Книжный каталог

Диссиденты

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Под этой обложкой объединены самые разные голоса, в свое время - с конца 1950-х до середины 1980-х - принадлежавшие в СССР общественному движению инакомыслящих, получившему имя диссидентства. Это голоса разных поколений, разных политических убеждений, разных судеб. Советское диссидентство никогда не было монолитным политическим движением - это всегда был разноголосый хор, объединенный не политическими, но этическими установками. Эта книга дает ему возможность быть услышанным

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Подрабинек А. Диссиденты Подрабинек А. Диссиденты 586 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
ПодрабинекА. Диссиденты. Между тюрьмой и свободой ПодрабинекА. Диссиденты. Между тюрьмой и свободой 430 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Морев Г. Диссиденты. Двадцать разговоров Морев Г. Диссиденты. Двадцать разговоров 782 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Александр Широкорад Диссиденты 1956–1990 гг. Александр Широкорад Диссиденты 1956–1990 гг. 89.9 р. litres.ru В магазин >>
Большаков В. Диссиденты против пятой колонны. Беседы о роли интеллигенции в судьбе современной России Большаков В. Диссиденты против пятой колонны. Беседы о роли интеллигенции в судьбе современной России 285 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Тюдор Д., Пирсон Д. Северная Корея изнутри: черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики Тюдор Д., Пирсон Д. Северная Корея изнутри: черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики 346 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Александр Борисович Герасин Диссиденты. История двух «дураков» Александр Борисович Герасин Диссиденты. История двух «дураков» 60 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Диссидентское движение в СССР понятие диссидентства

Диссидентское движение в СССР понятие диссидентства

ТЕМА 22. ДИССИДЕНТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В СССР

1. Понятие диссидентства.

- Диссидент (лат. несогласный, инакомыслящий) - это гра­жданин, не разделяющий господствующую в обществе офици­альную идеологию.

- Диссидентство - это движение советских граждан, оппози­ционно настроенных по отношению к политике властей и ста­вивших целью либерализацию политического режима в СССР.

- Инакомыслие имело место в советском обществе на протяжении всей истории существования СССР.

- В 1920-1930-е гг. существовала критически мыслящая рус­ская дореволюционная интеллигенция и не разделявшие сталин­скую политику старые большевики, которые были уничтожены в ходе массовых политических репрессий.

- В 1940-1950-е гг. охватившее часть творческой интелли­генции и молодежи инакомыслие, также было подавлено ре­прессивно-карательными органами.

2. Хронологические рамки диссидентского движения.

- Середина 1960-х - первая половина 1980-х гг.

3. Причины возникновения диссидентского движения.

- Несоответствие провозглашенных в Конституции СССР прав и свобод граждан реальному положению дел.

- Отход советского руководства от политики десталиниза­ции (оттепели).

- Подписание Советским Союзом Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки, за­фиксировавшего обязательства соблюдать права человека.

- Острая идеологическая борьба в условиях «холодной войны».

4. Социальная база диссидентского движения.

- Незначительна, несколько тысяч участников в основном из числа творческой интеллигенции.

5. Состав диссидентского движения.

- По своему составу диссидентское движение было неодно­родным и включало в себя:

1) Национальное движение, боровшееся за национально-государственную независимость отдельных народов.

2) Религиозное движение, выступавшее за свободу совести и вероисповедания.

3) /Движение за выезд на историческую родину (евреи, немцы).

4) Правозащитное движение, боровшееся за соблюдение прав человека.

6. Идейные направления диссидентского движения.

I. Историк Рой Медведев: либерализация советского общест­венного строя путем правительственных реформ - за социализм с человеческим лицом.

II. Физик Андрей Сахаров, «Размышления о прогрессе, мир­ном сосуществовании и интеллектуальной свободе»: мирное сближение двух общественно-политических систем в единое плюралистическое общество - за конвергенцию социализма и капитализма.

III. Писатель Александр Солженицын, «Открытое письмо вождям Советского Союза»: возвращение к национальным до­революционным ценностям и нормам жизни - за установление сословной беспартийной монархии, возрождение православия, семьи и величия России.

7. Цели диссидентского движения.

- Демократизация (либерализация) общественно-политичес­кой жизни в СССР.

