… А вот как всё это собрать вместе, никто не представлял. Всё ж гуманитарии. Факультеты искусств и журналистики городского университета, а также консерватория занимались организацией мероприятия. Сценарий написать и прочих идей понапридумывать, согласен, тут они вне конкуренции, но чтобы потом их руками в жизнь воплотить, уже не очень.

Согласился приехать в универ посмотреть, что да как, больше из желания ещё раз увидеть Свету, чем из любви к кораблестроению. Прежде всего объяснил двум парням с последнего курса режиссуры, которые были там главными, что если взять военный «Урал» и намотать на него рулон ткани, то получится рулон ткани, намотанный на грузовик, а никак не пиратский корабль. Неважно, из чего строится судно, стали, дерева или ткани, технология остаётся той же: делается каркас и на него крепятся детали обшивки. А сваркой, гвоздями или иголкой с ниткой – дело десятое.

Режиссёрам, в общем-то, было без разницы. Главное, нашёлся человек, который взялся выполнить работу. Меня вывели во двор, где уже стоял «Урал», валялись какие-то доски и сломанные парты, выделили в помощники вечно пьяных университетских слесаря с плотником, ещё двух студентов и Светку в придачу. Они хоть и гуманитарии, но прекрасно поняли, что сам корабль без девушки меня интересует постольку-поскольку.

Слесарь с плотником оказались толковыми помощниками, только, что такое бутафория, не понимали и крепления для мачты из уголков варили так, будто она действительно всю машину потом тащить будет. Им сам ректор приказал помогать, а студенты ещё бутылку поставили, так что они горели желанием и энтузиазмом. А вот крепление для рынды, тоже сваренное из уголка, оказалось весьма кстати. Корабельный колокол пусть и небольшой, но всё равно тяжёлый.

Идею с парусами из простыней я отмёл сразу.

– Почему? – удивилась Света.

– Смотреться будет просто убого, – честно ответил я.

– Но без парусов тоже плохо, – настаивала девушка.

Как оказалось, постельное бельё она же из дома и принесла, а теперь получилось, зря. Что совсем без паруса плохо, я и сам понимал. Разрезал на несколько кусков верёвку, зарифил то, что имелось, и привязал к рее в уже сложенном виде. Получилось совсем недурно. И парус есть, и то, что это простыня с пододеяльником, не видно.

В общем, корабль мы к вечеру построили. Потом разобрали, и я согласился ехать с ними на следующий день в областной центр, чтобы опять всё собрать.

В автобусе, который выделил университет, все студенты были со мной предельно вежливы и предупредительны. Оба режиссёра и их помощники постоянно интересовались, всё ли у меня хорошо и не надо ли что-нибудь. Было очень странно, тем более что на почтенного старца я не походил. Таких студентов ещё не встречал, и то, что большая их часть с факультета искусств, ничего не меняло.

– В чём дело? – спросил сидящую рядом Свету.

– Почему все такие вежливые?

– Ааа… – поняла девушка. – Этот корабль – гвоздь программы. Он уже полгода как вписан в сценарий и давно утверждён. Но никто из нас даже не представлял, с какой стороны его начинать строить. И вдруг в самый последний день нашёлся человек, который не только пообещал (обещали многие), но и сделал.

– Всего-то?! – удивился я.

– Не скажи. Мы уже смирились, что окажемся в аутсайдерах, а теперь имеем реальные шансы на победу. Ты знаешь, какой приз?!

– Нет, – честно ответил я.

Да и откуда мог знать? Я довольно приблизительно представлял, куда мы вообще едем и что это за мероприятие. Исключительно из обрывков разговоров. Вот такая незапланированная поездка на выходные получилась.

– Тысяча литров пива! – торжественно объявила Светка.

– Ты моё отношение знаешь, – равнодушно ответил я.

Нет, к самому пиву я относился вполне положительно, а к массовому его распитию – строго наоборот. А тут тысяча плюс студенты. Гремучая смесь! Даже если выиграем, я пас.

– Тут важно даже не выпить, а вырвать у других, – настаивала на своём девушка.

Ага, так я ей и поверил.

Приехали на место, дождались колонны с военной техникой (оказалось, что студенты не на один «Урал» договорились) и принялись готовиться к карнавалу. Корабль я собрал довольно быстро (не один, конечно, а с помощниками). Все, кто не видел вчера, восхищались, а мне самому не нравилось. Чего-то не хватало, и это чувство не желало меня покидать. Увидел на другой стороне улицы магазин стройматериалов, и у меня возникла идея.

