Книжный каталог

Цель оправдывает средства. Меньшее зло

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Он скитается из мира в мир - и жаждет вернуться домой, в нашу реальность, а вернувшись - мечтает о новых путешествиях. Но теперь он, чудом избежавший гибели в ловушке Периметра и тяжело раненный, попал в мир беглецов и изгнанников - ученых, скрывшихся там от тайной полиции Анкивара. Здесь он узнал невероятное - Земля, как и приютивший его мир, - по-прежнему на прицеле "чужих". Защищаться - значит просто терять время. Необходимо атаковать! Но - как?! Закон выживания гласит: победа или смерть. Иного не дано. Уничтожь врага или погибни сам! Они это знают. Они - это пятеро друзей-землян, ведущих смертельную схватку за существование с могущественными врагами из других миров. Они умеют побеждать, им известно, что такое смерть. Но война сше не закончена. И сейчас их ждет битва с опытным и могучим противником. Он никогда не отступает. Он привык побеждать. У него огромное превосходство в силе. Но другого выхода у землян нет. Победа или смерть!

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Генри Лайон Олди Цель оправдывает средства Генри Лайон Олди Цель оправдывает средства 9.99 р. litres.ru В магазин >>
Никколо Макиавелли Государь (сборник) Никколо Макиавелли Государь (сборник) 199 р. litres.ru В магазин >>
Меньшее зло Меньшее зло 54 р. book24.ru В магазин >>
Фомичев А. Меньшее зло Фомичев А. Меньшее зло 142 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Игорь Ружейников Личная жизнь декабристов Игорь Ружейников Личная жизнь декабристов 49 р. litres.ru В магазин >>
Андрей Кивинов Роль второго плана Андрей Кивинов Роль второго плана 250 р. litres.ru В магазин >>
Александр Феликсович Борун Сны Бориса Александр Феликсович Борун Сны Бориса 0 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Цель оправдывает средства

Цель оправдывает средства. Меньшее зло

Узнать цену и наличие

Вы всегда можете уточнить на сайте продавца актуальную цену и наличие на товар "Цель оправдывает средства. Меньшее зло"

Описание товара

Он скитается из мира в мир - и жаждет вернуться домой, в нашу реальность, а вернувшись - мечтает о новых путешествиях. Но теперь он, чудом избежавший гибели в ловушке Периметра и тяжело раненный, попал в мир беглецов и изгнанников - ученых, скрывшихся там от тайной полиции Анкивара. Здесь он узнал невероятное - Земля, как и приютивший его мир, - по-прежнему на прицеле "чужих". Защищаться - значит просто терять время. Необходимо атаковать! Но - как?! Закон выживания гласит: победа или.. посмотреть полное описание о Цель оправдывает средства. Меньшее зло

Характеристики Рекомендуем также следующие похожие товары на Цель оправдывает средства. Меньшее зло Ты можешь быть исцелен! Авторский курс целителя. Истина внутри нас. Знание, которое исцеляет. Моделирование будущего. Избранные небом. Вертикальная воля (комплект из 5 книг)

Более подробную информацию о книгах, вошедших в комплект, вы сможете узнать, пройдя по ссылкам: "Ты можешь быть исцелен! Авторский курс целителя" , ..

Вирусапиенс

Изгнанный из человеческого организма, Вирус вынужден эволюционировать. Изменяясь сам, он изменяет мир, в котором оказался по воле людей, и объявляет войну..

Голова профессора Доуэля

Творчество Александра Романовича Беляева весьма обширно, и перу этого классика научной фантастики принадлежит немало литературных шедевров. В данный сборник..

Аэлита

Роман Алексея Толстого "Аэлита" по праву считается классикой отечественной фантастики. Впервые писатель обратился к этому жанру в самом начале 1920-х годов.

Безопасное общение. Магия и немного хитрости. Избранные небом (комплект из 3 книг)

Более подробную информацию о книгах, вошедших в комплект, вы сможете узнать, пройдя по ссылкам: "Безопасное общение. Магические практики для защиты от..

Понедельник начинается в субботу

Рабочие будни молодого программиста Александра Привалова полны хлопот и неожиданностей. Еще бы, ведь он работает в НИИЧАВО - Научно-Исследовательском Институте..

Источник:

detectivebookshop.ru

Цель оправдывает средства

Электронная библиотека

– Что у вас, третий?

– Датчики отмечают повышенный фон излучения в переходной области. Нарастание идет по арифметической прогрессии. Как при работе установки в режиме приема.

– Включите сканирование. Проверьте состояние перехода.

– Сканирование включено. Результат совпадает с показаниями датчиков. Установка фиксирует прием. К нам кто-то рвется.