- Предоставление населению реальных гражданских и поли­тических прав и свобод (соблюдение прав и свобод гражданина и человека в СССР).

- Отмена цензуры и предоставление свободы творчества.

- Снятие «железного занавеса» и установление тесных кон­тактов с Западом.

- Конвергенция социалистической и капиталистической об­щественных систем.

8. Методы борьбы диссидентов.

- Направление писем и обращений к официальным властям.

- Издание и распространение рукописных и машинописных изданий — самиздат.

- Публикация произведений за рубежом без разрешения со­ветских властей - тамиздат.

- Создание нелегальных организаций (групп).

- Организация открытых выступлений.

9. Основные события, связанные с диссидентским дви­жением.

- 1965 г., суд над писателями Андреем Синявским и Юлием Даниэлем, опубликовавшими свои произведения на Западе без разрешения властей.

- Демонстрация в День Советской Конституции (5 декабря) на Пушкинской площади в Москве 200 человек под лозунгом «Уважайте Советскую Конституцию!» в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля, положившая начало правозащитному движению в СССР.

- 1968 г., начало издания под редакцией Натальи Горбачев­ской машинописного бюллетеня «Хроника текущих событий», публиковавшего материалы о нарушении прав человека в СССР.

- 1968 г., акция протеста на Красной Площади 7 человек против ввода советских войск в Чехословакию под лозунгом «За вашу и нашу свободу!».

- 1970 г., создание первой правозащитной организации -Комитета прав человека в СССР, в состав которого вошли Анд­рей Сахаров, Александр Солженицын, Александр Галич и др.

- 1974 г., высылка из СССР Александра Солженицына.

- 1974 г., выступление на Балтийском флоте группы моряков корабля «Сторожевой» под руководством капитана Валерия Саблина.

- 1976 г., создание физиком Юрием Орловым Группы содей­ствия выполнению Хельсинкских соглашений.

- 1980 г., ссылка в г. Горький академика А. Д. Сахарова.

- Начало 1980-х гг., массовые аресты диссидентов, привед­шие к ликвидации диссидентского движения в СССР.

10. Борьба советских властей с диссидентским движе­нием.

- Борьбой с диссидентским движением занималось создан­ное по инициативе Ю. В. Андропова 5-е управление Комитета государственной безопасности.

- Основными мерами подавления диссидентства были:

1) Уголовное преследование и заключение в места лишен] свободы.

2) Запрет на творческую деятельность.

3) Помещение в психиатрические лечебницы.

4) Высылка за границу.

11. Причины слабого распространения диссидентского движения в СССР.

- Укорененность в сознании народа советских реалий.

- Относительное материальное благополучие жизни совете граждан по сравнению с временем войны, голода и репрессий.

- Нелегальное положение диссидентов, отсутствие возможности открытого распространения своих идей.

- Наличие у государства мощного репрессивно-карательно и идеологического аппарата, направленного на подавление диссидентского движения.

- Идейная и организационная разобщенность диссидентов.

12. Значение диссидентского движения.

- Было проявлением гражданской позиции советских люде в условиях несвободы.

- Стало зарождением первых элементов гражданского обще­ства в условиях тоталитарного режима.

- Расшатывало тоталитарный (коммунистический) режим в СССР.

- Создавало предпосылки для либерализации советской сис­темы в будущем (в период перестройки).

- Использовалось Западом для давления на СССР.

Источник:

refdb.ru

Диссидентское движение - Мир прекрасен

Диссидентское движение

В 1960-70-х годах в Советском Союзе возникло примечательное явление, когда политику правительства стали открыто критиковать небольшое, но все большее количество людей, которых обычно называли диссидентами и которые требовали более широких гражданских, религиозных и национальных прав.

Как после десятилетий террора, в атмосфере жесткого контроля и при всех имеющихся средствах идеологической обработки мог зародиться этот достойный удивления вызов режиму? Диссидентство во многом выросло из десталинизации, из послабления «паралича страха», что было сделано Хрущевым. Но ограничены разоблачения чудовищных преступлений сталинской эпохи вызвали разочарование и скептицизм относительно и других сторон режима. Поэтому попытка Брежнева ограничить либерализацию вызывала протесты и оппозицию, особенно среди интеллигенции.