– Марьян, – обратился я к одному из режиссёров. – Как насчёт денег?

– Сколько? – неохотно спросил он.

– Понятия не имею. Видишь тот магазин? – указал пальцем, который имею в виду. – Там нужно взять большой баллон монтажной пены и маленький баллончик серебристой краски.

– Ааа… Хорошо, сейчас будет.

Он, видимо, сначала подумал, что я требую плату, о которой изначально не было сказано ни слова. А тут оказалось, что для дела нужно. Не поинтересовался даже, зачем именно. Уже через десять минут прибежал с требуемым. Даже удивительно, ничего не перепутал и принёс именно то, что я просил.

Расстелил прямо на асфальте газеты и начал формировать из пены задуманное. Вокруг быстро собралась толпа, всем было интересно, что же это я делаю. Жёлтой массе изоляционного материала на то, чтобы застыть, понадобилось совсем немного времени. На то, чтобы потом покрасить из баллончика, потребовалось и то больше.

И вот я стал счастливым обладателем двух больших якорей. Последний штрих, так сказать. Корабль действительно приобрёл завершённый вид. В кино такой снимать вряд ли можно, а с карнавальной колонной по городу пройтись уже не стыдно.

Постепенно вокруг нашей группы начали собираться личности, подозрительно напоминающие толкинистов. Пираты, стремящиеся встать под «Весёлый Роджер», ещё понятны, а эльфы как-то не очень.

– Они и есть, – ответила Света. – Массовка. Вообще-то мы только пиратов звали, но и против прихода остальных не возражали.

Корсары с флибустьерами там действительно преобладали. Я сам насчитал не меньше десятка Джеков Воробьёв (тех, что хоть немножко похожи). Но и всяких рыцарей и прочих эльфов с гномами тоже хватало. Вот один из последних ко мне и подошёл (не гном, а рыцарь).

– Привет, Кирилл! Выручай! – начал вроде как на вид знакомый парень.

Что-то слишком часто ко мне в последнее время обращаются с подобными просьбами. Это был Андрей (или Александр?). Точно не помню, давненько не виделись.

Как-то довольно давно у нас во дворе по ночам стали раздаваться странные выкрики и удары дерева о дерево. Или скорее поздно вечером, но уже в темноте. Выяснилось, что это ролевики облюбовали заросший травой участок для своих тренировок. У родственника одного из них был рядом гараж, где они хранили свою амуницию.

Больше раздражали не сами бои, а постоянные споры о тяжести теоретических ранений. Однажды, поздно возвращаясь домой, застал компанию именно за этим делом и предложил использовать гантели. Увидел недоумение на лицах, объяснил концепцию своей идеи. Задели тебя в руку – пристегнул к тому месту ремень с прикреплённой к нему гантелей и продолжай бой. Для кого-то неудобно болтающаяся пятикилограммовая дура окажется непреодолимым препятствием, а другой и дальше сможет махать мечом, пусть и не так активно. В общем, всё как и при настоящем ранении, один терпит и дерётся, другой опускает руки.

Идея им неожиданно понравилась, была использована, а меня с тех пор считали своим. Неоднократно предлагали присоединиться, но я всегда отказывался. И вот теперь опять.

– Гантелей у меня с собой нет, – пошутил я.

Но, к сожалению, им нужны были не грузы, а я сам.

– Тут такое дело, – рассказывал Андрей. – Сашка, гад, не приехал! Ещё вчера клялся, что будет обязательно, даже вещи мне в багажник сложил, а сегодня звонит, говорит, «не могу». А нам без паладина никак, половина отыгрышей на него завязана.

– Не умею! – сразу ответил я. – И подозреваю, «наливай и пей» тут не подойдёт.

– Тут всё ещё проще, – стал убеждать меня Андрей. – Ничего уметь не нужно. Никто не собирается заставлять тебя делать Сашкин отыгрыш. Достаточно просто пройти вместе со всеми в костюме паладина. Нам необходим сам факт присутствия.

Не знаю как, но ему удалось меня уговорить.

«Костюм» паладина оказался ещё тот. Я даже сделал предположение, почему Сашка «не смог» приехать. Увидел бы я это сразу, точно не согласился бы. Наверное, поэтому Андрей меня и отвёл к багажнику только после того, как я опрометчиво дал обещание.