– Понял, третий. Я докладываю командору, а вы ждите распоряжений. И приведите к готовности систему «сброса». Если почувствуете, что это вторжение, – включайте.

…Раскаты грома следовали один за другим с размеренностью метронома, заглушая своим грохотом все звуки в радиусе километра. Секунд за пять до очередного удара небо пробивала тонкая извилистая лента молнии, на миг озаряя все вокруг нестерпимо ярким светом. Ливень прогнал с улиц даже полицейские машины, заставив их прервать объезд участков и скрыться в гаражах.

В эту ненастную ночь столица напоминала брошенный после катастрофы город – пустые, освещенные слабым светом улицы, черные коробки зданий и полное отсутствие людей.

И только на восточной окраине неподалеку от огромных корпусов Института сопряженных пространств мелькали несколько десятков закутанных в плащи фигур. То и дело замирая и припадая к земле, они целенаправленно двигались к входу главного корпуса…

…Командир штурмового отряда Дюк Эгенворт бросил короткий взгляд на циферблат часов и оглянулся. За спиной сидели десять человек его группы. Все закутаны в черные непромокаемые плащи. Под ними темно-синяя форма, легкие бронежилеты и нагрудные сумки для боеприпасов. Под плащами спрятано и оружие – штурмовые карабины, пистолеты, гранаты. Только гранатомет один из бойцов держал в руках, укутав в целлофан. Они терпеливо ждали команды, не обращая внимания на ливень, порывы ветра и грохот грома.

До начала операции оставалось меньше минуты, и Эгенворт очень надеялся, что вторая группа под командованием профессора Стивена Ноурмена вышла на исходный рубеж и тоже ждет, когда часы пробьют половину четвертого.

Уточнить расположение второй группы он не мог. Сам запретил пользоваться средствами связи, зная, что полиция и их коллеги из ГТП прослушивают все радиочастоты и фиксируют любые переговоры. Так что вся надежда на согласованность и точность действий.

При очередной вспышке молнии Эгенворт разглядел входные двери корпуса и про себя отметил, что наружной охраны, обычно проверяющей подступы к зданию, сейчас нет. Не рискнули выходить в такой ливень. На это Эгенворт и рассчитывал, когда выбирал время для операции. В противном случае их рискованный план мог потерпеть крах в самом начале.

– Время, – сказал он через сорок секунд и дал отмашку.

По его команде бойцы – все до одного ветераны, прослужившие в боевых частях не менее пяти лет, – под прикрытием деревьев и цветочных клумб стали подбираться ближе к зданию.

Когда до цели осталось меньше сорока метров, один из бойцов вскинул тубус гранатомета и взял на прицел двери. Звук выстрела совпал с грохотом грома. Яркая молния полетела вперед, угодила точно в створку дверей и исчезла во вспышке взрыва.

– Вперед! – взмахнул рукой Эгенворт и тут же продублировал команду по радио.

Теперь можно и не таиться.

Бойцы вскочили на ноги и бросились к дверям. Через десяток секунд захлопали первые выстрелы, едва слышимые в свирепом грохоте ливня. Штурмовая группа вступила в бой с охраной.

– Они начали, – сообщил профессор Битрая стоявшим рядом людям. – Эгенворт вошел в корпус и уничтожает охрану. У нас мало времени, надо начинать движение.

– Надеюсь, они перебьют охрану, – сказал доктор Новистра. – Иначе мы попадем под огонь.

– А если не поторопимся, попадем под огонь полиции. Они наверняка получили сигнал тревоги и высылают помощь. Давайте начинать.

И вожаки заговорщиков повели основную группу – почти двести человек – к корпусу. Мужчины, женщины, дети, нагруженные баулами, тележками и сумками, не обращая внимания на бушующую непогоду, разбрызгивая огромные лужи, почти бегом направились к экспериментальному корпусу.

Схватка вышла ожесточенной и скоротечной. Ветераны совместно со второй группой, потеряв двоих товарищей, прорвались внутрь, заблокировали систему связи и сигнализацию и развернули оборону.

Эгенворт вызвал Битраю и доложил об успехе:

– Мы захватили установку. Поспешите. Полиция наверняка на подходе.

Основная группа уже миновала забор и подходила к корпусу, когда им в спину ударил подоспевший отряд полиции.

Все, что происходило дальше, напоминало хаотичное движение молекул. Метались под стенами чьи-то тени, стрекотали автоматы и винтовки, кричали полицейские, требуя сдачи. Их слова заглушали раскаты грома и взрывы гранат.

Вскрикивали и падали на мокрую землю раненые. Кого-то успевали подхватить, кто-то оставался лежать. Чтобы отвлечь полицию от расстрела безоружных людей, ветераны организовали контратаку и отбросили противника от корпуса.