Заметное влияние на формирование инакомыслия производили внешние факторы. Прежде всего это касается антикоммунистических выступлений в странах «социалистического лагеря», в частности 1956 г. в Венгрии, затем Польши, ГДР, Чехословакии, развертывание мирового правозащитного движения, стимулируемого принятой ООН в 1948 и распространенной в Украине с 1963 года «Всеобщей декларацией прав человека» ( СССР не голосовал за нее).

Диссидентское движение шло в СССР тремя потоками, которые часто сливались. Благодаря легкому доступу к западным журналистам наиболее известным был московский правозащитный, демократический, движение, преимущественно состоял из представителей российской интеллигенции, среди проводников которой были такие светочи, как писатель Александр Солженицын и физик-ядерщик Андрей Сахаров. Другой формой «антиобщественного поведения» был религиозный активизм. В Украине, как и в других нерусских республиках, диссидентство выкристаллизовывалось в соревнованиях за национальные и гражданские права, а также за религиозную свободу.

Среди западных аналитиков украинского диссидентского движения существует разногласие относительно условий, побудившие Украинская к открытому протеста. Александр Мотыль доказывает, что к зарождению диссидентства в Украине, как и в Советском Союзе вообще виновником прежде всего политический курс советского руководства, особенно хрущевская «оттепель» и попытки Брежнева положить этому конец. Откровенно проукраинская линия Шелеста, вне всякого сомнения, давала украинской интеллигенции дополнительную побуждение высказывать недовольство Москвой. Всеволод Исаев и Богдан Кравченко подчеркивают, что диссидентство было тесно связано прежде всего с социально-экономической напряженностью. Учитывая организованный Москвой огромный наплыв в Украину русских, они считают, что конкуренция за выгодную работу между привилегированными российскими пришельцами и амбициозных украинский часто склоняла последних к поддержке требований диссидентов предоставить Украине большей самостоятельности.

Первыми организациями инакомыслящих Украине стали:

Сначала очаг украинских диссидентов составляли «шестидесятники» – новое плодотворное поколение писателей, приобретало себе признание. К нему принадлежали Лина Костенко, Василий Симоненко, Иван Драч, Иван Светличный, Евгений Сверстюк, Юлий Шелест, Николай Винграновский, Алла Горская и Иван Дзюба. Позже к ним присоединились Василий Стус, Михаил Осадчий, Игорь и Ирина Калинец, Иван Гель и братья Горыни.

Впечатляющей особенностью этой группы было то, что ее члены являли собой образцовый продукт советской системы образования и быстро делали себе многообещающую карьеру. Некоторые были убежденными коммунистами. Хотя диссиденты действовали преимущественно в Киеве и Львове, они происходили из разных частей Украины. Большинство составляли восточные украинский, однако многие из них имели те или иные связи с Западной Украины, где в свое время учились или работали. Другая стоящая черта заключалась в том, что многие интеллигенты были в своих семьях первыми, кто покинул деревню и присоединился в ряды городской интеллигенции. Отсюда и тот наивный идеализм и сложная аргументация, часто присущие их заявлениям. В целом они составляли очень аморфный и неорганизованный каста людей. В Украине насчитывалось не более тысячи активных диссидентов. Однако их поддерживало и сочувствовало им, наверное, многие тысячи.

Евгений Сверстюк писал в 1993 году: «… Среди признаков шестидесятников я бы поставил на первое место юный идеализм, который просвещает, возвышает и соединяет … Вторым признаком я бы назвал искание правды и честной позиции … Поэтов тогда называли формалистами за поиски своей индивидуальности. На самом деле за искания истины – вместо идеи спущенной сверху для воспевания. Как третье признак я бы выделил неприятие, сопротивление, противостояние официальной литературе и всему аппарату строителей казарм … »

На последней волне оттепели успело расцвести много талантов, которые потом страдали за это. В 1962 году увидела свет первый поэтический сборник Василия Симоненко, одного из самых ярких поэтов «украинского возрождения». 1965 и 1973 в Мюнхене были опубликованы другие его произведения, но автор этих изданий не увидел. В 1963 году неизвестные преступники жестоко избили его и того же года он умер.

