Книжный каталог

Сергей Аскетин На свободу!

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Перед тем, как издать эту книгу, автор из-за некоторых ошибок хотел переписать ee, но потом решил оставить ее такой которой она была написана изначально. Так как те переживания, которые были вложены в каждую букву, строчку, предложение написанного в то время рассказа, были настолько искренни и отзывались болью в сердце, что рука автора не поднялась вносить какие-либо изменения по прошествии времени!

Характеристики

  • Вес
    585
  • Ширина упаковки
    145
  • Высота упаковки
    10
  • Глубина упаковки
    205
  • Автор
    Сергей Аскетин
  • Тип издания
    Отдельное издание
  • Тип обложки
    Мягкая обложка
  • Произведение
    На свободу!

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Аскетин С. На свободу! Аскетин С. На свободу! 172 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Сергей Аскетин На свободу! Сергей Аскетин На свободу! 179 р. ozon.ru В магазин >>
Сергей Фомичёв Марсианская крыса Сергей Фомичёв Марсианская крыса 32 р. litres.ru В магазин >>
Творческий коллектив шоу «Сергей Стиллавин и его друзья» Почему мужчина боится близости? Творческий коллектив шоу «Сергей Стиллавин и его друзья» Почему мужчина боится близости? 49 р. litres.ru В магазин >>
Карина Шаинян Свободу фаннигемам! Карина Шаинян Свободу фаннигемам! 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Сергей Рохленко Две дороги в Вольфсбург Сергей Рохленко Две дороги в Вольфсбург 80 р. litres.ru В магазин >>
Сергей Нуртазин Русский легион Царьграда Сергей Нуртазин Русский легион Царьграда 149 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

На свободу! Сергей Аскетин

Сергей Аскетин На свободу!

Все очень просто! Поживите тридцать шесть лет, восемнадцать из них поработайте. Обустройтесь вдали от родины, в чужой стране, и пускай этот самый чемодан попылится у вас в шкафу. Купить полную версию вы можете у нашего партнера.

Скачать бесплатно книги в форматах fb2, epub, pdf, txt, rtf. А в этот чемодан перед отъездом соберите все, чем вы дорожите, и что хранит память вашего прикосновения. Артемий троицкий back in the ussr в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для ipad, iphone, android и kindle.

А потом, через несколько лет, совершенно случайно достаньте его и откройте! Вот и весь совет. Русские эмигранты спросили его я оглядел пустой чемодан. Каждая вещь из него частичка памяти, небанальная история. Перед тем, как издать эту книгу, автор из-за некоторых ошибок хотел переписать ее, но потом решил оставить ее такой, которой она была написана изначально.

Скачать книгу на свободу автор сергей аскетин в fb2 txt Скачать книгу на свободу! Автора сергей аскетин в форматах fb2, txt, epub, rtf, html, mobi коллекция бесплатных книг в электронном варианте. Сергей аскетин - биография список книг отзывы читателей Все об авторе сергей аскетин - биография, книги и интересные факты. На readly вы можете прочитать все самое интересное о книгах сергей аскетин. Наиболее популярными книгами автора являются - на свободу, ,.

Источник:

felix.iq-metr.ru

На свободу! Сергей Аскетин

Библиотека Сибирский университет потребительской кооперации На свободу! Сергей Аскетин

Нарождающаяся зачастую именно имя и место рождения творит судьбу ведьмы. Ниже вы можете оставить отзыв о прочитанной или интересующей вас книге. Хотя, казалось бы, успешный программист, друзья женятся, заводят детей и переезжают за город, и только у джилли браун ничего не происходит.

Так как те переживания, которые были вложены в каждую букву, строчку, предложение написанного в то время рассказа, были настолько искренни и отзывались болью в сердце, что рука автора не поднялась вносить какие-либо изменения по прошествии времени! Книга рекомендована к прочтению протоиереем русской православной церкви, клириком московского храма сорока мучеников севастийских в спасской слободе, главным редактором православного молодёжного журнала наследник, духовником молодёжной организации молодая русь отцом максимом валерьевичем первозванским! Возможно, эта книга будет не интересна людям, которые общаются и проводят свое время в нормальных, цивилизованных социальных кругах. Глеб многое повидал на своем веку он прошел войну и не понаслышке знает, что такое предательство. А этого увлечения, к сожалению, сейчас много, и оно не уменьшается, а, к сожалению, стремительно прибавляется.

Книга повествует о том, что творится внутри этого мира. На севере цивилизация дошла до эпохи технической ратный фантастический боевик от автора бестселлеров позывной колорад и диверсант 1. Великая империя руссо-пруссия союз немецкой исполнительности и российской каждая новая книга брэдбери, великого мастера, классика американской литературы, величайшее среди нерушимых законов новой зоны есть и такой все старые дела остаются за периметром. Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20 текста).