А потом обе группы, потерявшие треть состава, держали оборону, пока Битрая включал установку, тестировал и загонял программу. Этот процесс в обычное время занимал около часа, но профессор успел все сделать за двадцать минут.

К тому моменту почти все беглецы скопились в соседнем помещении. Там же стояли семьдесят контейнеров – снаряжение, без которого не выжить в первое время.

Склад еще задолго до побега организовал Битрая, резонно предположив, что никто не догадается искать его в самом корпусе. Тогда еще можно было незаметно провезти сюда машины и аппаратуру.

Источник:

rubook.org

6 - Цель оправдывает средства

Цель оправдывает средства. Меньшее зло

Мы действительно старались идти как можно тише и незаметнее. И действительно маневрировали, избегая оживленных трактов, людных городов и поселков, уходя в сторону, если видели или слышали приближение больших караванов, крупных военных отрядов или даже небольших дозоров.

Но пройти весь путь «чисто» не смогли. Да это и невозможно. Без шапки-невидимки и сапог-скороходов.

И шли в ход трофейные топоры и копья, брали кровавую жертву ножи. Тяжелые пули пробивали стальные и кожаные доспехи, рвали человеческую плоть, крушили кости и внутренности.

Купцы, разбойники, всякого рода проходимцы, охотники за людьми. Те, кто вставал у нас на пути и не хотел решать дело миром. Те, кому нужны были наши кони, одежда, вещи. Кому нужны были рабы.

Отдельная тема — дворяне и их воины. Они привыкли спрашивать любого, кто он, откуда, куда едет и что делает. Неповиновение и неправильный ответ всегда приводили к расправе. В лучшем случае к плену. Если с купцами можно было договориться, мелких разбойников припугнуть, от проходимцев удрать, то с воинами такие трюки не проходили. И в ход шло оружие.

Две сотни километров, с десяток городов, в два раза больше поселков и деревень, леса, поля, реки. Двое суток нервотрепки. Недолгие часы отдыха, пока лошади переводят дыхание, хрумкают сеном и овсом, запивают водой, потом опять в седла и на дорогу. Оружие в руках, голова — как флюгер, вращается на триста шестьдесят градусов, глаза сканируют округу. До боли, до рези. До слез.

— А гадалка-то права была, — сказал Антон.

— Кровь за тобой. И впереди, и по бокам. И жизни ты отнимаешь, спасая другие.

— Да. — Антон в очередной раз обернулся, тыльной стороной ладони вытер пот со лба и сплюнул. — Вот и не верь после этого предсказаниям.

— И не верь. Этот дар один на миллион. А то и реже. А верить другим — себе дороже…

— Впереди! — крикнул Невед.

Он скакал впереди и первым разглядел надороге столб пыли. Кто-то пер нам навстречу.

Я вытащил из колчана лук и перевесил из-за спины колчан. Вытащил наполовину стрелу, машинально провел руками по оперению.

Наш арсенал холодного оружия пополнялся практически после каждой стычки. Мы отбирали лучшие образцы, придирчиво сравнивали с предыдущими и негодное оставляли.

Так у нас появились кривые мечи — по сути, те же сабли, только чуть потяжелее и с елманью [9] . Кроме них — длинные кинжалы, чеканы, метательные ножи. В одной из схваток я подобрал приличный составной лук. Полутораметровый, усиленный сухожилиями, с костяными накладками. Дорогая вещь. А владел им некий торгаш, промышлявший, кроме мехов и шкур, торговлей людьми.

Внушительный арсенал. В умелых руках способен натворить много дел.

Невед на наши трофеи поглядывал с завистью. Себе он взял только хорошей работы кинжал. Но пускать его в дело не мог. Не представлялось случая. После третьей или четвертой схватки он заявил:

— Вернемся, научите меня обращаться с этими игрушками.

— На всякий случай.

— Не вопрос. — Я скрыл усмешку и покосился на Антона. Тот скалил зубы. Еще один желающий. Который по счету…

В этот раз тревога была ложной. Небольшой обоз местных крестьян. Возвращались из леса с вырубки. Ну и хорошо…

Чем дальше мы ехали, тем более конкретной становилась конечная цель пути. Вариант с варварами понемногу отпадал. Захваченные ими земли лежали западнее аномальной области. До них было около трехсот километров. А вот владения загадочных гарпий как раз неподалеку. Так что они, видимо, и есть неведомые пришельцы. Или те, кто маскируется под них…

Антон, правда, возражал:

— Я бы не отбрасывал так категорично варваров. Да, далековато. Неудобно. Но это вполне может быть какой-то хитрый ход. Для расширения захваченных земель. Пришельцам нужны территории. Вот они и наняли варваров. А сами идут за ними.

