Книжный каталог

Евдокимова Н. Кимка & компания

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Евдокимова Н. Кимка & компания Евдокимова Н. Кимка & компания 469 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Наталья Евдокимова Кимка & компания Наталья Евдокимова Кимка & компания 239 р. litres.ru В магазин >>
Евдокимова, Наталья КИМКА & компания Евдокимова, Наталья КИМКА & компания 488 р. bookvoed.ru В магазин >>
Наталья Евдокимова КИМКА & компания Наталья Евдокимова КИМКА & компания 385 р. ozon.ru В магазин >>
Евдокимова Н. Справочник по математике Евдокимова Н. Справочник по математике 225 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Евдокимова Н. Конец света Евдокимова Н. Конец света 505 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Евдокимова Н.,пересказ Царевна-Несмеяна Евдокимова Н.,пересказ Царевна-Несмеяна 221 р. bookvoed.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Книга: Евдокимова Н

Книга: Евдокимова Н. «Кимка&компания»

Серия: "Лучшая новая книжка"

Мы откроем вам секретное знание: если вы хотите гулять, то просто идите и гуляйте. А если хотите сидеть и смотреть телевизор, то сидите и смотрите. Только не обижайтесь потом, что вы смотрите, а кто-то гуляет, нечего! Вот Кимка гуляет, а семья его смотрит. И всё у них гармонично. Он с родителями даже встретиться может, если его когдапо телевизору покажут. Это очень удобно! А если у него вдруг брат появится, так можно за ним домой вернуться и вместе гулять. И подругу Астю прихватить с собой. С хорошей компанией и в космос можно, и в параллельные пространства, и просто по картофельному полю пройтись. Так что выбирайте себе команду - и вперёд.

Издательство: "Самокат" (2016)

Другие книги схожей тематики:

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хорошо

Источник:

books.academic.ru

Читать книгу «Кимка - компания» онлайн — Наталья Евдокимова — Страница 1

«Кимка & компания» — Наталья Евдокимова

Литературно-художественное электронное издание

Серия «Лучшая новая книжка»

Для среднего школьного возраста

В соответствии с Федеральным законом № 436 от 29 декабря 2010 года маркируется знаком 6+

Мы откроем вам секретное знание: если вы хотите гулять, то просто идите и гуляйте. А если хотите сидеть и смотреть телевизор, то сидите и смотрите. Только не обижайтесь потом, что вы смотрите, а кто-то гуляет, нечего! Вот Кимка гуляет, а семья его смотрит. И всё у них гармонично. Он с родителями даже встретиться может, если его когда по телевизору покажут. Это очень удобно! А если у него вдруг брат появится, так можно за ним домой вернуться и вместе гулять. И подругу Астю прихватить с собой. С хорошей компанией и в космос можно, и в параллельные пространства, и просто по картофельному полю пройтись. Так что выбирайте себе команду — и вперёд!

Любое использование текста и иллюстраций разрешено только с согласия издательства.

Источник:

mybook.ru

Наталья Евдокимова

Наталья Евдокимова. Кимка & компания

Я рисовал миры, а они видели каракули.

Они говорили со мной, но не слышали ни слова из того, что я говорю.

Они ругали меня, потому что умеют.

Я путешествовал, а они не знали.

Читая «Кимку», я постоянно зачитывала или присылала дочери цитаты. Она сначала смеялась или задумывалась, а потом не выдержала: «Что ты мне цитаты шлешь, книгу давай!» Непременно дам, вот только подожди еще немного, я пока не готова с ней расстаться даже ненадолго. Ни за что не уберу эту книгу на дальнюю полку, буду держать поближе. Она подойдет на каждый день, к любому настроению. Помните, из детства, календарики-переливашки? Прямо смотришь – один рисунок, чуть наклонишь или повернешь, изображение меняется. Повесть Натальи Евдокимовой – такая же «переливашка». Можно, если очень хочется, читать как веселый абсурд, нескончаемую сказку с забавным сюжетом или без сюжета вовсе, которую сочиняют по цепочке в компании или наедине с игрушками – я даже слышу временами, будто мне ее рассказывает чуть картавый детский голос. А можно нырнуть глубоко-глубоко, а выплыть в соседнем океане. Как-то так. Потому что найти здесь можно очень много мудрости и иронии, и книга чем дальше, тем больше взрослеет вместе с героями и с читателями. Вообще определить возрастную аудиторию таких книг довольно сложно. Ну, если очень постараться… лет с 10 и до бесконечности. Для всех-всех-всех.

«У нас про Кимку и Астю, про вас то есть, мультик сняли, и теперь про вас все знают, даже дедушки, и бабушки, и некоторые дети. Но на самом деле мультик взрослый получился, потому что для детей там всё слишком глубоко. Очень уж вы, Кимка и Астя, непростые люди».

Упомянула взрослых, и пожалела. Потому что взрослым в этой книжке быть немного стыдно. И не очень получается. Родители девятилетнего Кимки смотрят телевизор. Ничем другим они не занимаются. Ничего другого не замечают. Даже рождение детей – это так, где-то на заднем плане. Звук прибавь. И совершенно неудивительно, что Кимка с подругой Астей отправляются путешествовать, сочиняя себе приключения на ходу. Хотите инопланетян и космос – вот они. Пустыня, необитаемый остров, параллельные пространства, джунгли, приносящий тапочки верблюд, непонятные существа, динозавры, пингвины – чего еще изволите? Волшебник, исполняющий желания. И все одновременно смешно и слегка грустно, иронично и глубоко, а чего ожидать дальше – никогда не знаешь.

