Книжный каталог

Дорис Лессинг Шикаста

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Роман Шикаста открывает знаменитый космический цикл, состоящий из пяти книг и повествующий о противоборстве трех могущественных космических империй - Канопуса, Сириуса и Путтиоры. Одно из лучших произведений Дорис Лессинг, лауреата Нобелевской премии в области литературы за 2007 год.

Характеристики

  • Вес
    510
  • Ширина упаковки
    220
  • Высота упаковки
    30
  • Глубина упаковки
    140
  • Оригинальное название
    Shikasta
  • Автор
    Дорис Лессинг
  • Тип издания
    Отдельное издание
  • Тип обложки
    Суперобложка
  • Тираж
    8000
  • Переводчик
    Юрий Балаян
  • Произведение
    Шикаста

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Дорис Лессинг Шикаста Дорис Лессинг Шикаста 359 р. ozon.ru В магазин >>
Дорис Лессинг Кошки Дорис Лессинг Кошки 86 р. ozon.ru В магазин >>
Дорис Лессинг Создание Представителя для Планеты Восемь. Сентиментальные агенты в Империи Волиен Дорис Лессинг Создание Представителя для Планеты Восемь. Сентиментальные агенты в Империи Волиен 349 р. ozon.ru В магазин >>
Дорис Лессинг Трава поет Дорис Лессинг Трава поет 325 р. ozon.ru В магазин >>
Дорис Лессинг Сириус экспериментирует Дорис Лессинг Сириус экспериментирует 325 р. ozon.ru В магазин >>
Дорис Лессинг Браки между зонами три, четыре и пять Дорис Лессинг Браки между зонами три, четыре и пять 329 р. ozon.ru В магазин >>
Дорис Лессинг Повесть о генерале Данне, дочери Маары, Гриоте и снежном псе Дорис Лессинг Повесть о генерале Данне, дочери Маары, Гриоте и снежном псе 319 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Шикаста - скачать бесплатно

Скачать: Шикаста , Дорис Лессинг

Роман «Шикаста» открывает знаменитый «космический» цикл, состоящий из пяти книг и повествующий о противоборстве трех могущественных космических империй — Канопуса, Сириуса и Путтиоры. Одно из лучших произведений Дорис Лессинг, лауреата Нобелевской премии в области литературы за 2007 год.

Читать книгу онлайн

…Когда я только начинала писать «Шикасту», то полагала, что, завершив эту цельную, самостоятельную книгу, закрою затронутую в ней тему. Однако в процессе работы над книгой возникли замыслы иных историй, наметки иных сюжетов; одновременно рос и рабочий азарт, не позволявший успокоиться на достигнутом. Становилось ясно, что я изобрела, — или открыла для себя — новый мир, в котором судьбы планет (не говоря уж о людях) лишь мелкие эпизоды в эволюции космоса, выраженной в соперничестве и взаимодействии великих галактических империй: Канопуса, Сириуса, враждебной им империи под названием Путтиора с преступной планетой Шаммат. Я почувствовала, что способна экспериментировать, придерживаясь в то же время традиционной творческой технологии. Следующая часть цикла «Канопус в Аргосе», «Браки между Зонами 3, 4 и 5», получилась скорее мифом, басней — и одновременно, как это ни странно, отличалась большим реализмом.

В наше время то и дело слышишь, что писатели вынуждены взламывать рамки реалистического изложения, так как окружающая нас действительность становится день ото дня все более дикой, фантастической, невообразимой. Когда-то — и не так давно — литераторов обвиняли в преувеличениях, в склонности к экскурсам в невероятное; теперь же они сами жалуются, что никакое воображение не способно угнаться за постоянно меняющейся реальностью.

Вот вам пример: сочиняя «Воспоминания выжившей», я «изобрела» животное — нечто среднее между собакой и кошкой, а затем прочитала, что биологи и впрямь экспериментируют с подобного рода гибридом.

Да, я уверена, что не только сочинитель может подключиться к «сверхразуму», либо к «первичному сознанию», либо к «неосознанному» — да к чему угодно! И не сомневаюсь, что это может привести к каким угодно «совпадениям» или к сколь угодно невероятным последствиям.