Одной из самых одаренных представительниц шестидесятников стала Лина Костенко. В своем творчестве он обращается к историческому прошлому, извечных проблем духовности украинского народа.

Характеризуя ярких представителей литературы того времени Е. Сверстюк писал, что несмотря на общие черты, каждый из них отличался своей творческой индивидуальностью: «Иван Светличный выводил соцреализм на общечеловеческое пространство и демонтировал теорию партийной литературы. Иван Драч принес первые стихотворения необычные и необъяснимые так, словно его и не учили, о чем и как надо писать. Василий Симоненко заговорил с Украины в тоне чрезвычайной искренности и открытости. Николай Винграновский тревожно заговорил о своем народе, и метафоры его звучали апокалиптически. Лина Костенко изредка выступала со своими стихами, но это были стихи такой силы звучания, как вся советская поэзия для нее несущественна. "

Совсем не то и не так, как учили в институте, рисовали Виктор Зарецкий, Алла Горская, Галина Севрук, Панас Заливаха.

К шестидесятников относят также несколько старшего по возрасту поэта Ивана Коваленко, чью пост изучал выдающийся украинский историк Сергей Белоконь. Он, в частности, писал: «Сейчас есть тенденция представлять шестидесятничество как движение несколько элитарный, присущий в основном крупным городам, как Киев или Львов. На примере судьбы Ивана Коваленко можно проследить, что это движение захватил достаточно широкие слои населения в разных городах Украины, именно и вызвало понятную тревогу властей ».

Украинские диссиденты были очень разнообразны в своих взглядах и целях. Иван Дзюба, литературный критик и один из самых выдающихся диссидентов, одинаково стремился получить как гражданские свободы, так и национальные права. Он четко выразил свою цель: «Я предлагаю … одну-единственную вещь: свободу – свободу честного публичного обсуждения национального вопроса, свободу национального выбора, свободу национального самопознания и саморазвития. Но сначала и прежде всего должна быть свобода на дискуссию и несогласие ». Национала Дзюбу беспокоило большое расхождение между советской теорией и действительностью, особенно в области национальных прав, поэтому он призвал власти устранить ее для блага как советской системы, так и украинского народа.

В отличие от него историк Валентин Мороз продолжал интеллектуальные традиции украинского национализма, открыто выражая свое отвращение к советской системе и надежду на ее крах.

Однако вообще украинские диссиденты призывали к проведению в СССР реформ, а не к революции или отделения, и выступали против национальных репрессий в Украине и за гражданские права в СССР.

Первые проявления этого движения имели место в конце 1950-х и начале 60-х годов, когда на Западной Украине было организовано несколько небольших тайных групп. Выделялась среди них так называемая «Группа юристов» во главе с адвокатом Львом Лукьяненко. Она призвала к осуществлению законного права Украины на выход из Советского Союза. После выявления этих групп их участников на закрытых процессах было осуждено к длительным срокам заключения.

В 1962 и 1963 годах Хрущев провел широко разрекламированные встречи с деятелями культуры и искусства. На них он раздраженно осудил «отступления от социалистического реализма» и «проявления формализма и абстракционизма».

Инерция десталинизации продолжала будоражить беспокойство среди интеллигенции. Проведенная в 1963 г. в Киевском университете официальная конференция по вопросам культуры и языка, участие в которой приняли более тысячи человек, превратилась в открытую демонстрацию против русификации.

Примерно в это время студенты и интеллигенция стали постоянно сходиться к памятнику Тарасу Шевченко в Киеве не только для публичных чтений произведений поэта, но и также для того, чтобы критиковать культурную политику режима. Подозрительная пожар 1964 г., уничтоживший фонд украинских рукописей библиотеки Академии наук Украины, вызвала бурю протестов ведущих деятелей литературы.

Опасаясь, чтобы события не вышли из-под контроля, Кремль решил ударить по диссидентском движении во всем Советском Союзе. Следствием этой политики в Украине стал арест в конце 1965 г. около двух десятков тех, кто протестовал особенно громко. Чтобы запугать других, власти решили судить диссидентов открытым судом.

Однако эта тактика бумерангом ударила по ним самим, вызвав еще сильнее протесты и оппозицию. Побывав на этих процессах во Львове, молодой журналист и преданный коммунист свое время Вячеслав Чорновил написал «Записки Чорновила» – сборник документов, разоблачали своевольные, противозаконные и циничные манипуляции властей правосудием.