Как описать стиль? Вот если смешать «Философские сказки» Вадима Шефнера, «приключения Миклуши и Маклая» Григория Кружкова, «Чистые враки» Александра Блинова и «Приключения П. Осликова» Елены Соковениной, то вы получите отдаленное представление о том, как написана эта книга. И то лишь при условии, что ваше впечатление совпадет с моим, что вовсе необязательно.

Для меня гениальность этой повести в том, что с ней можно одновременно отдохнуть душой, посмеяться и подумать о многом, остановиться на важном. Уверена, что перечитаю ее не один раз, каждый раз буду находить что-то новое. Иллюстрации в этом издании просто идеально вписываются в смысл, стиль, настроение: наивные детские рисунки, убегающие от убогой реальности и нелюбви.

Наталья Евдокимова. Кимка & компания

  • ← Previous Патриция Гейс. Потрясающее шоу кролика-иллюзиониста
  • Зак, Кузнецов. Пропало лето. Спасите утопающего. Юмористические киноповести Next →
Вам также может понравиться

Вадим Фролов. Что к чему

Дэвид Алмонд. Мальчик, который плавал с пираньями

Марианна Дюбюк. Почтальон Мышка Добавить комментарий Отменить ответ

Анатолий Митяев. Подвиг солдата

Тимо Парвела. Элла в первом классе

Никола Юн. Весь этот мир

Руфь Зернова. Рассказы про Антона

Шарль Перро. Золушка, или Хрустальная туфелька

Наталья Карпова. Про кошек, мышек, мишек, мушек…

Лоис Лоури. Вестник

Марина Кремер. Зачем тигренку полоски

На сайте в "выходных данных".

Здравствуйте! Какие планы ?.

Добрый день! Справочник сто.

Мы в Instagram

Контакты и сотрудничество

По всем вопросам обращайтесь к Алексею Ткачеву

Источник:

icanread.ru

Читать книгу Кимка & компания Натальи Евдокимовой: онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Кимка & компания - Наталья Евдокимова"

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Наталья Евдокимова

Для среднего школьного возраста

Любое использование текста и иллюстраций разрешено только с согласия издательства.

© Евдокимова Н., текст, 2016

© Мяконькина В., иллюстрации, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательский дом “Самокат”», 2016

Мы откроем вам секретное знание: если вы хотите гулять, то просто идите и гуляйте. А если хотите сидеть и смотреть телевизор, то сидите и смотрите. Только не обижайтесь потом, что вы смотрите, а кто-то гуляет, нечего! Вот Кимка гуляет, а семья его смотрит. И всё у них гармонично. Он с родителями даже встретиться может, если его когда по телевизору покажут. Это очень удобно! А если у него вдруг брат появится, так можно за ним домой вернуться и вместе гулять. И подругу Астю прихватить с собой. С хорошей компанией и в космос можно, и в параллельные пространства, и просто по картофельному полю пройтись. Так что выбирайте себе команду – и вперёд!

Я ребёнок как ребёнок, ничего такого особенного. Зовут меня Кимка, а по-взрослому – Евдоким. Сейчас мне девять лет, а потом будет по-разному. Когда я родился, мне вообще нисколько не было. Но это со всеми так.

Семья у меня такая: мама смотрит телевизор, папа смотрит телевизор, бабушка смотрит телевизор, дедушка смотрит телевизор. Как вы уже поняли, моя семья смотрит телевизор. А я, как всякий нормальный ребёнок, гоняю мячик на улице. Один раз трое суток гонял. Вернулся, а моя семья смотрит телевизор – ночную передачу показывают. Я тогда съел свой телеужин и спать лёг.

Утром выхожу на улицу, а меня мужчина с бородой останавливает. Борода большая, а мужчина маленький такой, круглый.

– Привет, – говорит, – Кимка. Ты у нас сегодня в космос полетишь.

– Здорово! – говорю я. – Давайте.

– Давайте, – хмыкает борода. – Это ещё до космодрома надо добраться. И выяснить у тебя, правда ли ты хочешь в космос полететь или так, из вежливости согласился.

– Я люблю летать в космос, – говорю я. – Особенно сегодня.

– Вот и замечательно! – говорит мужчина с бородой. – Очень редко в наше время кто любит в космос летать. Всё больше телевизор смотрят. И то не космическое, а так, всякое.

Он мне всё это рассказывает, а мы уже на космодром едем. Там загрузили меня в ракету и дверь закрыли. Даже не закрыли, а задраили. И не дверь, а люк. Я смотрю, а космическая команда вся из иностранцев состоит – это по глазам видно. Я им говорю:

– Хай! Ай эм детский мальчик нэйм Кимка.

– Хай, – говорят иностранцы, – детский мальчик нэйм Кимка. Мы и по-русски неплохо говорим, учить заставили. А ты быстро надень скафандр, а то простудишься.

– Чего это я простужусь? – возмущаюсь я.

– А у нас сквозняки.