— Может быть. Но в том районе ни разу не зафиксировано выходов в эфир. Думаешь, группа пришельцев не выходит на связь с базой?

Антон пожал плечами:

— Трудно сказать. Режим молчания?

— Вряд ли. Единственное, в чем с тобой согласен, — не стоит отбрасывать этот вариант окончательно.

— Пятьдесят километров до области излучения, — подал голос Невед. — Надо опять сворачивать. Кстати, скоро граница королевства.

— Помню. Будет развилка — свернем…

Из показаний пленных и из разговоров в селениях мы выяснили, что владения королевства Мениларад заканчиваются в двадцати пяти верстах от побережья. Дальше идут земли герцога Нуршаха. Лет сто назад его предок после продолжительной войны сумел завоевать независимость герцогства. И теперь Нуршахи владели довольно приличным куском земли. Леса с их обитателями; реки, полные рыбы; поля, где зреют зерновые. А еще море, богатое той же рыбой. И жемчугом.

Король все не оставлял мысли вернуть бывшие владения. И герцогу приходилось быть все время на стороже.

— Граница, наверное, на замке, — размышлял Антон. — Герцог ждет удара.

— Может быть. Наобум не полезем. Посмотрим со стороны. В крайнем случае обойдем. Вряд ли герцог смог организовать тотальную охрану своих владений.

— Несколько источников радиоизлучения отошли от основного района. Километров на двадцать, — сказал Харким. — Судя по скорости передвижения — это какой-то транспорт.

— И какая скорость?

— Километров пятьдесят в час.

— Значит, все-таки база, — вздохнул Антон.

— Не факт. Но весьма вероятно.

— Если база, значит, приличная охрана. И техники полно, — с грустью в голосе добавил Антон. — Можем и не дойти…

Я обернулся, посмотрел на скорбную физиономию.

— Ты чего панику разводишь?

— Это не паника. Здравый взгляд на вещи. Втроем взять базу… Я не Терминатор и не Рэмбо.

— Я тоже. Но иного выхода, как ты сам недавно говорил, у нас нет. Так что если твоя догадка верна, нам предстоит героический поступок.

— Ага. С присвоением звания Героя пространства посмертно.

Харким переводил взгляд с меня на Антона, пытаясь понять, говорим ли мы серьезно или шутим. Антон заметил его удивление, подмигнул и уже другим тоном произнес:

— Не робей, инженер. Прорвемся.

Прорвались. Правда, пока через границу герцогства. Ее и впрямь охраняли. По местным меркам весьма прилично. Сторожевые посты в приграничных селениях, конные разъезды на дорогах, охотничьи команды в лесах и полях. Задачей этих немногочисленных отрядов было своевременное обнаружение сил противника и доклад начальству. А кроме того — встреча тех, кто пересекает границу, первичный досмотр и опрос с целью выявления шпионов и лазутчиков.

В принципе для средневековья таких мер вполне хватало. Наверное, поэтому ни одна из попыток короля застать врасплох или заслать большую группу шпионов не увенчалась успехом.

… Мы миновали границу ночью. Выбрав для прохода лесистый участок местности. Сторожевых постов и разъездов здесь не было, а двух дозорных, сидевших в шалаше на краю рощи, своевременно обнаружили, используя очки ночного видения и тепловизионный датчик, способный различить человека на расстоянии до десяти километров.

Утром, уже отойдя от границы на несколько километров, вышли на дорогу и продолжили путь, сверяя направление по сканеру. Скорость движения резко упала. Мы шли по незнакомой территории, о которой имели весьма скудные сведения.

Следовало соблюдать осторожность и быть готовым к нежелательной встрече. Герцогство не очень велико и практически в осадном положении. Здесь каждого незнакомца могут принять за врага. А класть людей направо и налево опасно. Еще неизвестно, насколько задержимся тут. Не стоит оставлять за собой след из трупов. Тем более по нему нас смогут обнаружить.

— Что циркачи говорили о здешних землях? — спросил меня Антон.

— Ничего конкретного. Здесь они не бывали, а слухам не очень-то и верят. Но гарпий и жемчуг упоминали. И имя герцога.

— Понятно. Торговцы были более конкретны. Назвали столицу, несколько больших городов. Даже обозначили точное количество воинов в герцогской дружине. Тысяча человек.

— Прилично! Если добавить отряды вассалов, то две тысячи свободно наберется. С учетом ополчения герцог может выставить армию в пять-шесть тысяч. Неудивительно, что король до сих пор не рискует выступить открыто.

— Да. Но это их проблемы. А нам нужна информация. Самая общая.

Антон уклончиво пожал плечами.

— А как иначе? Заезжать в деревни рискованно. Могут встретить в штыки.