Сергей аскетин на свободу электронные книги Рекомендуем почитать похожие книги на сергей аскетин на свободу! Павел михалицын. На свободу! Сергей АскетинНа свободу скачать fb2 pdf epub rtf txt читать Сергей аскетин на свободу! Скачать бесплатно книгу в форматах fb2, pdf, epub, rtf, txt с портала.

Источник:

remy.vector-pc.ru

Читать книгу На свободу! Сергея Аскетина: онлайн чтение - страница 1

Текст книги "На свободу! - Сергей Аскетин"

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Сергей Аскетин

Книга написана в 2009 г.

Возможно, эта книга будет не интересна людям, которые общаются и проводят свое время в «нормальных, цивилизованных» социальных кругах. Она больше рассчитана на людей среднего и ниже среднего уровня сознания и мышления – на тех, кто увлекается криминальным миром. Книга повествует о том, что творится внутри этого мира. А этого увлечения, к сожалению, сейчас много, и оно не уменьшается, а, к сожалению, стремительно прибавляется.

В своей книге я хочу передать, исходя из реальных событий, все то, к чему обычно ведет такое увлечение и свойственная этому жизнь, если в ней не остановиться. А остановиться ой как трудно и без внутреннего духовного делания совершенно невозможно!

В книге будут использоваться прозвища и слова из криминального жаргона, пояснения которых я решил размещать рядом в скобках.

Эмоционального читателя я попросил бы быть поосторожнее с тем, с чем он столкнется во время чтения. В книге описывается много психологически негативных и страшных сцен.

Ну что? Вы готовы cоприкоснуться с внутренним миром человека-убийцы?

Тогда, как говорится, с Богом!

– В жизни есть сильный инстинкт, аналогичный инстинкту выживания, и этот инстинкт – инстинкт свободы, – так говорил мой брат, когда у него закончился тогда еще первый срок его отбывания в местах лишения свободы. И он был освобожден и вернулся домой.

Мы были тогда еще совсем молодыми – нам было всего по двадцать лет.

– Какие наши годы?! – говорили мы. – В жизни нужно успеть сделать все! Свою жизнь нужно прожить так, чтобы не было больно за бесцельно и впустую прожитые годы и даже дни! Бери от жизни все! – так говорили мы, общаясь и приводя друг другу отрывки из произведений великих классиков, которых мы тогда не читали, смешивая их с отрывками из рекламы, а также многое брали из философии. В тот момент нам казалось, что все в наших руках и весь мир у наших ног. – Жизнь дана для того, чтобы получать как можно больше в ней наслаждения и удовольствия! – Эти «мудрые слова» до сего дня в моих мыслях и сердце, но тогда я понимал их совсем иначе. И все время вставал вопрос: что такое наслаждение?

Как будто вдалеке чуть слышно ударил колокол! – Откуда он здесь? Наверное, показалось. – Одиночка, камера, опять пересылка. – Что они, не могут меня в одном месте оставить? – возмущенно рассуждал я про себя. – Привезли меня куда-то. Нет, чтобы меня оставить, и я пребывал бы в одном месте. Что медлят пацаны? Что они, не могут найти человека, который мог бы все устроить? Я катаюсь уже шесть месяцев! Что они, не могут дать денег, чтобы меня освободили как бы по состоянию здоровья? Или же сделать так, чтобы меня просто забыли? – Мол, того, умер и все, нет его! Почти шесть месяцев мурыжат они мне мозги< Говорят не точно.>. Вся эта неконкретность она меня уже достала! Теперь еще новая тюрьма! Шалтуй (Алексей А.) мне сам говорил, что подожди, не много, мы все сделаем. – Ну и что, где они? Где они, эти дела? Не пойму, у них что, бабок < Денег.>нет? Или они что, думают меня здесь оставить? Или думают, я тут что, всю жизнь должен париться< Пробыть.>? Все это так мне уже надоело! Все это меня так уже достало! – говорил я, рассуждая как бы сам с собой, надеясь на своих друзей. – Эта камера новая, куда они меня еще привезли? Герасим (Игорь Н.) говорил, что здесь хозяин < Начальник тюрьмы.>хороший, ему забашлять< Подкупить.>, и он все устроит. – Ага, только что он устроит? Завтра скажет – иди?!

На таком лексиконе я разговаривал тогда в надежде, что все уже скоро прекратится и меня выпустят на свободу. Тогда я не знал, что меня ждет и что со мной случится. Тогда я себе не мог вообразить и не мог представить, что свободу я увижу совсем нескоро, а точнее, что я ее не увижу уже никогда. Что срок мой очень большой! Что срок мой – пожизненное заключение!