– А я закалённый. Не был бы я закалённый, – это я говорю, а сам в скафандр залезаю, – не взяли бы меня в космос. А какая, – это я уже из скафандра говорю, – у меня миссия?

– Твоя миссия – лететь с нами, – говорит один космонавт. – А то нам скучно. Давайте уже взлетать.

И он в иллюминатор тем людям, что на улице, показал табличку с надписью: «Давайте уже взлетать». А я дописал: «И поскорее».

И вот мы летим. Как только началась невесомость, я сразу стал в люк стучаться.

– Выпустите меня! – говорю. – Мне срочно нужно выйти в открытый космос.

– Нет уж, – говорят иностранные космонавты. – Давай хотя бы до станции долетим.

– Скучные вы, – говорю я им. – Скучные вы, и с вами скучно.

– Выпусти ты его, – говорит космонавт. – Пусть ребёнок свежим воздухом подышит.

Я вышел в открытый космос, перегрыз канат и домой полетел. Чего я в этом космосе не видел! Чернота сплошная. А один из космонавтов высунулся в люк и кричит:

– Куда же ты смылся?! Ты же сгоришь в атмосфере!

– Вот ещё, – говорю я. – Я у вас огнетушитель прихватил. Пока, как-нибудь в следующий раз!

Махнул огнетушителем и дальше полетел. Приземлился где-то в парке возле нашего дома. А тут моя одноклассница Астя увидела меня и давай смеяться:

– Кимка в скафандре! Кимка в скафандре!

Я вылез из скафандра и спрашиваю сердито:

А она надулась и говорит:

А потом подумала немножко и добавила:

– Тебя, кстати, год не было. Теперь тебе по всем предметам нас догонять. Ха-ха-ха.

– Да ну тебя, – сказал я ей. – Пойду лучше спасу кого-нибудь.

И тут как раз кстати на какого-то маленького мальчика собака нападает. Я давай струёй из огнетушителя кусательный запал тушить. И на Астю немного направил, просто так, случайно.

Прихожу домой – а у меня, оказывается, брат родился. А все сидят и телевизор смотрят, один брат только в коляске с мячиком лежит.

– Как брата назвали-то? – спрашиваю.

– Не помню, – говорит папа. – То ли Демидом, то ли Кимкой.

– Пусть будет Демид, – говорю я. – Кимка у вас уже есть.

И пошёл уроки учить за весь год.

На следующее утро выхожу из дома, а во дворе наши учителя собрались и что-то обсуждают. Я подошёл поближе, влез в толпу, встал посерёдке и спрашиваю:

– Это чего у вас тут?

– Это у нас тут педсовет намечается, – говорит директор. – Не мешай. Может, мы придумаем что-то новое или кого-то исключим. На свежем воздухе это запросто.

А я влез на скамейку и давай нараспев кричать:

– Педсовеееееееет, педсовеееет, педсовеееееетик.

А директор говорит недовольно:

– Ты, Кимка, не кричи. Пока ты тут летал, у нас много чего изменилось. И педсоветы на улице проводят, и птицы летают ниже, – он это говорит, а над ним как раз ворона пролетает.

– За год-то! – смеюсь я. – Не смешите мои коленки (тут все учителя на мои коленки посмотрели). Просто вы давно меня не видели, вот и пришли все. Идите уже в школу, вас там люди ждут.

Учителя тут же в школу побежали. А директор бежал и на меня всё оглядывался. А Астя подходит и говорит:

– То собаку распугаешь, то учителей… И не жалко?

А я посмотрел на неё серьёзно и говорю:

– Полезли на крышу, и чем выше, тем лучше.

– Зачем это? – спрашивает Астя, а взгляд такой любопытный-любопытный.

– Зачем-зачем, – будто бы переспрашиваю я. – Подвиги совершать. Ты где больше любишь совершать подвиги?

– Дома, – говорит Астя. – Когда никто не видит. Посуду, там, помыть…

– Посуда – это не подвиг, это керамика, – говорю. – Топай за мной.

Астя стала руками размахивать и топать громко. Теперь вам ясно, почему мы друзья? Я тоже топал. Так мы протопали по лестнице наверх, а какая-то тётенька высунулась из-за двери и давай возмущаться:

Я тогда Асте говорю:

– Топай ещё громче, вон той тётеньке до сих пор не слышно ничего.

– Раз не слышно, я могу достать дудку и подудеть, – и она достала из рюкзака дудку и подудела.

Тётенька тут же дверь захлопнула – услышала наконец-то. Это всё потому произошло, что она телевизор смотрит – это я по глазам увидел. Чем чаще смотрят телевизор, тем громче его включают, это такое глупое правило.

Влезли мы шумно на крышу – смотрим, а её всю заполонили какие-то существа. Маленькие, не достают мне до колен, пушистые, цвета укропа. Они потеснились, чтобы нас не задевать, и дрожат.

– О, – говорит один из них, – Кимка и Астя. А вы хотите подвиг совершить?

– Мы за этим сюда и пришли, – говорю я. – Но если вас всех нужно сбросить с крыши, даже не надейтесь.

– Злые у тебя мысли, – говорит один укропчатый. – Ты просто перережь вот эту верёвочку, – и руки мне протягивает.

Смотрю, а у него руки связаны. И все укропчатые давай руки протягивать, и у всех они связаны.