— Штыков здесь еще нет.

Я поднял бинокль и посмотрел вперед, Поле, вдалеке лес, за ним гора. Левее леса крыши домов. Деревня. Вспаханные прямоугольники, рожь или пшеница, не разобрать. Широкая река, мостки через нее. Стадо коров на том берегу.

Заехать бы туда, отдохнуть, поесть, поговорить с людьми. Выспросить дорогу, узнать новости, выяснить, как идут дела… Но Антон прав. Вместо стола и беседы нас могут встретить топоры, рогатины и вилы.

— Берем «языка», — вздохнул я. — Первого встречного на дороге. Если большой отряд или обоз — пропускаем. А остальных… по обстановке.

Подходящий случай подвернулся через час. Мы подъезжали к какому-то селению, окруженному со всех сторон извилистыми рукавами реки. Когда-то жители прорыли канал, соединивший оба русла, тем самым отрезав деревню от большой земли и обезопасив себя от внезапного нападения. Для въезда и выезда сделали два моста, которые можно было быстро развести и свести.

Понятно, что никто чужой попасть в селение не мог, разве что по воде. Также понятно, что желающего нелегально проскочить через водоем ждал горячий прием.

Сам вид деревни наводил на мысль, что нам вряд ли будут там рады. Мы как раз решали, куда направить коней — по объездной дороге или вдоль леса, — когда Антон разглядел длинную повозку, которую везли две лошади, и нескольких всадников рядом с ней. Повозка только что миновала мост и покатила по дороге к лесу.

— Очень кстати, — проговорил он, посылая коня вперед. — Да еще в нужном направлении.

— Только отпустим немного, — заметил я. — Пусть отъедут подальше от деревни.

На том и порешили. Между нами было километра четыре. Эту дистанцию мы пока сохраняли, давая возможность повозке и всадникам углубиться в лес.

Как только они скрылись за холмом, мы стеганули коней и поскакали во весь опор.

Местность позволяла подойти незаметно чуть ли не на пятьдесят метров. И только топот копыт выдавал нас. Чтобы снизить шум, пришлось свернуть на обочину, где росла высокая трава. Ноги лошадей сразу намокли от сочной зеленой мякоти.

Заранее распределив роли и обсудив порядок действий, мы нагоняли повозку, готовые как к мирным переговорам, так и к злой быстротечной сшибке. Последнее было весьма нежелательно, как и весьма вероятно…

Мы выскочили из низинки и буквально налетели на повозку. Та стояла на обочине чуть боком. У задней оси сидел возница и что-то делал с колесом. Двое воинов в доспехах и при оружии вертелись на конях впереди, еще один мужчина средних лет стоял возле повозки. На ней сидела женщина. На суету с колесом она внимания не обращала, ее больше интересовало что-то в самой повозке.

При виде выскочивших внезапно всадников путники встрепенулись. Воины похватали копья, возница бросил колесо и схватил кол. А мужчина вытянул длинный кинжал, размерами совсем немного уступающий короткому мечу.

Я немедленно сбавил темп, переводя коня на шаг. Антон и Харким сделали то же самое. Антон при этом укрыл «форм» под накидкой. Инженер пока оружие не доставал, но держал его наготове. Тоже под накидкой. По расписанию он вступал в бой только в крайнем случае.

Мы сближались. Я видел напряженные лица путников, побелевшие пальцы на оружие, прыгающие желваки на скулах. Женщина, кстати, тоже вытащила оружие — нож — и готова была вступить в бой.

— Парни, отстаньте немного. Я к ним. Попробуем миром.

— Давай… — прошептал Антон, — Только осторожнее.

Они придержали коней, а я поехал дальше. По внешнему виду я больше всех из нас напоминал аборигена. Куртку и разгрузку снял, убрал в рюкзак. «Форм» спрятал в мешковину и пристроил на седле. При себе оставил только пистолет. Зато нацепил местное оружие — меч и кинжал, повесил на седло лук. Проехав еще метров десять, я слез с коня, поднял руку и громко сказал:

Они молчали. Острия клинков смотрели мне в лицо и не думали опускаться. Мои слова не произвели на них впечатления. Здесь привыкли не ждать ничего хорошего от незнакомцев.

— Мы мирные странники. Едем по своим делам в Можашув (столица герцогства). Хотим поступить на службу к герцогу или его дворянам. Но немного сбились с пути. Добрые люди указали правильный путь. Но мы здесь впервые и только хотели спросить верную дорогу.

Один из воинов, кстати, в полном доспехе — кольчуге, усиленной вторым плетением, наручах и поножах, в островерхом шлеме с опущенной стрелкой, — бросил на меня оценивающий взгляд.