Изменяется и старый добрый «реалистический» роман, изменяется под влиянием жанра, обычно обозначаемого как «космическая фантастика». Кое-кто этим недоволен. Помню, как-то раз во время поездки по Соединенным Штатам мою лекцию однажды прервала дама-профессор, председательствовавшая на той встрече. Ее, пожалуй, единственный недостаток — слишком глубокая погруженности в академические традиции. Она заявила: «Будь вы моей студенткой, я бы таких фантазий с вашей стороны ни за что не допустила». Я же не устаю повторять, что научная фантастика, космическая фантастика — самая своеобразная отрасль литературы, жанр наиболее изобретательный и остроумный. Фантастика оживила литературу вообще. Я не устаю обвинять академические круги как в зажиме, так и в игнорировании литературы подобного рода — хотя по природе своей именно к такому подходу они, эти круги, и призваны. Признаю, что моя позиция с течением времени тоже приобретает прискорбные признаки ортодоксальности.

Полагаю, в корне неверно ставить «серьезный» роман на одну полку, а фантасти…

Если вы уже скачали эту книгу, вы можете написать небольшой отзыв,

чтобы помочь другим читателям определиться с выбором.

Другие книги писателя
  • «Саранча. Колдовство не продаётся» Лессинг Дорис

Два рассказа известной писательницы, лауреата Нобелевской премии по литературе Дорис Лессинг об англичанах в Африке — "Саранча" И "Колдовство не продаётся". Вошли в сборник "Английская новелла" (Л., 1…

Саре Дурхам шестьдесят пять лет, и она уже не ждет от жизни никаких сюрпризов. Однако все меняется, когда экспериментальный театр, в котором работает Сара, решает поставить пьесу о Жюли Вэрон, красави…

Источник:

knigosite.org

Шикаста: Лессинг Дорис Мей: Страница - 1: Читать онлайн бесплатно

Дорис Лессинг Шикаста

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

Последние отзывы Трудно быть сильной

Приятный роман. Легко читается. >>>>>

Непокорная невеста

Читайте! Не пожалеете. >>>>>

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ. ОСНОВАННЫЕ НАЛИЧНЫХ ВПЕЧАТЛЕНИЯХ ДЖОХОРА (ДЖОРДЖА ШЕРБАНА). 87-ГО ЭМИССАРА IX СТЕПЕНИ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА ПОСЛЕДНИХ ДНЕЙ

Моему отцу, час за часом, ночь за ночью любовавшемуся звездами над нашим жилищем в Африке. «Что ж, — бывало, говорил он, — коли уж людям суждено разнести Землю вдребезги, то, по крайней мере, останется все это, откуда мы спустились сюда».

Когда я только начинала писать «Шикасту», то полагала, что, завершив эту цельную, самостоятельную книгу, закрою затронутую в ней тему. Однако в процессе работы над книгой возникли замыслы иных историй, наметки иных сюжетов; одновременно рос и рабочий азарт, не позволявший успокоиться на достигнутом. Становилось ясно, что я изобрела, — или открыла для себя — новый мир, в котором судьбы планет (не говоря уж о людях) лишь мелкие эпизоды в эволюции космоса, выраженной в соперничестве и взаимодействии великих галактических империй: Канопуса, Сириуса, враждебной им империи под названием Путтиора с преступной планетой Шаммат. Я почувствовала, что способна экспериментировать, придерживаясь в то же время традиционной творческой технологии. Следующая часть цикла «Канопус в Аргосе», «Браки между Зонами 3, 4 и 5», получилась скорее мифом, басней — и одновременно, как это ни странно, отличалась большим реализмом.

В наше время то и дело слышишь, что писатели вынуждены взламывать рамки реалистического изложения, так как окружающая нас действительность становится день ото дня все более дикой, фантастической, невообразимой. Когда-то — и не так давно — литераторов обвиняли в преувеличениях, в склонности к экскурсам в невероятное; теперь же они сами жалуются, что никакое воображение не способно угнаться за постоянно меняющейся реальностью.

Вот вам пример: сочиняя «Воспоминания выжившей», я «изобрела» животное — нечто среднее между собакой и кошкой, а затем прочитала, что биологи и впрямь экспериментируют с подобного рода гибридом.

Да, я уверена, что не только сочинитель может подключиться к «сверхразуму», либо к «первичному сознанию», либо к «неосознанному» — да к чему угодно! И не сомневаюсь, что это может привести к каким угодно «совпадениям» или к сколь угодно невероятным последствиям.