– За что вас так? – спрашивает Астя. – Может, справедливо?

– Несправедливо! – громыхнули все укропчатые, а первый продолжает:

– Это один наш там король взял нас сюда – отправил, руки связал – был в плохом настроении. А потом сам так расстроился, что от грусти исчез куда-то.

Я взял из Астиного рюкзака ножницы, верёвочку перерезал и говорю укропчатому:

– Теперь давай, остальных освобождай.

– А это, – говорит укропчатый, – не моё дело. Я трусливый и подвигов совершать не умею.

Так мы с Астей совершили сто пятьдесят восемь подвигов, а эти пушистые говорят:

– Теперь домой нас ведите, а то мы одни боимся.

– Что мы будем там делать? – спрашиваю. – Мне и здесь, на крыше, неплохо.

Эти пушистые задумались – наверное, им тоже было неплохо на крыше. И один придумал:

– Мы будем королю этому мстить. А то что он?

А другой добавляет:

– Дорога только не близкая. Король этот самый портальчик-то открыл и смылся. Теперь только пешком через ближайшие переходы. А на крыше действительно неплохо.

Ну, и мы пошли мстить. Я впереди, Астя позади – чтобы наши укропчики не растерялись. А то они разбегаются время от времени, а потом аукают – найтись не могут. Через месяц в один переход зашли – а там ни солнца, ни луны, темень, только наши пушистики аукают. Через два месяца в другой переход попали, там какие-то окна, окна, и вот через них всё лезешь и лезешь. Так эти укропчатые приплюснут морды к стеклу и давай рожи корчить – не оттащишь.

Пришли где-то через полгода к ним домой, а этот король, цвета морской капусты, сидит один на троне и сахарную палочку жуёт.

– О, – говорит, – мстить пришли. Привет. Сейчас я палочку дожую, и мстите на здоровье.

А у укропчатых лица радостные такие, и у короля этого лицо радостное. Чувствую: сейчас мы отомстим, и все с королём обниматься полезут – так рады.

– Мсти, – говорит один, – Кимка, скорее! А то мы его давно не видели!

И кто-то верёвочку протягивает, а король цвета морской капусты руки вперёд выставил. Я ему их перевязал, и укропчатые наши запрыгали от радости.

– А теперь, – говорит кто-то, – давай, Астя, режь! – и ножницы протягивает.

Астя перерезала, и теперь все запрыгали, и этот, цвета морской капусты, – тоже. И давай обниматься. Я этого самого короля из толпы выудил, приподнял и говорю:

– А за что ты их так, на крышу-то?

– Не помню! – говорит король. – Давно это было. Вы бы шли быстрее – может быть, вспомнил бы.

А внизу укропчатые кричат:

– Отпусти его, отпусти, это мы так играли, идите уже домой.

– Вы нам хоть портальчик откройте, мы пойдём.

– Портальчик-портальчик, – хмыкает король этот. – Он раз в тысячу лет открывается. Вот вам мешок сахарных палочек, нет, два мешка, и вообще-то спасибо.

Тут откуда-то один пушистый выбегает, такой, цвета варёной сгущёнки, и говорит:

– Я с вами пойду. Я переходы знаю и симпатичный. С вами я буду один и такого-больше-нет, а тут я белая ворона. А я пернатым быть не хочу.

Я кремового Асте в рюкзак посадил и говорю всем:

– Ещё раз увижу на крыше – там и оставлю. У нас крыши не для того строили, чтобы на них всякие укропчатые прыгали, а для того, чтобы ими дома заканчивались.

Пришли мы ещё через полгода домой, у меня все телевизор смотрят, а папа ещё и спит. Только брат Демид мячик пинает и пошатывается (толком ещё ходить не научился). Увидел меня и говорит:

– Не дядя, а Кимка. Между прочим, я твой брат. Это так, для сведения.

Демид взял меня за палец и мячик стал уверенней пинать. А мама говорит:

– Найди себе, Кимка, чего-то в холодильнике и пожуй. Ты же сообразительный.

Я открыл холодильник, а тут откуда-то пушисто-кремовый выскакивает и говорит:

– Я, Кимка, у тебя в холодильнике жить буду. Только ты по ночам не пугайся. Я, может, в спячку впаду, так что ты из-за меня не переживай.

Забрался в коробку для овощей, свернулся колобком и уснул рядом со свёклой. Тут я к себе в комнату пошёл, а мама переключает канал и говорит:

– Ой, а у тебя, Кимка, завтра ведь день рождения. Одиннадцать лет. Приглашай кого хочешь, я торт сделаю с надписью «ТВ».

– Десять. Я год проскочил, когда в космос летал.

Папа случайно проснулся и говорит:

– Год туда, год сюда… – и опять уснул.

Я пообщался с Демидом, узнал много нового, а утром побежал всех на день рождения приглашать. Сначала только Астю думал пригласить, а потом мне навстречу попались какие-то дети, я их позвал, потом взрослых позвал – и пришёл домой с вереницей на полквартала. Мы в дом не стали заходить, а прямо на детской площадке отмечали. Я вынес торт и чай, а каждый мой гость из кармана чашку достал (надо же, какие предусмотрительные пошли люди). Тут одна девочка говорит:

– В день рождения никто, кроме именинника, не может в конкурсах побеждать. Так что если будут, то только односторонние. Вот смотри, такой конкурс: какое я загадал слово?