Я выглядел внушительно. И хотя был без доспехов, но оружие хорошее. Знатное. Здесь меч, прямой или кривой, — редкость. Только дворяне, причем богатые, могли позволить себе подобное оружие. Остальные обходились более простыми, правда, от этого не менее смертоносными образцами. Чеканы, топоры, кистени. В особой чести, как я успел заметить, были короткие копья, пригодные как для рукопашной, так и для броска. Словом, вид вполне соответствовал легенде.

— Откуда вы? — первым нарушил молчание мужчина с кинжалом.

Выглядел он как купец или приказчик. Кожаные сапоги, штаны свободного покроя, рубашка навыпуск со шнуровкой. Плащ из кожи. На мизинце правой руки небольшое колечко — оберег или знак.

— Издалека. С Потянициной низины (район из нескольких сел и деревень неподалеку от границы с герцогством, окружен цепью озер). Хозяин с чего-то увеличил оброк, вот мы и решили уйти. Воли его над нами нет, в холопы не записывались. Продали дома и наделы, выкупили коней и… А дорогу нам указали торговые люди из Сторежиня (соседний с низиной город, владения тамошнего барона).

— А мечи откуда? — подозрительно спросил воин.

Я оглянулся на своих вроде как в смущении.

— Это… На дороге… Пристали… Рыцарь со слугами. Хотели ограбить, а нас в холопов превратить. Не смотрели, что мы вольные… ну мы их и… кхм! Я с луком-то умею немного…

Мужчина покачал головой, убрал кинжал и сделал знак воинам. Не скажу, что поверил. Может, решил, что мы не представляем для него опасности.

— Нам бы верную дорогу узнать. И… если можно… расспросить. О городе, о герцоге. Как он, людей принимает? Не гонит прочь? Сколько платит, что делать велит…

— А его родословную рассказать не надо? — съязвил мужик. — Много хочешь знать! За такие вопросы у нас герцогский распорядитель велит в подвал сажать и пытать, не подослал ли кто.

— Подъезжай, чего застыл! И дружки твои…

Парни пустили коней шагом. Резких движений не делали, руки к оружию не тянули. Впрочем, вооруженным с местной точки зрения был только Антон. Я подошел вплотную к повозке. Возница вернулся к колесу, прилаживая его на ось. Воины перевели внимание на лес, не забывая, впрочем, посматривать на нас.

Женщина спрятала нож и стала поправлять охапку шкур, что были навалены в повозке. Из-за них вдруг раздался сухой прерывистый кашель.

Я от неожиданности едва не вздрогнул и посмотрел на мужика. Тот хмыкнул, озабоченно почесал лоб.

— Не твое дело. Самир! Скоро ты закончишь?

— Почти готово! Еще немного.

Я обошел повозку и встал у изголовья. И не сразу разглядел в куче шкур бледное личико. Женское. Точнее, девичье.

Мужик засопел, покосился на воинов, что следили за мной.

— Что, испугался? Можешь езжать дальше. На следующей развилке разметочный камень. От него налево до Партика. Там стоят две сотни из полка герцогской дружины. Хотел на службу — вот тебе и шанс.

Кашель опять повторился. Надрывный, выворачивающий нутро. А потом тихий стон.

— Что-что?! — раздраженно повторил мужик. — Не видишь — лихоманка! А-а, ладно! Это дочь купца Мартина. Слышал, наверное, о таком? Он часто в королевстве бывает. Жемчуг, меха, шкуры возит. Я его приказчик. Ледооком кличут. Его дочь гостила у меня в деревне. Вот недоглядел — ночью с подружками пошла купаться. Тем ничего, а она слегла. Бабка-знахарка лечила ее, но не помогло. Везем отцу. У него есть знакомый лекарь. Знаменитый врачеватель. Правда, стоит его лечение дорого. Но Мартин ничего не пожалеет ради дочери. Она на выданье…

Я склонился над девчонкой, посмотрел налицо. Лихоманка… Дыхание частое, с хрипоцой, губы обветрены, на подбородке слюна розоватого цвета. Женщина на моих глазах вытерла ее полотенцем. Бледность заливает щеки и уходит ниже, до шеи. Тронул лоб — огненный.

Снял шкуры с груди и поднес ухо, прислушался. Отчетливые хрипы вперемешку со стонами.

— Отойди от нее! — Один из воинов взял копье наперевес и подъехал к повозке. — И руки убери!

Я оглянулся на Ледоока.

— Я не сделаю ничего плохого. Пусть не мешает.

Уверенный тон и спокойствие подействовали на приказчика. Не понимая, что я делаю, удивленный странными маневрами, он тем не менее решил не лезть. Махнул рукой, останавливая не в меру бдительного воина, и спросил:

— Что? А-а… нет. Но я был учеником лекаря… недолго. Пока тот не уехал. О такой болезни слышал.