Когда я узнал об этом, вернее, я знал это еще тогда – после суда, но поверить в то, что ничего изменить нельзя, я не мог. Точнее, об этом я стал догадываться, когда почувствовал, что все то, что я жду и что моя надежда на скорое освобождение – есть всего-навсего лишь плод моего воображения, когда я стал понимать, что все, на что я надеюсь – есть просто моя нелепая мечта. Я чувствовал, что круг моих тогда еще друзей становится все меньше и уже. Когда я почувствовал, что моих возможностей что-то сделать, чтобы жизнь в камере была приблизительно как на свободе, становится совсем мало, я стал чувствовать себя все больше и больше заключенным и одиноким.

В момент, когда меня перевели в эту тюрьму и, пребывая здесь, я стал наблюдать, что не так уж все и гладко и с начальником тюрьмы, как говорил на то время мой друг Шалтуй. Чуть позже, как меня перевели в эту тюрьму в связи с определенными обстоятельствами, я стал замечать за собой что-то неладное. Я чувствовал, что мне нужно обычное общение. Стал замечать за собой, как я хожу по камере или просто лежу, или сижу и при этом разговариваю сам с собою, размахивая руками. Я вспомнил, что в этом случае кто-то рекомендовал, чтобы не сойти с ума, нужно чем-то заниматься: читать книгу, рисовать или писать, в общем, что-то нужно делать. Во время изначального моего пребывания здесь я мог, открыв шленку< Чашка или котелок для еды.>, которую молча мне ставили в окошко для приема пищи, обнаружить в ней бутылку хорошего вина или что-нибудь еще, как будто бы случайно здесь оказавшееся. Поначалу этому способствовал мой тогдашний друг Шалтуй. Иногда, открыв крышку у шленки, я мог обнаружить завернутый в фольгу героин. Доходило дело и до того, что Леха раз в две-три недели приводил женщин. Было поначалу как будто бы все хорошо! Сначала казалось, хоть это и тюрьма, но и здесь для меня все эти обычные удовольствия были в своей полноте возможны. Меня как бы выводили на очную ставку в отдельный кабинет. Там мы и виделись с ним, празднуя как бы встречу, и как бы отдыхали вместе с женщинами. Это длилось приблизительно месяца четыре до тех пор, пока что-то не случилось с начальником тюрьмы, а точнее, из газет, которые мне приносили в камеру, я прочитал, что у него случились в связи с проверками какие-то неприятности, и он подал в отставку. А дальше начало происходить непоправимое и на первый взгляд ужасное…

Журналы и свежие газеты в камеру мне приносили каждый день, но на самом деле я очень редко их читал, даже когда еще был на свободе. Какие-то новости я мог слышать или по телевизору, или случайно от кого-то, да и если быть до конца честным, то они меня особо и не интересовали.

В голове неизвестно что. Я здесь в тюрьме, но живу я тем миром, который есть вне ее. Каждый мой день проходит мысленно на свободе.

– Извольте, но я здесь уже больше полугода, и мой приговор – пожизненное заключение! – беседовал я, как бы рассуждая сам с собой.

– Постой, может быть, и правда уже совсем ничего сделать нельзя? Пацаны меня кормят какими-то завтраками, – Мол, того, подожди еще чуть-чуть, скоро все изменится.

– Но постой, – опять продолжал я, если бы что-то могло измениться, то я или был бы уже на свободе, или у меня были бы условия более лучшие, но?!… Но условия становятся все хуже и хуже. Моя жизнь в этих застенках становится все менее и менее свободной. У меня появляется все больше ограничений.

– Постой! – опять в голове у меня кружилось это слово. – Так, может быть, вообще, уже ничего сделать нельзя? Шалтуй – мой друг, и несмотря на это, у него возможностей для меня что-то сделать становится все меньше и меньше. Интересно, что он сейчас делает? Опять, наверное, спит до двенадцати? Потом в тяжелых и долгих раздумьях о том, чем ему нужно сегодня заниматься? Потом до вечера будет трепаться по телефону или поедет кого-нибудь разводить< Получать от кого-нибудь выгоду для себя.>. Проколотит < Совершит.>не то понты< Похожую на реальность ситуацию.>, не то правду где-нибудь скажет, какую-нибудь выгоду тем самым себе зашибет< Выгадает.>. И так почти у него каждый день с момента, когда он проснется, и до вечера. А вечером, наверное, опять или в кабак < Клуб.>забурится< Уйдет.>, или в казино. И опять просадит < Потратит.>деньги. А потом тем же вечером возьмет себе женщину или две, а то и больше. Покурит, нюхнет герыча< Героин.>, купит дорогое вино, снимет номер в хорошем отеле, и так у него проходит почти каждый день и каждый вечер. Интересно, а что дальше?

– Интересно, а как вообще некоторые люди, считающие себя нормальными, живут? Женятся, выходят замуж? Живут чисто< Правдиво.>, не отвисают< Получают наслаждение.>? Не выпивают, не курят? У некоторых даже нет женщин. Интересно, что они делают без женщин?