Меч почти с меня ростом. Хорошо хоть, из какого-то лёгкого дерева, выкрашенного серебрянкой. Кираса и шлем были вырезаны из старого линолеума и выкрашены той же краской. Тут нужно сказать, что кто-то потратил на их изготовление немало времени и много старания. Издалека они даже прилично смотрелись. А вот кольчуга, торчащая из-под всего этого, была сплетена из колечек, за которые открывают пивные банки. Обычной телогрейки в качестве поддоспешника не выдали, и то хорошо – лето ведь на дворе. По легенде выходило, что поддоспешник магический, в силу чего не обязан быть очень толстым. Вся остальная амуниция была намного хуже.

Ожесточённый спор возник только из-за фотоаппарата, который я повесил на шею поверх доспехов. После безуспешных попыток переубедить ролевиков просто выставил ультиматум:

– Или это магический артефакт, позволяющий сохранять изображения для последующего показа церковному начальству, или я с вами не играю!

В общем, никуда не делись, согласились на фотографический, в смысле магический, артефакт. И, кстати, почему бы такому не существовать на самом деле? Ему ведь много других применений можно найти, кроме начальства.

Когда карнавал подошёл к своему логическому концу, в смысле к городскому парку с летней эстрадой, где и должно было произойти самое главное, а именно раздача слонов и тысячи литров пива, ко мне подошёл довольно странный ролевик. Во-первых, дядя был явно не в том возрасте, а во-вторых, его одежда, выглядывающий край кольчуги, меч на поясе, вообще всё до самой последней мелочи не вызывало подозрений в бутафории. Ведь даже самым лучшим и придирчивым реконструкторам не удавалось достичь подобного эффекта, а тут сто процентов всё было настоящим.

– Я Арагорн, – представился странный субъект.

– Банально, – ответил я.

Собеседник явно удивился. Такой реакции он точно не ожидал.

– Затратить столько средств и времени на костюм с оружием и придумать такое неоригинальное имя.

– Но это моё настоящее имя, – ответил он после секундной паузы.

Что я мог на это сказать? Правильно, ничего. Хочет быть Арагорном? Что ж, пускай им будет, только лучше, если подальше от меня.

– Мне нужен паладин, – продолжил собеседник оправдывать мои худшие опасения.

– Разве я похож на паладина?

– Внешность часто бывает обманчивой, – ответил Арагорн, – Важнее то, что у нас внутри.

– Там похож ещё меньше, так как не имею даже такой маскировки, – указал я на бутафорские доспехи. – Далеко не святой и даже неверующий, а паладину, насколько я знаю, без этого никак.

– Не скажи, Кирилл, – загадочно улыбнувшись, ответил собеседник. – Внутри ты куда больше, чем снаружи. Попросила подруга, которую ты давно не видел и которая тебя не раз подводила, и пришёл на помощь. Попросил едва знакомый человек, и ты тоже помог. Готовность помочь – вот главная черта настоящего паладина, а вера легко приходит вместе с богами. Уж можешь мне поверить, я знаю!

Меня настолько удивило, что незнакомец знает моё имя и последние события, что я воспользовался советом о том, что с сумасшедшими нужно соглашаться. Хотя куда мудрее было бы вспомнить о том, что не стоит разговаривать с подозрительными незнакомцами.

– Ладно, уговорил, буду паладином.

Арагорн ещё более загадочно улыбнулся, и следующее, что я увидел, был атакующий дракон.

Последний, как выяснилось, пикировал вовсе не на меня, а на кого-то находящегося чуть правее и сзади. Когда я повернулся посмотреть, кому же не повезло больше, чем мне, дракон уже спустился достаточно низко и плюнул пламенем. Сжавшаяся от страха фигурка должна была превратиться в пепел, но этого не произошло. Вокруг неё образовался полупрозрачный, светящийся зеленоватым кокон, непроницаемый для драконьего огня.

Пламя, стелясь по земле, потекло в разные стороны. Слишком поздно я понял, что нахожусь чересчур близко и мне его тоже не избежать. Может, и хорошо, так как не успел испугаться. Когда хоть и теряющий силу по пути огонь докатился до меня, вдруг обнаружил, что тоже обладаю непроницаемым для него коконом, только не зеленоватым, а переливающимся разными цветами.

– Хоть что-то полезное получил, – произнёс я, выхватывая меч.