Девчонка то ли от голосов, то ли от моего прикосновения очнулась. На меня глянули воспаленные глаза, полные боли.

Голос дрожит, слаб, как писк котенка.

— Красивое имя. Милая, покажи язык. Пожалуйста.

Ледоок всхрапнул, побагровел. Протянул ко мне руку.

— Я сказал — не лезь! — Против воли голос был жестким и властным. Не таким должен быть он у крестьянина и даже ученика лекаря. — Худого не сделаю. Лада, покажи язык.

Девчонка слабо, едва заметно улыбнулась и с трудом открыла рот. Язык обложен, горло тоже. Жаром так и пышет.

Она опять закашлялась. Сухой до отвращения кашель причинял ей неимоверные страдания. Зрачки глаз стали размером с монету. На губах опять выступила мокрота. Ржавого цвета. Кровь… Лихоманка, значит. Пневмония. Иначе — воспаление легких. Причем двухстороннее.

— Давно заболела? — повернулся я к Ледооку.

— Седмицу назад. Может, чуть больше.

Тот пожал плечами.

— Я ж не лекарь… Бабка что-то давала. Не помогло.

— Не помогло! — передразнил я. — Долго вам еще ехать?

Я поправил шкуры на девчонке (та ощутимо дрожала и опять впала в забытье).

Ледоок посмотрел на женщину.

— Это служанка. Она с ней все время.

До этого женщина не произнесла ни слова, но сейчас подняла голову и посмотрела на меня.

— Бредит, — глухим голосом сказал она. — Кашляет, стонет. Кровь идет. Жар…

— Ясно. — Я повернулся к приказчику. — Вы ее можете не довезти. У девчонки кризис. Легкие… в смысле нутро воспалено. Уплотнение легочной ткани, с… а-а, ладно. Все равно не поймешь! Скоро температура резко упадет, наступит коллапс. Не слышал?

Тот помотал головой. Лицо стало бледным, как у девчонки. На нем ответственность за нее, а отвечать перед отцом.

— Ч-что делать? — слегка заикаясь, спросил Ледоок.

Я вздохнул и оглянулся на парней. Только забот с больными не хватало. Но ладно. Они нам помогли, подсказали короткий путь. Надо отплатить добром за добро. Да и малышку жалко. На выданье? Возраст сейчас трудно определить, но не меньше шестнадцати. Самый сок…

Я вернулся к своей лошади, достал из рюкзака аптечку.

— Артур, не свети наши вещи перед ними, — шепнул Антон.

— Знаю. Но девку надо спасти. А вопросов они задавать не будут. Не до этого.

Воспалением легких я болел. Еще в детстве. Лечил меня хороший врач. Он же посоветовал матери не таскать меня на процедуры в поликлинику, чтобы не студить на морозе (зимой дело было), а делать компрессы из парафина дома.

Мать так и делала. Плавила парафин, заливала его в крепни целлофановый пакет, закутывала в шарф, сажала меня на колени, а парафин клала между собой и мной. И грела легкие. А чтобы я не скучал, давала читать книги. Я совершенно случайно раскопал некий медицинский справочник, невесть как казавшийся у нас. И вычитал все, что было написано о пневмонии. Ну и запомнил. Да и потом взрослый уже сам кое-что читал по медицине. И Новистра проводил экспресс-курс, тоже познакомил с элементарньши понятиями.

В нашей супераптечке было много препаратов, в том числе общего назначения. Против подобных воспалений хорошо подходят несколько видов лекарств. Почти мгновенного действия. Можно попробовать.

Я выбрал несколько тюбиков, подхватил фляжку с водой к пузырек. Вернулся к повозке. Приказчик, возница, закончивший починку, и воины смотрели на меня настороженно. Не понимая, что я делаю. И зачем. И только женщина глядела с некоторой надеждой. Интуитивно чувствуя, что могу помочь.

Откинув шкуру, вытащил руку девчонки, нашел пульс. Колотит со скоростью пулемета. Отыскал вену. Пережал предплечье.

— Что ты хочешь сделать? — вырос за спиной Ледоок.

— Тогда ты убьешь меня. Устраивает?

Приказчик опешил и отступил. Но смотрел на меня во все глаза.

Вена синела сквозь тонкую кожу, промазать нереально. Я снял колпачок, приставил срез к руке. Нажал на кнопку. Из тюбика выскочила игла, прошила кожу, вошла в вену и выпрыснула содержимое. Еще один тюбик. В другую руку. Лучше бы внутримышечно в ягодицу, но Ледоок не позволит обнажить девчонку.