В пылкой речи перед большой аудиторией в Киеве осудил аресты Иван Дзюба. Он также подал Шелесту и Щербицкому свой труд «Интернационализм или русификация?" – Тонкий, эрудированный и безжалостный анализ теории и механики русификации в Украине. После своего ареста в 1970 г. за антисоветскую агитацию и пропаганду Валентин Мороз написал «Репортаж из заповедника им. Берии », эмоциональная и обличительная сила которого направлена против произвола советского официоза и разрушение им отдельного индивида и целых народов.

Чтобы не дать властям изолировать диссидентов одного от друга и от общества, чтобы информировать мир о подробностях преследования в СССР, в 1970 г. украинские диссиденты начали тайно распространять журнал «Украинский вестник». Хотя КГБ и смог ограничить распространение этих материалов в Украине, ему не под силу было предотвратить их проникновение на Запад. Там с помощью украинских эмигрантов они публиковались и пропагандировались, что вызвало у советских властей замешательство и испуг.

Писляхрущовське двадцатилетие (1965-1985 гг) в Украине прошел под знаком неуклонного углубления кризиса советского общества, распространилась на все сферы жизни – политику, экономику, социальные отношения, идеологию, культуру.

В настоящее время общественно-политическая жизнь в Украине развивалось чрезвычайно противоречиво. С одной стороны – наступление партаппарата, его идеологии, с другой – рост национального сознания. Развитие культурной жизни тоже носил противоречивый характер. Ежегодно открывались новые школы, росло число учителей, и в то же время в связи с уменьшением прироста населения уменьшалось количество детей школьного возраста. Все меньше становилось школ с украинским языком обучения. А в некоторых городах, особенно Донецкого региона, они совершенно исчезли. Официальные власти усиленно стимулировала процесс русификации. Образование находилась в состоянии постоянного экспериментирования, политизации, приспособления к потребностям "коммунистического строительства».

Определенных успехов достигла украинская наука в кибернетике, физике, математике. Однако были проблемы. Отечественные ученые были исключены из международного обмена информацией, часто важные научные открытия не доходили до руководителей.

В науках гуманитарного профиля негативно сказалась заидеологизированность ученых, тенденции к технизации всей академической системы. Но и тогда были историки, которые не шли на компромиссы с властью: М. Брайчевский, Елена Компан, Я. Дзира.

В украинском литературе тех лет красной нитью проходили темы октябрьской революции и Великой Отечественной войны. Вместе появлялись и неординарные произведения. Среди них – романы «Собор» (написан в 1963-67 гг) и «Циклон» О. Гончара, проза Ю. Мушкетика, Е. Гуцало, Р. Иванчука, Ю. Дрозда, поэзии И. Драча, Б. Олийныка, Д. Павлычко, Л. Костенко, др.

При содействии тогдашнего руководителя республиканской компартии Шелеста власть пошла на ряд существенных смягчений в своей культурной политике, даже начался новый, правда, очень умеренный вариант «украинизации», начало деятельности «Украинское общество охраны памятников истории и культуры», что, в частности, осуществляло реставрацию достопримечательностей казацких суток. Однако все это явно противоречило московском курсовые на создание «новой общности – советского народа» и толерувалося лишь до первой удобной возможности.

Таким случаем стали известны события 1968 года в Чехословакии. Хотя П. Шелест активно поддержал интервенцию, он недолго продержался у власти, обвиненный в недостаточном послушании Москве и попустительстве украинским национализму. После прихода к власти в 1972 г. ультралояльного отношении Москвы В. Щербицкого снова началось закручивание гаек. Знаменательным началом его были осуждения и фактический запрет романа «Собор». Многих «шестидесятников» подвергнуто острой критике и преследованиям, нескольких (в частности Ивана Дзюбу) даже арестованы.

Щербицкий, опираясь на шефа КГБ Федорчука и партийного идеолога Маланчука, начал массивный погром оппозиционной интеллигенции, приведший к аресту сотен людей и гораздо более суровых приговоров, чем в 1965-1966 г. Откровенных диссидентов, а также сотрудников исследовательских институтов, редакционных коллегий, университетов, которых подозревали в «неблагонадежных» взглядах, выгоняли с работы. Эта волна преследований, которая напоминала сталинские дни, травмировала целое поколение украинской интеллигенции и заставила многих, среди них и Дзюбу, покаяться и отойти от диссидентской деятельности.