Изменяется и старый добрый «реалистический» роман, изменяется под влиянием жанра, обычно обозначаемого как «космическая фантастика». Кое-кто этим недоволен. Помню, как-то раз во время поездки по Соединенным Штатам мою лекцию однажды прервала дама-профессор, председательствовавшая на той встрече. Ее, пожалуй, единственный недостаток — слишком глубокая погруженности в академические традиции. Она заявила: «Будь вы моей студенткой, я бы таких фантазий с вашей стороны ни за что не допустила». Я же не устаю повторять, что научная фантастика, космическая фантастика — самая своеобразная отрасль литературы, жанр наиболее изобретательный и остроумный. Фантастика оживила литературу вообще. Я не устаю обвинять академические круги как в зажиме, так и в игнорировании литературы подобного рода — хотя по природе своей именно к такому подходу они, эти круги, и призваны. Признаю, что моя позиция с течением времени тоже приобретает прискорбные признаки ортодоксальности.

Полагаю, в корне неверно ставить «серьезный» роман на одну полку, а фантастику — на другую.

Очень интересное явление эта фантастика: научная, космическая… Оно возникло словно бы в результате взрыва, ворвавшись к нам из ниоткуда, как всегда случается, когда человеческий разум получает толчок к расширению, на этот раз — к звездам, к галактикам и кто знает куда еще. Произведения фантастов открыли нам глаза в новый мир, в новые миры, указали на то, что происходит, указали на новые, нехоженые пути, описали наше отвратительное настоящее давным-давно, в бытность его еще будущим, когда господа официальные научные чины авторитетно заявляли, что, мол, то-то и то-то (ныне повседневная банальность) совершенно невозможно по таким-то и таким-то причинам. Фантастика взяла на себя неблагодарную роль всеми презираемого незаконнорожденного отпрыска, имеющего наглость указывать уважаемым сводным братьям и сестрам на то, чего они не отваживались или не желали замечать в силу своей респектабельности. В произведениях писателей — фантастов древнее наследие изучается с не меньшей смелостью, чем футуристические прогнозы. Сколь многим мы им обязаны!

Все книги на нашем сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом

Источник:

book-online.com.ua

Читать Шикаста - Лессинг Дорис Мэй - Страница 1

Дорис Лессинг Шикаста
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 972
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 138

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ. ОСНОВАННЫЕ НАЛИЧНЫХ ВПЕЧАТЛЕНИЯХ ДЖОХОРА (ДЖОРДЖА ШЕРБАНА). 87-ГО ЭМИССАРА IX СТЕПЕНИ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА ПОСЛЕДНИХ ДНЕЙ

Моему отцу, час за часом, ночь за ночью любовавшемуся звездами над нашим жилищем в Африке. «Что ж, — бывало, говорил он, — коли уж людям суждено разнести Землю вдребезги, то, по крайней мере, останется все это, откуда мы спустились сюда».

Когда я только начинала писать «Шикасту», то полагала, что, завершив эту цельную, самостоятельную книгу, закрою затронутую в ней тему. Однако в процессе работы над книгой возникли замыслы иных историй, наметки иных сюжетов; одновременно рос и рабочий азарт, не позволявший успокоиться на достигнутом. Становилось ясно, что я изобрела, — или открыла для себя — новый мир, в котором судьбы планет (не говоря уж о людях) лишь мелкие эпизоды в эволюции космоса, выраженной в соперничестве и взаимодействии великих галактических империй: Канопуса, Сириуса, враждебной им империи под названием Путтиора с преступной планетой Шаммат. Я почувствовала, что способна экспериментировать, придерживаясь в то же время традиционной творческой технологии. Следующая часть цикла «Канопус в Аргосе», «Браки между Зонами 3, 4 и 5», получилась скорее мифом, басней — и одновременно, как это ни странно, отличалась большим реализмом.

В наше время то и дело слышишь, что писатели вынуждены взламывать рамки реалистического изложения, так как окружающая нас действительность становится день ото дня все более дикой, фантастической, невообразимой. Когда-то — и не так давно — литераторов обвиняли в преувеличениях, в склонности к экскурсам в невероятное; теперь же они сами жалуются, что никакое воображение не способно угнаться за постоянно меняющейся реальностью.

Вот вам пример: сочиняя «Воспоминания выжившей», я «изобрела» животное — нечто среднее между собакой и кошкой, а затем прочитала, что биологи и впрямь экспериментируют с подобного рода гибридом.