– А есть вообще монахи! Я даже слышал, что некоторые из них уходили в пещеры и там закрывались, и были там всю оставшуюся жизнь, и даже, кроме небольшого кусочка хлеба, ничего не ели.

– Ничего себе?! Считай, самих себя загоняли в одиночку, где нет света, и там были всю жизнь.

– Вообще смысл в этом какой?

– Даже хотя бы у этих, которые не в пещерах, а живут обычной семейной жизнью?

– Жить, не отвисая, иметь только жену, может быть, еще и любовницу, которая чуть красивее жены, зачем?

– Все они (женщины) хотят одного и того же.

– Что им нужно? – денег побольше, да еще кое-что потолще! вот что им нужно!

– А дети их, которые родятся, они что?

– Родятся, ухаживай за ними, ночи не спи, потом корми их, потом воспитывай, что бы они правильными выросли.

– Смысл, какой во всем этом?

– А где личная жизнь?

– Вот люди живут и находят в этом смысл жизни!?

– Они, наверное, не видали чисто < По-настоящему.>нормальной жизни?

– Жили, их с детства воспитывали: не делай того, сюда не ходи, нужно делать так. – Потом они выросли, пошли в институт, а кто работать, и что? И что дальше?

– А дальше где-нибудь и когда-нибудь увидал он ее – свою единственную и неповторимую, или она его, потом начали встречаться, ходить куда-нибудь.

– В театр, кино, музей, может быть. И вот, наконец-то, настал тот час, когда он увидел ее обнаженную. И все! – размяк, раскис, любить ее еще сильнее стал. И так все закрутилось у них, завертелась семейная жизнь.

– А на чем основана она?

– Этому, ее мужу, покажи красивую женщину, и все! Любовь сразу же у него перейдет на другую!

– А ей, его жене, денег побольше покажи, и все! – скажет она ему (мужу) – до свидания!

– Скучная жизнь такая, до ужаса!

– Не отвиснуть, не кайфануть, ничего. Она ему, если он что-то не то сделает, начинает высказывать. В общем, одни у них проблемы!

– Ну и зачем такая жизнь нужна?

– Но они на свободе, а я-то здесь!

– Что будет, когда я освобожусь?

– Первым делом отвисну по-нормальному!

– Первым делом, возьму Шалтуя и женщин, мне и ему и.

– Стоп, стоп! – только когда это будет?

– Я больше полугода уже здесь, а лучшего ничего так и нет, все эта тюрьма и камера.

– Слушай, – говорил я сам себе, – а не может быть, что я здесь действительно останусь пожизненно?

– Да нет, да нет! – сейчас должно уже скоро все наладится!

– Подожди, подожди! – продолжал я.

– Шалтуй, его уже долго нет, где он?

– Свободы все меньше и меньше!

– А может быть, действительно, я здесь останусь надолго?

– То есть насовсем, что ли?

– Да нет, все нормально будет!

– А что нормально-то?

– Шалтуй ничего сделать не может.

– Странно, но он здесь все меньше и меньше появляется. Может быть, они, мои друзья, забыли меня?

– Да нет, быть такого не может!

– А что, вдруг, если они и правда обо мне забыли?

– Подожди, а что, если и правда они уже не думают обо мне?

– И что? Что тогда?

– Так, подожди, они же ничего не теряют? Они опять могут жить своей жизнью.

– А я ради кого это все делал? Ради кого я валил < Убил.>этих быков? Ради кого я здесь?

– И что? Где же дружба тогда?

– Ты же сам рассуждал и пришел к выводу, что жить нужно, чтобы получать от жизни наслаждение. Ты же сам говорил себе, что карабкайся вверх, плюй на других и смотри, чтобы на тебя не наплевали. – Во мне как будто еще кто-то говорил?

– Ну и что? Это же не касается нашей дружбы?!

– Почему не касается? Вспомни себя?! Вспомни, когда вы, так сказать, отдыхали, если это вообще можно отдыхом назвать, выбирал себе самую лучшую из женщин?!

– Вспомни, как ты иной раз тому же самому Шалтую не оказывал помощи?! Вспомни?! Забыл?! – Так, какая же тут дружба? выходит, ее нет?! – А они, твои друзья, на свободе! Они знают, что ты здесь, в тюрьме, и знают, что ты не выйдешь уже отсюда… никогда.

– А зачем тогда они оказывают мне какую-то поддержку?

– А какую поддержку они оказывают тебе? Подумай? – продолжал говорить мне этот как бы другой образ. Они так, лишь делают вид. Ведь они с тобою многим связаны в твоей прошлой жизни. Ты вместе с ними делил нажитое, которое было взято несправедливым путем. Вспомни, как вы вместе выбивали деньги поначалу, как вы шантажировали их?! – Вспомни?! – Как они, твои друзья, могут забыть это? А вдруг ты их заложишь?

– А Шалтуй? – я как бы разговаривал с этим образом.