Ещё какой-то мальчик говорит:

Какая-то тётенька важно заявляет:

– Фиалка или фикус.

– Никакого слова Кимка не загадал, он загадал предложение.

– Не может быть, – удивился я. – Я же именинник, и только я…

Вы не поверите, но у Асти тоже оказался день рождения. Одиннадцать лет. Только тут я понял, насколько она меня старше. А она мне летучку подарила, и я тут же забыл, какая она старуха.

А я ей подарил чашку, их было много.

Тут ко мне подошёл мужчина в странном колпаке и говорит:

– Я, кстати, волшебник. Можешь загадать три желания, раз у тебя день рождения. А вместе с Астей этих желаний целых шесть.

Я тут же придумал.

– В пустыню, – говорю, – хотим, и чтобы рядом какой-то оазис.

– А потом? – спрашивает волшебник.

– А потом чего-нибудь ещё.

И мы в пустыне оказались. Астя меня сразу в песок закопала, а потом я её. Только неудобно, что штаны шерстяные и курточка, у нас же зима была. А Астя залезла в рюкзак и шорты оттуда достала. И говорит:

– Ничего так день рождения. И песок мелкий, и верблюды далеко.

– Зато вон змея ползёт.

Астя тогда змею за хвост схватила и в рюкзак – на всякий случай. И давай мне сказки рассказывать, что это пустынный ужик. А я ей говорю:

– Не ужик, а ужас, ты слова-то не путай. Давай лучше разберёмся, где тут у них оазис, а то, по-моему, песчаная буря приближается.

– С чего ты взял? – говорит Астя.

– Ты что, не знаешь? – спрашиваю я её. – У песка миллион оттенков, и хорошие песочники по этим оттенкам погоду различают. А не будь я хорошим песочником, я бы в пустыню не попросился.

Тут рядом с нами песок бурлить начал, волны какие-то пошли. Мы с Астей стали туда камни бросать, и они тут же исчезали, только круги на песке оставались.

– Это песочное болото, – со знанием дела говорит Астя. – Оно затягивает людей в песочный мир.

– А это чем тебе не песочный? – спрашиваю я, а сам уже к оазису бегу, подальше.

В оазисе на зелёных пальмах обезьянки скачут и в нас тычут пальцами – смотрите, мол, Кимка и Астя пожаловали. А одна обезьянка человечьим голосом говорит:

– Смотрите, мол, Кимка и Астя пожаловали. Мы уже давно тут ждём, чтобы кто-то в нашем оазисе появился, а то на нём, конечно же, старинное заклятие висит. На самом деле он не оазис, а очень даже часть пустыни, а мы не обезьяны, а верблюды, и пальмы не пальмы, а кактусы.

Я что-то задумался, в траву улёгся и говорю:

– Не всё сразу, дайте подумать.

Подумал и спрашиваю:

– А вы уверены, что вам так лучше будет? А то ведь я могу наоборот – пустыню в море, а вас – в китов или дельфинов.

– А пальмы будут чайками, – говорит Астя. – А чайки – птицами.

Обезьяна лапами замахала и кричит:

– Нет, нет! Быть пустыней – это наше призвание, а вы нам тут такое предлагаете. Нет, ни за что. Вы пока купайтесь в озере, ешьте фрукты, живите тут сколько угодно, а через месяц-другой мы придём за ответом и превращаться. А пока у нас тут важный поход до второго края горизонта и обратно.

Мы ничего сказать не успели, а обезьяны ускакали уже. Астя говорит:

– Давай скорее строить дом и огораживать его забором.

– Зачем это забором? – спрашиваю я. – Можно его, например, ничем не огораживать.

– Я просто заборы люблю, – говорит Астя.

И из рюкзака молоток и гвозди достаёт. А я ей говорю:

– А давай построим забор без дома. Тут и так тепло.

– Давай, – говорит Астя. – Так даже лучше. Так больше забора получится.

Хорошенький у нас получился забор – обычная перегородка метра на три, отделяющая ничто от ничего!

И вот я ловлю рыбу, Астя огурцы и помидоры собирает, а обойти наш оазис за пятнадцать минут можно. В серединке, как и полагается, озеро, а по бокам – деревья и разная природа. Несколько раз к нам всякие истощённые путники приходили, и все говорят:

– Какой у вас красивый забор! – а Астя губу нижнюю выпячивает, но это она радуется так.

Месяца через три пришли наши обезьяны (а у нас как раз рыба в озере заканчивалась) и говорят:

– Ну ладно, мы готовы, расколдовывайте нас и оазис тоже.

– Три месяца вас не было, потерпите ещё три дня, у нас рыбы ещё как раз на три дня осталось.

Но они нетерпеливые оказались, все три дня ныли одно и то же:

– Ну ладно, мы готовы, расколдовывайте нас и оазис тоже, ну ладно, мы готовы, расколдовывайте нас и оазис тоже, ну ладно, мы готовы, расколдовывайте нас и оазис тоже…

– Да мы вас лучше ещё раз заколдуем! – рассердилась Астя. – Во что-нибудь кошмарное, например в парк культуры и отдыха.