Да, я уверена, что не только сочинитель может подключиться к «сверхразуму», либо к «первичному сознанию», либо к «неосознанному» — да к чему угодно! И не сомневаюсь, что это может привести к каким угодно «совпадениям» или к сколь угодно невероятным последствиям.

Изменяется и старый добрый «реалистический» роман, изменяется под влиянием жанра, обычно обозначаемого как «космическая фантастика». Кое-кто этим недоволен. Помню, как-то раз во время поездки по Соединенным Штатам мою лекцию однажды прервала дама-профессор, председательствовавшая на той встрече. Ее, пожалуй, единственный недостаток — слишком глубокая погруженности в академические традиции. Она заявила: «Будь вы моей студенткой, я бы таких фантазий с вашей стороны ни за что не допустила». Я же не устаю повторять, что научная фантастика, космическая фантастика — самая своеобразная отрасль литературы, жанр наиболее изобретательный и остроумный. Фантастика оживила литературу вообще. Я не устаю обвинять академические круги как в зажиме, так и в игнорировании литературы подобного рода — хотя по природе своей именно к такому подходу они, эти круги, и призваны. Признаю, что моя позиция с течением времени тоже приобретает прискорбные признаки ортодоксальности.

Полагаю, в корне неверно ставить «серьезный» роман на одну полку, а фантастику — на другую.

Очень интересное явление эта фантастика: научная, космическая… Оно возникло словно бы в результате взрыва, ворвавшись к нам из ниоткуда, как всегда случается, когда человеческий разум получает толчок к расширению, на этот раз — к звездам, к галактикам и кто знает куда еще. Произведения фантастов открыли нам глаза в новый мир, в новые миры, указали на то, что происходит, указали на новые, нехоженые пути, описали наше отвратительное настоящее давным-давно, в бытность его еще будущим, когда господа официальные научные чины авторитетно заявляли, что, мол, то-то и то-то (ныне повседневная банальность) совершенно невозможно по таким-то и таким-то причинам. Фантастика взяла на себя неблагодарную роль всеми презираемого незаконнорожденного отпрыска, имеющего наглость указывать уважаемым сводным братьям и сестрам на то, чего они не отваживались или не желали замечать в силу своей респектабельности. В произведениях писателей — фантастов древнее наследие изучается с не меньшей смелостью, чем футуристические прогнозы. Сколь многим мы им обязаны!

«Шикаста», как и многие иные сочинения этого жанра, исходит из Ветхого Завета. Мы привыкли отмахиваться от Ветхого Завета по той смехотворной причине, что Иегова, он же Яхве, ведет себя не как сусальный благотворитель. Герберт Уэллс совершенно справедливо указывает, что когда человек кудахчет Богу свое бесконечное «дай-дай-дай. », он ведет себя, как мелкая шавка, пытающаяся пристроиться к грозному льву темной ночью. Или что-то в этом роде.

Священная литература всех народов во многом схожа по своим базовым принципам. Ее и вправду можно принять за продукт единого разума. И вполне возможно, что мы ошибаемся, списывая ее как ископаемую окаменелость.

Даже оставив вне поля зрения попол-ву, религиозные традиции догонов, историю Гильгамеша или иные подобного рода (я иной раз гляжу на молодежь и гадаю, ценят ли они то, что сейчас на любом углу можно купить эти и иные сокровища… и долго ли продлится такое время), — так вот, оставив все это в стороне и ограничившись лишь нашим традиционным наследием, можно найти много интересного, читая Ветхий Завет, включающий, естественно, Тору евреев и апокрифы, а также многие другие источники, в свое время проклятые, объявленные еретическими или просто несуществующими. Плюс к тому Новый Завет. Плюс Коран. Есть, правда, и такие, кто всерьез верит, что на Среднем Востоке была лишь одна Священная Книга.

Дорис Лессинг, 7 ноября 1978 г.

Джохор был выбран как наиболее типичный из всех наших эмиссаров на Шикасте.

Послов и экспертов там побывало великое множество, самых различных узких специализаций.

Записи Джохора способствуют воссозданию общей картины обстановки на Шикасте.

Пособие предназначено для студентов первого года обучения, специализирующихся на истории Канопуса и его колоний.