– Да он же еще молодой! – опять продолжил этот как бы образ. – А пройдет время и, если с ним ничего не случится, он забудет тебя.

– А убийство! Убийство же я ведь ради них совершил!

– Ради них? Подумай, чего ради ты совершил убийство? Ты убил человека, а точнее, людей. Ради чего ты убил их? – Подумай? – Ведь ты лишил жизни людей, а они тоже такие же люди, как и ты!

– Но эти же люди, ведь они столько плохого сделали!

– Плохого? – Вспомни, сколько ты сделал? Ты убивал Бишкека< Лидер группировки.>, думая, что он совсем уже обнаглел. – Вспомни, что ты думал, что его нужно только валить< Убить.>, иначе его ничто не исправит, и ты всегда будешь бояться его, пока он ходит еще по земле, говорил ты. Помнишь? Что ты боялся? Что?

– Ты боялся, что он будет с вас, с вашей группировки, которая на самом деле не стоит и гроша, так как в ней нет настоящей дружбы, ты боялся, что он будет брать дань с вас. Ты вспомнил, как опустили < Унизили.>Кучкура за то, что он противоречил авторитету и не отдал ему вовремя долг? Ты вспомнил это? А помнишь, как ты не захотел с ним быть прежним другом? Помнишь? Хотя Кучкур (Александр П.) был твой так называемый хороший товарищ, почти друг. Помнишь? Почему же ты с ним тоже перестал общаться, как прежде? Почему? Значит все друзья твои – обычная шайка, которая не поддерживает друг друга?! Ты и после того, как завалил Бишкека, называл его помойником. Вспомнил?! А что касается Бишкека, так он и так нашел бы себе проблемы. Ты же видел, что у него нет мира ни с кем, даже в собственной семье. Жена его живет с ним только потому, что боится его. Подумал?! И подумай так же, что дальше было бы с тобой, если бы тебя не нашли правоохранительные органы. Что дальше было бы с тобой, что?

– Что? – вдруг я как бы вмешался в свой же разговор. – А ничего.

– Ты, а точнее, ваша шайка собирала бы ваши нечисто заработанные деньги с людей, которые были бы злы на вас и даже если и улыбались бы вам, глядя в глаза, то в сердце все равно презирали бы вас и боялись.

– А женщины и красивая жизнь? – задал я вопрос своему образу.

– Что ты подразумеваешь под словом «красивая жизнь»? – спросил меня мой образ. – Женщины? Сколько у тебя их было? Вспомни! Ты не можешь вспомнить, потому что ты забыл их число. Ты сбился бы со счета, сколько их было у тебя, и где они теперь? Хоть одна к тебе пришла или навестила тебя? – Они любят деньги, – скажешь ты.

– Таких много, – скажешь ты, – и такие все!

– Но нет уж! Не все такие!

– Почему же не все? Все они такие!

– С чего ты взял? – спрашивал меня мой образ. Потому что тебе только такие и попадались? – Но они же так же, как и ты блуждают по этой жизни, часто видя в удовольствиях довольно-таки узкие масштабы, ограничивая свою жизнь только сексом и какими-то плотскими утехами. Но что с ними происходит? – Ты видел сам, когда проходит их горячая молодость. И ты также видел то, что даже когда молодость еще не прошла, а в самом разгаре, как такие девушки, желая горячего секса, начинают себе искать не одного, а двоих или троих. А потом вспомни, что с ними происходит? Вспомнил?! – А далее алкоголь, наркотики и суицид. – Вспомнил? – И все это за довольно короткий срок. Казалось бы, что такой молоденькой и красивой девушке не хватает в жизни? А вот и подумай, что ей не хватает?

– Любви? – подумал я. – Того единственного?

– Да! – ответил мне образ.

– Но любовь, она же так глупа и низка! – продолжал я рассуждать с образом.

– Кто тебе такое сказал, – я как бы услышал в ответ. – Кто тебе сказал, что любовь глупа и низка? Кто вообще это придумал, что любит только тот, кто слаб? Кто это придумал?

– Но ведь так больно, когда ты расстаешься с человеком.

– Больно? – спросил меня мой образ. – Что ты знаешь о боли? Ты вспоминаешь, когда ты первый раз расставался? Как ты влюбился совершенно случайно?

– Да! – ответил я сам себе.

– Еще в семнадцать лет мы вместе всем двором гуляли. Я тогда был до слез смешной и независимый.

– А почему? – задал мне вопрос мой образ.

– Наверно, потому что говорил то, что есть. Я не считал, что что-то нужно скрывать. А все смеялись, и она в том числе. Потом мы вместе шли и доходили до ее дома, а потом все расходились по домам.

– И что? – опять последовал мне вопрос.

– А потом случилось так, что все друзья ушли, и я пошел провожать ее один.

– Мне стало как-то неудобно? Я стал стесняться ее. Но вида не подавая, продолжал говорить какую-то ерунду.