Ладно, и так сойдет. Два препарата с названием, которые на трезвую голову и не выговорить, сейчас снимут воспалительный процесс, собьют температуру, восстановят нормальную работу легких. Не сразу, а так часа за два-три.

Но легче девчонке станет сразу. Очень сильные препараты. Но они имеют побочный эффект — вызывают сильный кашель. Это хорошо, надо выхаркать всю гадость из легких. Но девчонка ослаблена и просто не осилит такого испытания. Поэтому я дам еще одно лекарство. Оно полностью нейтрализует кашель, а мокроту… Не помню, что говорил об этом Новистра, но мокроты тоже не будет.

Девчонка опять открыла глаза. Бессмысленным взором посмотрела по сторонам. Я налил в стаканчик воды, потом вылил туда лекарство — густую смесь желто-красного цвета. Взболтал.

— Что это? — потребовал разъяснений приказчик.

За моими действиями он наблюдал молча, выкатив от изумления глаза. Как я делал инъекции, толком не видел, но стаканчик и пузырек (на самом деле ми никонтейнер) разглядел.

— Это вода, это лекарство.

— Насядь! — передразнил я его. — Хочешь глотнуть?

Я помог девчонке чуть приподняться и поднес стаканчик ко рту. Лада послушно выпила, чуть пролив на грудь. Женщина немедленно вытерла полотенцем капли.

Осторожно опустив девчонку обратно, укрыл ее шкурой и обернулся.

— Уже ничего. Болезнь пройдет часа через три. Ты знаешь, что такое час?

— А что такое малина?

Ледоок обиженно засопел. Думал, что издеваюсь.

— Можешь найти малиновое варенье?

— На ночь… — Недоверчиво посмотрев на удивленное лицо приказчика, махнул рукой и повернулся к женщине: — На ночь дать варенье, завернуть в шкуры и дать пропотеть. До утра следить, чтобы не спала раздетой. Ясно?

— Ясно, — уверенно ответила та.

Делай людям добро и оно тебе вернется. Старая пословица, сколько веков существует, но так и не утратила своей актуальности. Действует еще…

Никто не мешал нам после разъяснений приказчика направить коней по указанному пути, тем самым сэкономив время. И можно было не обращать внимания на больную девчонку. Но мы задержались. Вылечили потенциальную невесту, сняли груз с плеч Ледоока.

И как оказалось, к большой выгоде. Приказчик, пораженный скоростью выздоровления девчонки, на радостях предложил нам ехать вместе. До разметочного камня. И пока мы ехали, выложил столько ценной информации, сколько бы не получили и за два дня сплошных допросов. Ледоок выложил все, что знал о ситуации в герцогстве, о возможной войне с королем, о его претензиях на земли и море. Поведал о большей части отрядов герцога и его вассалов. Посоветовал, к кому обратиться при поступлении на службу. А когда я намекнул о желании съездить к морю, тут же сказал, что у него есть хороший знакомый — староста в деревне на Зеленом Побережье. Мол, если там будете, передайте поклон и староста поможет. Купец Мартин в тех краях часто бывает, скупает жемчуг. Его все знают. Как знают и приказчика.

Приказчик подтвердил слухи о гарпиях и рассказал, что происходит на самом деле. В его устах история с неведомыми амазонками прозвучала более реально, без наносной шелухи и домыслов.

До разметочного камня мы добрались как раз за три часа. К тому моменту все признаки «лихоманки» у Лады прошли. Температура спала, кашель исчез, боли отступили. Вернулся румянец на щеки. И только слабость — результат усиленной работы организма — еще удерживала девчонку в повозке. В выздоровевшем организме проснулся голод, и девчонка осилила приличный кусок мяса, хлеб и несколько яблок. Она оживала буквально на глазах.

Приказчик да и все остальные с круглыми отудивления глазами смотрели то на девчонку, то на меня. Их отношение к нам изменилось. Стало более вежливым, почтительным.

У камня — немалой глыбы высотой в рост человека с нанесенными по бокам метками — мы простились, Приказчик долго благодарил, девчонка постреливала глазками и пунцовела. Напоследок Ледоок сунул мне небольшую монетку с замысловатым рисунком. Сказал, что это отличительный знак. Надо показать старосте и тот примет как своего.

О большем и мечтать было невозможно. Считай, все дорожные проблемы были решены в один момент. И все вопросы появления на побережье сняты.

Источник:

www.e-reading.mobi

Цель оправдывает средства. Меньшее зло в городе Екатеринбург

В нашем интернет каталоге вы можете найти Цель оправдывает средства. Меньшее зло по доступной цене, сравнить цены, а также изучить похожие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка производится в любой город России, например: Екатеринбург, Ярославль, Красноярск.