Зачем я это сделал, не представляю. Тут, наоборот, не за оружие хвататься, а бежать нужно было. Разве что предварительно эту здоровую дуру выбросить, чтоб не мешала. Стоило об этом подумать, и я обнаружил, что держу в руках вовсе не деревяшку, а настоящее оружие. Форма у клинка осталась прежней, а вот размер явно изменился. В меньшую сторону. Не сильно, но заметно. И вес… Хотя нет, вес вроде бы остался прежним, столько должна весить не сталь, а лёгкая древесина. А баланс поменялся. Меня удивил факт, что я точно знаю, каким должен быть этот самый баланс у меча и что это вообще такое, ведь до сего момента ни одного настоящего в руках не держал. Ещё обратил внимание, что всё лезвие покрывает узор, присущий булату или дамасской стали (настоящий булатный нож в руках держать приходилось, ни с чем не спутаешь).

Получается, при переносе в другой мир деревяшка превратилась в настоящее боевое оружие, а «узоры», образовавшиеся от потёков и неровностей при покраске, трансформировались в рисунок, присущий дорогой стали. Если перенёсшему меня сюда я зачем-то нужен, то с его стороны естественно снабдить средствами выживания, а не оставить с бутафорией.

Пока разглядывал меч и размышлял над его изменениями, не заметил, что уже со всех ног бегу, только не прочь, что было бы логично, а к дракону. Сложилось такое впечатление, что у меня в голове сидит ещё кто-то, знающий, что нужно делать. В другой ситуации я, может, и воспротивился бы, но сейчас попытка что-либо изменить могла стать фатальной.

Дракон уже понял, что, плюясь огнём, свою жертву точно не достанет, и спустился на землю. В голове тут же всплыло знание, что так и есть. Зелёное свечение смогло спасти от волшебного пламени, а от простого физического воздействия столь эффективным уже не будет. Дракон всё-таки не кролик, и сила с массой у него даже без магии многого стоят. Во всяком случае, мои собственные ауры паладина действовали именно по такому принципу. Надёжно защитят от любого магического воздействия, почти так же надёжно от физического, произведённого посредством магии, и хуже всего от чисто физической силы.

«Если это действительно так, то с какой стати я сам лезу в драку с драконом?» – спросил, обращаясь скорее ко второму «я», чем к себе.

Но если оно у меня и было, то предпочло промолчать. Я (или всё же мы?) уже стоял между медленно передвигающимся по каменистой поверхности драконом и его жертвой. Однако эта медлительность оказалась обманчивой. Зверь резко прыгнул в мою сторону. Каким-то чудом я увернулся от когтистой лапы, потом подпрыгнул, уходя от удара хвостом, потом ещё раз отскочил в сторону, и, наконец, третий прыжок, уже для ответного удара.

Откуда у меня появилась такая прыть или, наверное, правильнее прыгучесть, я не понимал. Вложить в голову знания – это одно, а придать телу умения – совсем другое. Однако времени размышлять не было совершенно, дракон взвыл от боли и отскочил в сторону. Потом, то ли повинуясь инстинкту, то ли сознательно, взмахнул крыльями и взмыл в воздух.

Ещё бы! Меч паладина – это не только ценный меч, в смысле очень дорогая сталь. Он вообще бесценен, так как обладает божественной силой, полученной при освящении в храме. И если эти же силы, которыми оперируют паладины с помощью аур, почему-то не действовали на местных драконов при бесконтактных атаках, то прямые удары мечом давали результат. И нанесённая сегодня рана ещё долго не заживёт, какой бы живучей ни была сама тварь, в этом я был абсолютно уверен, хотя и не знал, откуда появляется новая информация в голове.

Летающий ящер, видимо, собирался повторить атаку с воздуха, но неожиданно запнулся, будто получил невидимый удар, и полетел кувырком. Потом ещё раз и ещё. Почувствовав творимую у меня за спиной магию, я резко обернулся.

Позади уже стояла вовсе не укутанная в сливающийся с камнем плащ цвета серого с хаки фигура. Несгорбившаяся или скорее сжавшаяся и дрожащая от страха, какой я её увидел в самом начале. Плащ был сброшен, и под ним оказалась светловолосая, коротко стриженная девушка то ли в коротком платье неярко-зелёного цвета, то ли в подпоясанной рубашке с неровным в виде крупных листьев низом, образующим короткую юбку с разрезами. На ногах у незнакомки были высокие, ещё менее ярко-зелёные сапоги без каблуков, доходящие почти до самого края юбочки.

Источник:

thelib.ru

Князев М. Паладин мятежного бога в городе Казань

В нашем интернет каталоге вы имеете возможность найти Князев М. Паладин мятежного бога по разумной цене, сравнить цены, а также посмотреть похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт России, например: Казань, Уфа, Новокузнецк.