Обезьяны ничего не сказали, только заплакали тихонько. Наверное, представили, как Астя превращает их, и сначала появляется билетная касса, а потом посетители, посетители, посетители и никакого песка вокруг… Мне обезьян жалко стало, и я говорю:

– Заклинание ведь какое-то надо! Без этого обычно ничего не получается.

А обезьяны говорят:

– А, ну да, точно, заклинание там простое, нужно сказать: «Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов». Не знаем, что это такое, но звучит волшебно. Только чтобы заклинание сработало, нужно ужасом пустыни над головой помахать и забросить его подальше, а что за ужас пустыни и где его брать, никто не знает и знать не хочет.

– Всё нормально, – говорит Астя, – ужас пустыни у меня в рюкзаке сидит.

Достаёт она его, размахивает над головой и говорит:

– Сумма углов треугольника равна ста восьмидесяти градусам! – и как зашвырнёт ужас пустыни подальше.

Обезьяны в верблюдов-то превратились, но только маленьких, мне ниже колена, вместо оазиса появилась детская площадка, а на ней наш с Астей день рождения продолжают праздновать. Все верблюды куда-то исчезли, только один, чёрненький такой, говорит:

– Я, Кимка, с тобой пойду. Я и превращаться не хотел, а только так, за компанию.

Я смотрю, а у меня в руке шоколадка. И у Асти в руке шоколадка.

– Это что? – спрашивает Астя. – Кроме того, что это шоколадка?

Я сразу догадался:

– Это волшебник думает, что у нас такое второе желание. Кстати, где он?

И волшебника не было, и все гости стали расходиться, раскланиваться, говорят:

– Поздравляем, поздравляем, Кимку с одиннадцатилетием, Астю с двенадцатилетием, извините, что без подарков, мы нечаянно.

– Как это, – говорю, – с одиннадцатилетием? Нас не было всего три месяца, я считал по солнцу.

– Ничего не знаем, у нас год прошёл.

И давай убегать.

– Ну поздравляю, – говорю я Асте. – Ты теперь совсем старая, а я ещё ничего.

Смотрим вокруг, а нашего дома-то нет (мы же с Астей в одном доме жили). Оказывается, его снесли и нас всех куда-то переселили.

– Вот дела, – говорю я. – Раньше было куда приходить, а теперь устранили.

– Ерунда, – говорит Астя, – найдём. Если нас в новый дом переселили, то будем вспоминать, какого дома раньше не было. А если не в новый, то мы этот отстроим заново, и все вернутся.

Мы зашли в первый попавшийся новый дом, и я по звукам узнал, где наша квартира. Оказалось, Астины родители теперь наши соседи, и, когда я домой пришёл, они сидели у нас и телевизор смотрели. А брат Демид увидел меня и говорит:

– О, Ки-и-имка… А-а-астя… Давайте играть.

Мы поперебрасывались мячиком, а потом мне есть захотелось. Открываю холодильник, а тут верблюд невысокого роста подбегает ко мне и говорит:

– А давай я у тебя в холодильнике жить буду. Мне в пустыне так жара надоела, хоть плачь. А тут я у тебя так замёрзну, хоть смейся.

Я хотел его к кремовому положить, смотрю – а кремового нет. Я испугался сначала – вдруг съели с печеньем, а потом смотрю, с ним Демид играет, как с нормальным человеком. Я головой тряхнул, а кремовый махнул лапой и говорит:

– Да всё нормально, успокойся.

– Раз мы в новом доме живём, пойдём с жильцами знакомиться, чтобы они знали, что мы за люди.

А сам уже дверь открываю. Тут смотрим – а у нас в руке по воздушному шарику. Это, значит, волшебник третье желание за нас придумал, и ещё три осталось. Мы Демиду отдали и знакомиться со всеми пошли. То у одних три дня побудем, то у других погостим неделю. Потому что знакомиться не пришлось – оказалось, что весь наш старый дом сюда переселили, и все нам очень рады были. А некоторые не очень радовались, а так, для видимости.

И тут Астя в какой-то день как выдаст:

– А давай, Кимка, в школу пойдём. Тысячу лет там не были. А нас там, может быть, ждут.

Мы пришли в школу, которая поближе к дому, смотрим – а нас там ждут.

Директор (я сразу понял, что директор, потому что он впереди стоял) хлеб-соль держит, а учителя сзади – указки, мелки и учебники.

– Может, пойдём отсюда, – говорю я Асте, – пока не поздно.

– Поздно, – говорит Астя. – Они нас уже увидели.

А директор увидел нас и с порога кричит:

– Эй вы, там! Добро пожаловать! Надеюсь, вы взяли сменку, а то у нас чисто.

Мы сменку не брали, а потому в класс босиком зашли. Нам учителя говорят:

– Класс у вас будет особенный, на два человека, с вами будут учиться Кимка и Астя.

А директор добавляет:

– Только у наших учителей и без вас работы много. Так что вы как-нибудь сами, – и назад вместе с учителями пятится. – А мы потом проверим, как вы тут всё усвоили.

Мы вдвоём с Астей остались, и я говорю:

– Надо, Астя, с этим что-то делать, чтобы раз и навсегда.

– Давай тогда уйдём отсюда и не вернёмся.

– Нет уж. Так просто мы не уйдём. Тащи учебники за одиннадцатый класс, а я за все остальные притащу.