На многие планеты меня посылали. Всего навидался. Участвовал и в экстренных, чрезвычайных миссиях, и в тщательно запланированных, расписанных по пунктам программах. Не однажды пришлось мне испытать горечь поражения, стать свидетелем окончательного крушения надежд, надежд иногда радужных, обоснованных. Блестящее развитие, прекрасные промежуточные результаты и вдруг — баста! Ритм исчез, движение замерло. Дальнейшее — молчанье.

Но одно дело — смириться с внезапной катастрофой, и совсем другое — долгие годы, многие века и тысячелетия терпеть безнадежность без просвета, без света в конце бесконечного туннеля.

Разочарование можно измерить количественно и подразделить качественно. И из этих градаций можно извлечь определенную пользу, найти им практическое применение. Склад ума исполнителя, регистрирующего эти оценки, — благодатная почва для исследователя.

Невелика моя роль в корпусе персонала, узок крут моих обязанностей. Это не означает, однако, что нет у меня обычного для каждого исполнителя права сказать: «Хватит! Невидимые, неписаные, негласные правила запрещают». Правила, продиктованные Любовью. Таково мое ощущение, и многие со мной солидарны. Но есть в Колониальной Службе и такие, кто придерживается иной точки зрения. Одна из целей моих при этой систематизации мыслей, выходящей, возможно, за рамки необходимого, — оправдать точку зрения, как я полагаю, большинства, заключающуюся в том, что Шикаста стоит наших забот, наших усилий.

Постараюсь изложить все четко и ясно. Придут после меня другие, прочтут мои записи, как я читал записки предшественников. Не дано мне предугадать, как воспримет мои записи тот, кто прочтет их через десяток тысяч лет.

Источник:

www.litmir.me

Дорис Лессинг Шикаста скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ. ОСНОВАННЫЕ НАЛИЧНЫХ ВПЕЧАТЛЕНИЯХ ДЖОХОРА (ДЖОРДЖА ШЕРБАНА). 87-ГО ЭМИССАРА IX СТЕПЕНИ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА ПОСЛЕДНИХ ДНЕЙ

Моему отцу, час за часом, ночь за ночью любовавшемуся звездами над нашим жилищем в Африке. «Что ж, — бывало, говорил он, — коли уж людям суждено разнести Землю вдребезги, то, по крайней мере, останется все это, откуда мы спустились сюда».

Когда я только начинала писать «Шикасту», то полагала, что, завершив эту цельную, самостоятельную книгу, закрою затронутую в ней тему. Однако в процессе работы над книгой возникли замыслы иных историй, наметки иных сюжетов; одновременно рос и рабочий азарт, не позволявший успокоиться на достигнутом. Становилось ясно, что я изобрела, — или открыла для себя — новый мир, в котором судьбы планет (не говоря уж о людях) лишь мелкие эпизоды в эволюции космоса, выраженной в соперничестве и взаимодействии великих галактических империй: Ка…

Привет тебе, любитель чтения. Не советуем тебе открывать "Шикаста" Лессинг Дорис Мэй утром перед выходом на работу, можешь существенно опоздать. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. Не смотря на изумительную и своеобразную композицию, развязка потрясающе проста и гениальна, с проблесками исключительной поэтической силы. Обращают на себя внимание неординарные и необычные герои, эти персонажи заметно оживляют картину происходящего. Из-за талантливого и опытного изображения окружающих героев пейзажей, хочется быть среди них и оставаться с ними как можно дольше. Интрига настолько запутанна, что не смотря на встречающиеся подсказки невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдет сюжет. Встречающиеся истории, аргументы и факты достаточно убедительны, а рассуждения вынуждают задуматься и увлекают. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. Произведение пронизано тонким юмором, и этот юмор, будучи одной из форм, способствует лучшему пониманию и восприятию происходящего. Написано настолько увлекательно и живо, что все картины и протагонисты запоминаются на долго и даже спустя довольно долгое время, моментально вспоминаются. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями. "Шикаста" Лессинг Дорис Мэй читать бесплатно онлайн можно неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

Источник:

readli.net

Дорис Лессинг «Шикаста»

Дорис Лессинг «Шикаста»

Другие названия: Re: Colonised Planet 5. Shikasta

Роман о планете с непредсказуемым «поведением». В её освоении заинтересованы представители различных космических цивилизаций. Сначала космические, потом природные катаклизмы влияют на развитие Шикасты. Но на грань уничтожения её ставят аборигены.