– А почему ты стал ее стесняться?

– Наверное, потому что не знал, что нужно говорить девушке?

– А как ты думаешь, что ей нужно говорить?

– Я даже до сих пор этого не знаю, – ответил я своему образу. – Наверное, то, что она спросит?

– Ну а дальше что? – задал он мне вопрос.

– А дальше так было несколько раз, и я влюбился в нее.

– А дальше мне захотелось делать для нее что-то приятное. Я не знал тогда, что ей говорить. А чуть позже, весной, я стал ей дарить букеты цветов и почему-то стал все больше и больше молчать. Я не знал, что ей говорить и нес разную чепуху и вранье. Старался показать ей, какой я «крутой»< Имеющий связи и зарекомендовавший себя в мире человек.>.

– А дальше мне захотелось быть с ней, и я стал стараться быть там, где она. Ребята, видя это, да и она сама, стали надсмехаться надо мной.

– Я захотел быть выше их всех! Я стал становиться не тем, кем я являлся в самом деле. Мне было больно, когда она смеялась надо мной, и я иногда стал напиваться и накуриваться, чтобы мне было легче и чтобы забыться. Я стал думать, что девушки любят только сильных, так как ей стал нравиться тогда другой, более сильный, чем я.

– Я стал думать, что девушкам нравятся сильные мужчины.

– Да, но что значит, по-твоему, сильный? Может быть, ты стал подменять силу настоящую, которая от сердца исходит, на силу ложную, ответственность мужчины за слабый пол на силу, которая физическая или материальная? Ты начал путать силу с ответственностью! – Вот результат твоего заблуждения.

– Ну, в общем-то, да, это так! – я стал соглашаться сам в себе.

– А дальше что? – продолжал я спрашивать себя самого.

– А дальше женщины стали тебе казаться внутренне однообразными, которые только и хотят всего на всего одного – побольше денег и чтобы этот человек был «крут».

– А любовь? Разве она не прекрасна? Вспомни, ведь ты, как и многие, когда смотрели какой-нибудь фильм, где была любовная сцена, вспомни, какой восторг вызывало у всех то, что происходило на экране?! Где человек ради другого человека жертвовал собой, вспомни?!

– Да, но я это воспринимал, как сказку! – отвечал я образу.

– Как сказку? Но так ли это, если об этом многие мечтают?

– Когда ты в последний раз решил открыть себя и стать тем, кем ты являешься в самом деле? А она, эта Ольга (та девушка), что дальше стало с ней, посмотри? – Она ведь поняла, что многие неравнодушны к ее красоте, и что дальше стало с ней? Она вышла замуж, развелась, вышла еще раз, стала изменять со своими дружками. Почему? – А тот же самый результат, что и с постоянным желанием иметь все. А любовь отрицать, не любовь, та, кто ее потребляет, от человека, который ею любит, а любовь настоящая, та, которою они любят друг друга в постоянном пожертвовании друг другу, самим собою, – это и есть настоящая любовь!

– Ну и что? – ответил я. – Эта ее жизнь, и она заслужила того, чего хотела.

– А ты? Что ты от этого приобрел или потерял? И есть на то ответ. – Ты забыл о любви! Ты стал презирать любовь! Ты стал просто бояться любить! Именно бояться! А теперь подумай? – Ведь любая женщина на самом деле мечтала бы об этом – о чистой и откровенной любви! – Думаю, ты согласишься с этим?

– А теперь перейдем к Бишкеку, – продолжил я разговор сам в себе.

– Когда ты убивал Бишкека, чем ты руководствовался? Да будет ему по заслугам! Ребята тебе спасибо за это скажут, так ведь ты думал? ну так и где они, эти ребята? Да и кто ты такой, чтобы лишать жизни человека? И кто ты такой, чтобы забирать ее? Ты забрал не одну жизнь, ты забрал их больше.

– Ну и что! Он это сделал бы, не сомневаясь! – сказал я, как бы оправдываясь. – Я уверен, что он, Бишкек, это сделал бы нисколько не смущаясь, пускай даже что он сделал бы это и не своими руками.

– Бог ему судья! – я как бы слышал в себе эти слова.

– Почему Бог? – здесь же я стал как бы спорить сам в себе, и с образом. – Разве Он не нам дал землю? И поэтому справедливей будет, если мы будем судить.

– А ты кто такой, чтобы судить? – я как бы слышал в образе себя. – Бандит? Убийца? Разбойник?

– Ну и что! – я как бы опять оправдывался сам в себе, – я же это справедливо сделал!

– Справедливо? Ты уверен? Смотри правде в глаза. Ты убил Бишкека и с ним еще одиннадцать человек. И если они были с Бишкеком, то они такие же? ты уверен? А девушка? Девушка, которую ты убил в последнюю очередь, она что, такая же?