Приходят к вечеру какого-то дня учителя с директором и говорят:

– Будем вас сейчас проверять на предмет знаний. На многое мы не надеемся, а так, чуть-чуть.

– А мы, – говорю я, – уже ни на что не надеемся. Мы сюда не надеяться, а учиться пришли. Так что принимайте у нас выпускные экзамены, и мы пойдём уже.

А учителя говорят:

– Ой, ну это же надо комиссию, цветы, а потом выпускной, и чтобы всех нас на него пригласили.

– Приглашаем, – говорим мы с Астей, и учителя тут же побежали комиссии звонить.

Собралась такая комиссия, что школа с трудом её в себя вместила – так все хотели на выпускной. Мы экзамены сдали, нам выдали аттестаты, и все спрашивают:

– Ну что, куда пойдём?

– В детское кафе, – говорю я. – Там, за углом. Пирожные у них вкусные.

– А… – говорит директор.

– И никаких «а», – говорит Астя. – Не нойте.

После кафе Астя прижимает аттестат к груди и говорит:

– Надо, Кимка, довести дело до конца. Пойдём в какой-нибудь институт и доучимся.

– Пойдём, – говорю, – раз тебе так хочется. Только вот зима на дворе, а в институт надо вступительные экзамены сдавать. А они летом, и это как-то сбивает с толку.

– Летом так летом, – говорит Астя. – Подождём, не развалимся.

И тут мы оказались летом у какого-то института (это волшебник четвёртое желание выполнить решил). Заходим внутрь, и я спрашиваю:

– У вас чему-то учат?

– Учат, – говорят. – Поступайте в наш институт, чтобы ворочать денежными массами.

– Это какой у вас институт? – спрашиваю. – Я в фальшивомонетчики не пойду, так и знайте.

– У нас, – говорят, – институт финансов. Сдавайте документы и не задерживайте очередь: типа, время – деньги.

Мы смотрим назад, а там уже тысяча одинаковых людей в одинаковых костюмах, и все документы протягивают.

– Уходим, Астя, отсюда, – говорю я. – Они тут все ненастоящие.

Мы сразу в другой институт пошли, растениеводства.

Там нам сразу вручили по саженцу клубники и рассказывают:

– У нас тут всё просто. Поливайте цветы, подрезайте растения в оранжерее – и сами всему научитесь. А высшую математику с иностранными языками мы уж вам как-нибудь между делом изложим. Как вам такая задачка?

– Это вы хорошо придумали, – говорю я. – Сразу видно, знаете своё дело. И воспитательный момент присутствует.

– Зачисляйте нас, мы уже всё обдумали.

– Нет уж, сначала экзамен. Вот вам саженцы деревьев. Посадите десять штук в шахматном порядке и возвращайтесь.

Мы дождались осени (экзамен-то с подковыркой был: надо было знать, что деревья только осенью и весной высаживают), посадили деревья, пришли в институт и стали учиться. А потом так научились, что даже с Астей растение новое вывели – вневременник. Очень любопытное – днём растёт, а ночью уменьшается. Листья один день крупные, один день мелкие, а в субботу и воскресенье у растения выходной. И дипломную по вневременнику мы защитили, и все нам хлопали.

Уж не знаю, сколько мы там проучились, но когда вышли, то увидели, что какой-то старичок по дороге катит огромную глыбу, ни на что не похожую, но кругловатую. Он нас увидел и кричит:

– Молодые люди! Помогите эту штуковину откатить на десять-пятнадцать километров.

– Это в неизвестном направлении? – интересуюсь я.

– Это ко мне домой, – говорит старичок. – Он у меня перемещается. Где-нибудь да отыщем.

– Давайте, – говорит Астя. – Давно мы живым людям не помогали, всё больше зелёным насаждениям. Кати, Кимка.

– И ты, Астя, тоже кати, – вежливо говорю я.

И вот мы катим, а люди на нас оглядываются, а мы им руками машем, потому что приветливые.

– Что это за штука-то? – говорю я старичку. – Будет ли из неё какой-то толк, или так, для красоты?

– Надеюсь, – говорит старичок, – что это философский камень, только проверить надо.

– Как проверить? – спрашиваю. – Расковырять?

– Нет, – говорит старичок. – Влезть наверх и подумать. Если будет думаться, значит, философский.

Мы как раз в лесу были, и Астя, цепляясь за ветки деревьев, сразу наверх полезла. Села наверху и молчит.

– Ну как? – кричу я ей. – Думаешь чего-нибудь?

– Думаю, – говорит Астя, – о том, какой ты, Кимка, всё-таки когнитивный.

– О, – говорит старичок. – Надо же, философский. Я теперь труд какой-нибудь напишу. Про лень.

Прикатили мы философский камень к дому старичка, а дом в каком-то разобранном состоянии – крыльцо отдельно, крыша отдельно и стена одна тоже отдельно. И забор такой, как Асте нравится.

– Давайте, – говорит, – ребятки, откатим это всё к дому и как-нибудь совместим, если вы ещё не торопитесь.

Мы откатили и совместили, а старичок и говорит радостно:

– Спасибо вам, что взяли и помогли! Может, я тоже могу чем-то вам помочь? Что-нибудь куда-нибудь откатить?