Лингвистический анализ текста:

Dentyst, 16 марта 2013 г.

Ну вот — прочитал. Ощущения такие, как будто камни ворочал. Но — камни для постройки своего дома. Очень сложная книга. И по предлагаемому для осмысления материалу и по принципу изложения. Мозаичное такое повествование.

Книга интересна тем, что автор предприняла попытку показать (со стороны) тот идиотизм, в котором мы живём и который гордо называем «цивилизацией». Не слишком, конечно, приятно, когда тебя тыкают носом в нечистоты, но приходится, всё же признать, что они есть.

Замысел замечательный, достойный пера Толстого и Стапльдона, да и решение не самое противное, достойное лауреата Нобелевской премии.

И ещё — притягивает объективность оценки всего того, что происходит на нашей злосчастной Шикасте. Нет назидательности и заносчивости ни у автора романа, ни у Джохора (автора отчетов, составляющих большую часть текста). Просто описание — вот глядите. А поглядеть есть на что, и одновременно глядеть не хочется — противно, потому что.

Сильно написано. Нужная книга. Не для простого развлечения, а для полезного времяпрепровождения.

Fiametta, 26 января 2011 г.

Когда Дорис Лессинг получила Нобелевскую премию, я была одной из немногих людей в России, слышавших ее имя. Книгу «Шикаста» я прочитала с восторгом много лет назад и очень рада, что она теперь появилась на русском.

Галактика в романе — арена борьбы благодетельных империй Сириуса и Канопуса и жестокой империи Шаммат, империи, питающейся страданиями разумных существ.

Некогда планета Земля называлась Роанда и процветала под опекой Сириуса и Канопуса. Людской род — потомки инопланетных существ, некогда завезенных на Землю. Почему мы в юности чувствуем себя так, будто будем жить еще очень долго? Потому что некогда жители прекрасной планеты Роанда жили несколько тысяч лет.

Потом произошел космический катаклизм. Планета Земля стала Шикастой (что значит «сломанная»). Век людей стал стремительно сокращаться, нравы людей с каждым поколением становились все гнуснее, а империя Шаммат, как галактическая пиявка, стала питаться отрицательными эмоциями людей.

Но наблюдатели с Канопуса (живущие, кстати, миллионы лет) не оставляли несчастное выродившееся людское племя, спускались на Землю, проповедовали, пытались научить людей не причинять зла себе, другим и природе (и тем самым не кормить Шаммат).

Мы видим в романе сначала прекрасный мир первых людей на Земле, мы видим жалкие племена после катаклизма, мы видим всемирный потоп. Во второй части романа — действие переносится в наше время.

Когда я читала книгу во второй раз, меня неприятно поразило, что в книге слишком много социалистической и антиимпериалистической пропаганды (Лессинг много лет была в английской компартии, и в романе это чувствуется), и я впервые задумалась: так ли уж хороши «благодетельные Канопус и Сириус».

Thornbird, 15 января 2013 г.

Мне кажется, все же нельзя называть подобные труды литературными. «Шикаста» скорее походит на черновик писателя-философа, который методом брейнсторминга пытается набросать сюжет для некоего произведения, параллельно фиксируя особенно яркие трагические ситуации из жизни конкретных людей и свои этические воззрения на глобальные проблемы человечества.

Вроде бы и посылы сильные, и образы убедительные, и все это заставляет сопереживать до глубины души, потому что судьбу Шикасты пропускаешь через себя и воспринимаешь как личную трагедию и личную вину, но все же мне не хватило в этом во всем именно «Литературы» (с большой буквы Л). У меня, возможно, консервативные вкусы, но я привыкла от книги ожидать какой-то продуманной структуры, какого-то осмысленного сюжета, каких-то глубоких проработок персонажей. В «Шикасте», собственно, и персонажей-то нет как таковых. Они обезличены полностью, нет ни одной индивидуальности. Сюжет если и начинает намечаться, то вдруг прерывается вовсе не кстати и уходит в какие-то сюрреалистические бездны, которые, безусловно, по-своему привлекательны с эстетической точки зрения, да и по мощи затронутых морально-нравственных тем, но все же расстраивают своим сумбуром и незавершенностью.