– Так, все! Хватит! – Я стал говорить сам в себе, а точнее, я еще тогда не мог понять, что со мной происходит, и я как бы разговаривал со своим образом.

– Ее лицо стояло передо мной. Я помню, как она смотрела на меня. Я помню ее последний взгляд, ее глаза, ее последний вздох, а после ее неживое тело. Надо же было этому запомниться! – думал я. – И не выходит ведь она из моей головы?

– Так что делать? – спрашивал я сам себя. – Шалтуй передавал неделю назад убойного герыча. Я взял, насыпал горстку и понюхал.

Понюхав героина и словив < Почувствовать.>приход< Начало действия.>, на некоторое время я расслабился, ушел ненадолго в небытие. Однако совсем через некоторое время я почувствовал снова потребность его. Мысли о смерти девушки не покидали меня. Я опять начал вспоминать, как она смотрела на меня, и в ее глазах было умоление. Она была в тот момент, как ребенок. Она была беззащитна и смотрела на меня, как ребенок, прося меня, чтобы я не убивал ее, как бы в этот момент она, безвинная, получает не заслуженное ей наказание. После выстрела ее ноги как бы подкашиваются, и она начинает опускаться вниз, смотря мне в глаза, как бы говоря мне: зачем ты это сделал со мной? Ведь ты уже этого поступка исправить не сможешь. – Она падает и смотрит мне с жалостью в глаза. И в этот же момент другой голос говорит мне: – добей ее, не жалей, жалость – это слабость! Добей, и ты станешь сильнее, ты привыкнешь убивать, и у тебя уже не будет жалости, ведь люди сильные, они именно такие, они не имеют жалости!

– Я помню, как я поднял пистолет и направил его ей в лицо. Зачем я это сделал, я сам не знаю. Я помню, как еще один внутренний голос говорил мне, – Выстрели ей в лицо! Изуродуй ее! Ты не будешь испытывать жалости, когда привыкнешь делать это! Ты будешь выше их всех, и тогда любая красота покорится тебе!

– Зачем я это сделал? О, Боже! Что со мной?!

– Я помню, как направил пистолет в нижнюю часть ее лица и выстрелил. Пуля вошла ей справа между переносицей и верхней губой.

– Голос продолжал говорить мне, – Добивай и смотри, как ты уродуешь ее, и привыкай к этому. Тебе подчинится вся красота! В задней части затылка фонтаном брызнула кровь.

– Голос продолжал говорить мне – Бей ее и не щади!

Я выстрелил еще раз, пуля попала ей в лоб, и с обратной стороны фонтаном брызнула, белая, густая, как краска, в виде сгустка жидкость, а точнее, это было похоже на загустевшие слюни.

– Голос продолжал говорить мне: – смотри и становись сильнее! Ты распорядитель всего в этом мире.

– Что за мысли? – как будто они не мои, как от них избавиться?

– Я уже двумя пальцами взял героин и поднес его к ноздре. Изо всех сил я вдохнул его. Такую дозу я не употреблял никогда. Более того, я знал, что такая доза может быть смертельной. Но мне нужно было отключиться и забыть все то, что я сотворил. И на какое-то мгновение я выключился, но было ощущение, что это были всего лишь минуты или даже секунды. Потом все опять стало возвращаться. Я понял, что я начинаю сходить с ума. Героина уже больше не было. Перед глазами еще стояла эта картина.

– Но она очень красивая была, – говорил я сам в себе. – Зачем я это сделал?

– Так нужно! – опять кто-то начал говорить во мне. Ты это сделал, чтобы утвердить себя!

– Перед кем? – спрашивал я сам себя.

– Ты должен был это сделать, чтобы делать все в своей жизни хладнокровно!

– Что хладнокровно? – спрашивал я в себе еще один неизвестный образ. – Убивать?

– Да, – отвечал мне неизвестный темный образ. – Ведь другие же делают это!

– Но мы ведь не знаем, хладнокровно ли они это делают? – говорил я с непонятным своим образом. – То, что мы видим в кино, не всегда так есть в самом деле! И вообще правда ли это, что в нем показывают? Вообще мы когда-нибудь вдумываемся? – А правда ли то, что люди совершают убийство и остаются спокойными? Мы видим только фильмы, вот и все, а как на самом деле, мало кто знает. – Вспомни, – говорил уже как бы тот первый образ, – людей, которые пришли с войны? они убивали, и какими они оттуда пришли? – Они, если и убивали, то убивали гораздо благородней, чем ты! А ты как убил? И кого ты убил? Ты убил человека, девушку, красивую.

– О-о-о, что со мной? Я схожу с ума! Заповедь, заповедь, ведь она не просто так дана! – Не убей! Это ведь еще издревле. Не убей!

Перед моими глазами была девушка, которая лежала в крови, с развороченным затылком, с мозгами, которые, как плевок отхаркивающего, были на полу.