Я тут же нашёлся.

– Да, – говорю. – Откатите нас с Астей в возрасте. А то мы и пожить не успели.

– Я от тебя, Кимка, другого и не ожидал, – говорит старичок. – До скольки годков откатывать?

– Меня, – говорю, – с запасом, до семи. А Астю для справедливости до шести давайте.

Астя и глазом моргнуть не успела, как уменьшилась. А я тоже уменьшился, попрыгал на месте и говорю тоненьким голосом:

– Спасибо большое. Ну, а теперь нам точно некогда.

И мы побежали через лес домой – давно там не были.

Дверь мне открывает Демид, одинакового теперь со мной роста и возраста.

– Ты мой брат Кимка, – говорит Демид. – Я тебя сразу узнал. Мне много про тебя рассказывали. Ещё говорили, когда я был совсем маленьким, ты приходил. Заходи, не стой на пороге.

И улыбается, а я тоже улыбаюсь.

– Как родители? – спрашиваю.

– Смотрят, – говорит Демид.

Нам многое нужно было друг другу рассказать, и мы проговорили неделю, не меньше. Я узнал, что кремовый в один день разделился на двух кремовых, и одного Демид подарил другу на день рождения. А чёрный верблюд вылез из холодильника и научился приносить тапочки. Пока мы говорили, верблюд лежал рядом и время от времени грустно вздыхал.

– Мы, – говорю, – с Астей долго дома не собираемся оставаться. Пойдём в какое-то кругосветное путешествие или на какую-то планету, не знаем ещё.

– И я с вами хочу, – говорит Демид. – Мне тоже пора.

– Тебе, – объясняю я ему, – надо хотя бы в школе показаться. Первый раз в первый класс, а дальше несущественно.

– Я уже был, – говорит Демид. – С шести лет пошёл. Мне хватило.

– Тогда выходим на рассвете, – говорю я. – Готовься.

– Ой, – говорит Демид. – У меня есть несколько срочных дел где-то на недельку. Подождёшь?

– Подожду, – говорю. – Ты же меня вон сколько ждал.

Стал я сидеть дома, то и дело в окно выглядывая – не идёт ли Демид?

Один раз вечером у нас электричество отключили, папа увидел меня и как спохватится:

Не знаю, что было бы, если бы электричество снова не дали. Через неделю пришёл Демид и принёс большой пакет шариков: будто бы пинг-понговые, но каждый в десять раз меньше.

– Шуршат хорошо, – говорит Демид. – И летают здорово, если подуть.

– Пойдём к Асте, – обрадовался я. – Она дует здорово.

Пришли мы к Асте, а она на пороге с вещами стоит.

– Хватит, – говорит, – с меня этой сытой жизни, пойдёмте уже, – и кусок торта дожёвывает.

Мы уходим от нашего дома, а люди выстроились толпами и провожают нас. Плакаты у них в руках, на них написано «Кимка», «Демид» и «Астя», или всё вместе, или «Во славу мира день-деньской», а к нам они книжки протягивают.

– Подпиши, – кричат, – Кимка, подпиши!

– Как же я подпишу, если я ещё не написал ничего?

– Ну и что, зато за тебя такие умные люди книжки писали.

Пока мы это говорим, Астя уже расписывается направо и налево. Мы её с Демидом за руки потянули и кричим:

– Не расписывайся, не расписывайся, это затягивает!

А толпа и правда стала напирать, Астю обступила и от нас уносит. А толпа кричит:

– Обществу нужны такие люди!

Ну всё, думаю, потеряли мы Астю, дальше вдвоём пойдём.

Тут Демид шарики высыпал, которые в пакете нёс, и они, как птицы, над толпой взлетели и выстроились полотном. Ветер подул, и они как зашуршат. Люди расступились, отпустили Астю, руки к небу возвели и приговаривают:

– Шуршит! Шуршит-то как!

Мы, пока они не опомнились, сразу к пристани побежали и давай проситься на какой-то корабль.

– Вы в кругосветное плавание? – спрашиваем.

– В кругосветное, – говорят.

– А катастрофы предвидятся? – уточняем.

– Тогда мы с вами, – говорим мы им.

Тут один как выбежал на палубу, как начал в Астю пальцами тыкать:

– Женщина на корабле!

– Ну какая она женщина, девчонка ещё совсем.

Но человек нас слушать не стал, а с корабля спрыгнул и умчал подальше. И мне люди с корабля говорят:

– Будешь теперь, Кимка, капитаном, раз прежний капитан убежал.

– А можно я буду юнгой? – попросил Демид.

И все на меня смотрят.

– Можно, – говорю я, и все как давай хлопать в ладоши.

– А можно я буду Астей? – спрашивает Астя.

– Нельзя, – говорю я строго. – Давай ты Астей будешь.

– Ну ладно, – обиженно говорит Астя и на корабль по трапу забирается.

Мы следом забрались, и я, раз капитан, говорю:

– Право руля! Лево руля! Отдать швартовые!

А меня спрашивают:

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Евдокимова Н. Кимка & компания в городе Екатеринбург

В этом интернет каталоге вы имеете возможность найти Евдокимова Н. Кимка & компания по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть похожие книги в категории Детская литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой населённый пункт России, например: Екатеринбург, Москва, Ростов-на-Дону.