И все же Дорис Лессинг, думаю, привлекает своей способностью тонко и оригинально оперировать архетипичными образами и сюжетами, а также широтой своего воображения и незашоренностью своего мировоззрения. Она совершенно не стесняется мешать религию с политикой, личные трагедии с научным прогрессом и тому подобные никак особо не связанные друг с другом вещи, и, наверное, тем и хороша. Самому читателю она при этом оставляет массу пробелов для развития собственного воображения, что, как мне кажется, продиктовано все-таки не хорошо проработанной авторской задумкой, а нежеланием самой работать над сюжетами и героями более кропотливо и вдумчиво. Как раз в «Шикасте» она пишет ровно о том, что интересует ее и ни словом более, поэтому роман представляет из себя нагромождение тезисов, грубых вырезок из судеб, нескольких притч и лирических отступлений, не всегда хоть как-то между собой связанных. В этом направлении, конечно, можно придираться бесконечно, но, если уж мыслить глобально, то не лучше ли почитать несколько безалаберный рабочий черновик писателя, наполненный глубоким СМЫСЛОМ и ЧУВСТВАМИ, чем структурированный в соответствии со всеми классическими литературными стандартами, но безыдейный и пустой роман? Взять того же Дэна Брауна для сравнения. Он пишет неплохие информативные тексты, но о чем это все? Да ни о чем — так просто, закрученные детективчики. В идеале, конечно, в хорошем романе хотелось бы видеть и содержание, и форму, но, если уж выбирать из двух крайностей, то первая лучше. В общем, для меня книги Дорис Лессинг — интересный литературный опыт.

Anastasia2012, 3 января 2011 г.

Роман увлёк меня с первых страниц (не всегда такое с книгами Дорис Лессинг). Процесс чтения сопровождался ощущением, что текст и моё восприятие протекают в полной гармонии. Роман для меня, роман про меня. Такие вот чувства. Сама фантастическая (ой фантастическая ли. ) версия существования Земли (то есть Шикасты, конечно), заселения пришельцами, обучение аборигенов, тесная взаимосвязь с природой, космосом, цикличность и (спасибо автору) возможность самосохранения (пусть и с помощью представителей иных планет). Много критики социальных явлений (даже уже привыкла к постоянному присутствию обсуждения судьбы африканских народов в её книгах), религий, властных структур и даже государственности. Люди практически абсолютно слепы хоть и зрячи, глухи, хоть и имеют слух, маловосприимчивы к проблемам близких и тем более далёких людей и так далее и тому подобное. Но «открыть» в себе способности никогда не поздно.

justina, 21 февраля 2011 г.

Можно ли объяснить события Ветхого Завета с научно-фантастической точки зрения? Похоже, да. Можно ли при этом изложить идеи о свободе, равенстве и прочем? Пожалуй, да. Получится ли при этом произведение более увлекательное, чем оригинал? У Дорис Лессинг, во всяком случае, не получилось. Морализаторства гораздо больше, а секса, насилия и юмора гораздо меньше. Впрочем, если под руку попадется следующая книга из этого цикла, я её прочитаю.

neky, 14 июля 2011 г.

Дорис Лессинг — всемирно признанный мастер. И то, за что она получила это признание, заставило меня прочесть книгу до конца — есть в ней некие приковывающие внимание моменты. А в целом — скучный пересказ («вольная интерпретация») шизофренического бреда Блаватской, щедро сдобренный иудеокоммунистическим морализаторством и цитатами из мировых религий.

Пенелопа, 16 января 2011 г.

Мне очень повезло, что этот роман не первый, который я прочла у Лессинг. Ее дар — описание героев несколькими мазками остался при ней, но почти не используется.

Фантазия про Шикасту довольно интересна, но ее хватило бы на рассказ. Идея описать известные всем мифы с точки зрения знания о Шикасте -отличная, но только если бы об этом было бы подробно описано, что бы было понятно, где Иона, а где Персей. А так одни — плоские намеки. Довольно интересны биографии «новых людей», хорош процесс над одним из континентов.

Авторы по алфавиту:

4 января 2018 г.

3 января 2018 г.

Открыты страницы серии антологий и книжной серии «Заповедник Сказок»

31 декабря 2017 г.

30 декабря 2017 г.

29 декабря 2017 г.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Дорис Лессинг Шикаста в городе Курск

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Дорис Лессинг Шикаста по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Курск, Улан-Удэ, Магнитогорск.