Колокол! Опять вдали где-то раздался звук колокола. Откуда он здесь?

– Я вспомнил, что как-то в соседнюю камеру приходил, судя по громким крикам, врач. Тогда я еще не доходил до такого состояния, чтобы мне нужен был он. Мне даже тогда казалось, что тот, кто вызвал врача, косит < Притворяется.>для того, чтобы получить дозу наркотика. Но сейчас мне было не до этого. Я подбежал к двери и стал стучать, и кричать – Врача! Врача мне!

В коридоре была еще тишина. Я стал стучать и кричать еще громче – Врача мне! Врача!

Кто-то внутри меня продолжал мне говорить: – Ну что, продолжаем дальше?

Тогда я стал еще больше кричать и стучать в дверь: – Врача мне! Врача!

Я услышал, как кто-то подошел к двери камеры. Дверь открылась. Я увидел, как заходит врач и с ним два конвоира. Как по отработанной схеме они берут меня с обеих сторон за руки и прижимают к стене, поворачивая меня к ней лицом. Я слышу, как врач ставит свой металлический портфель на стол и начинает доставать из него, судя по звуку, целлофан. Потом я слышу, как ломается ампула, и мне уже вводят лекарство. Два конвоира держат меня, наклонив и задрав руки вверх. Укол. Что-то ударило мне в голову, и у меня потемнело в глазах.… Когда я открыл глаза, я не знал, сколько провел я времени, лежа на спине. Я чувствовал себя скованным, лежащим на ледяном полу.

– Что со мной? Я почти не могу двигать конечностями. Что происходит? Я спал? Нет? Сколько сейчас времени? Вообще что со мной?

Передо мной опять начал вставать образ этой девушки, которую я зверски убил. Она опять смотрит на меня. Передо мной опять та же картина: я посылаю ей пулю сначала в сердце, потом три выстрела в лицо. Белая масса с кровью в виде сгустка брызгами фонтана попадает на стол. Ее красивое лицо становится изуродованным, с выбитой сзади почти на треть черепной коробкой.

– Что со мной? Я схожу с ума? Как отогнать от себя эти мысли о ней? Не могу! Она не выходит у меня из головы. Наказание. Это наказание мне за то, что я совершил убийство! Ведь Бог запретил же убивать!

– Почему Он запретил убивать? – опять я стал задавать вопрос себе.

– Из-за этого, наверное?! – тут же последовал мне ответ.

– Но почему раньше это убийство не стояло перед моими глазами и не мучило меня так? – я опять задал вопрос образу во мне.

– Потому что я чем-то отвлекался, – ответил мне мой образ.

– Чем? – спросил его я.

– Казино, женщины, выпивка, наркотики, – ответил он мне.

– Но так ли это? – я переспрашивал в себе самом мой образ.

– Да, так! – отвечал он мне. – И это тоже грех! – продолжал он.

– Но в чем тогда весь смысл жизни? – спросил я его. – Вообще почему я о Боге стал думать? – опять я спрашивал в себе мой образ.

– А к кому же тебе еще обращаться? – ответил он мне.

– Но постой, ведь все же так и живут. Ведь все на вид нормальные люди живут так и берут от жизни все! – сказал я своему образу.

– А правильно ли это – брать от жизни все? – задал вопрос мой образ.

– Но ведь кто живет семьей, он же себя как-то ограничивает. Он же не видит все стороны прекрасной жизни с наслаждениями?! И я, я тоже далек от этого! – сказал я как бы сам в себе своему образу.

– Почему ты думаешь, что люди, живущие нормальной, семейной жизнью, ограничивают себя в прекрасной жизни с наслаждениями? – спросил меня мой образ.

– Да потому что те люди, живущие так правильно, они не вкушали всех тех прелестей и поэтому живут так скромно, не наслаждаясь ими! А если бы они вкусили эти прелести, то вряд ли захотели бы жить так скромно. У них началось бы постоянное желание наслаждаться всеми прелестями! – ответил я моему образу.

– Так что, они не наслаждаются? – спросил образ меня.

– Да, они не наслаждаются, потому что не знают настоящей нормальной жизни! Бог… Его придумали люди для того, чтобы были какие-то моральные принципы! – с возмущением ответил я моему образу, – и для того, чтобы с помощью этих принципов руководить людьми, – продолжил я.

– А зачем они нужны – эти принципы, и тем более для руководства? – задал мой образ вопрос мне.

– Да какой-нибудь неудачник решил это вынести на рассмотрение людям, чтобы все следовали этим законам, а он, этот неудачник, руководил бы всеми этими массами людей! – сказал я опять моему образу с возмущением.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Сергей Аскетин На свободу! в городе Тольятти

В данном каталоге вы всегда сможете найти Сергей Аскетин На свободу! по разумной цене, сравнить цены, а также изучить похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт России, например: Тольятти, Улан-Удэ, Новокузнецк.