Практически прекратились переиздание произведений художников, репрессированных в 30-е годы. С культурного оборота тщательно изымалось все, что могло стимулировать национальные чувства, цензуре начали подвергать даже классические стихи Тараса Шевченко. Следствием стало появление альтернативной, подпольной «диссидентской» культуры, в частности – так называемого «самиздата». Диссидентами (а позже – политзаключенными) стала радикальная часть «шестидесятников». Остальные либо самоизолювалися от активной культурной жизни, или пошли на компромисс с властями, считая это единственным способом продолжить общение с читателем.

Свидетельством о нарастании давления на литературу стало принятие ЦК КПСС в январе 1973 года Постановления «О литературно-художественную деятельность». Она требовала большей активности в следования идейным установкам партии.

Возникли проблемы и в развитии других видов искусства. Режим стремился подкрепить бесплодные идеи о «развитое социалистическое общество, как высшую форму цивилизации». Заказ верхов стимулировалось высокими гонорарами, лауреатскими званиями, почестями и материальным достатком.

Количество театров выросло с 61 до 89. На сцене были строго запрещены пьесы, которые обличали недостатки существующего строя. Украинский театр все больше терял свою национальную особенность. Например, из семи ТЮГив только львовский был украинский.

В музыкальном искусстве в те годы плодотворно работали Г. Майборода, В. Губаренко, П. Майборода, И. Шамо. Но стало заметным и исчезновение интереса к национальной музыки. Ее традиции пытались сохранить хор имени Веревки, капелла «Думка», запрещенный в 1971 году этнографический ансамбль «Гомон» и другие коллективы. В 1979 г. трагически оборвалась жизнь автора песен "Червона рута и« Водограй »В. Ивасюка. Развивалось оперное искусство (М. Стефьюк, А. Соловьяненко, Д. Гнатюк).

В изобразительном искусстве того времени слишком много места занимали образы Ленина (М. Божией, В. Касьян, С. Шипка). Но развивалась и украинская школа живописи (М. Дерегус, В. Чеканюк, Т. Яблонская, И. Коша). Произведения некоторых художников-новаторов просто уничтожали (А. Рыбачук, В. Мельниченко).

1960-70-е годы стали периодом формирования украинского поэтического кино. Основали его выпущены в это время фильмы «Каменный крест» Леонида Осыки, «Колодец для жаждущих» Юрия Ильенко по сценарию И. Драча, Белая птица с черной отметиной "и" Вавилон ХХ »Ивана Миколайчука,« Тени забытых предков »Сергея Параджанова. Судьба этих картин не была простой. Часто ее решала не профессионализм режиссуры или мастерство актеров, а реакция власти.

В сентябре 1965 г. во время презентации в кинотеатре «Украина» фильма «Тени забытых предков» с резкой критикой арестов интеллигенции выступили Дзюба, Стус, Чорновил. Под их письмом подписалось 140 собравшихся. Реакция властей была молниеносной. Их всех был освобожден из мест работы. Письма обращение к руководителям УССР и СССР стали одной из самых распространенных форм протеста в те годы.

В 1967 году в структуре КГБ создается специальное «пятое управление» на какое режим возложил обязанности по борьбе с «идеологическими диверсиями», а фактически – с инакомыслящими. Другой формой деятельности диссидентов было распространение подготовленных книг, статей, воззваний. Они тайком переписывались, передавались из рук в руки. Такая система называлась «самиздатом». Первой «Самиздатовским» работой (1966 г.) была «Правосудие или рецидивы террора?» Вячеслава Чорновила. В январе 1970 года начал выходить журнал «Украинский вестник». До 1972 года вышло шесть номеров.

Благодаря целенаправленным действиям диссидентов в 1960-х гг была начата традиция 22 мая чтить память Тараса Шевченко. В этот день 1861 гроб с его телом провезли из Петербурга через Киев в Канев. 1967 года в этот день милиция разогнала участников собрания у памятника поэту в Киеве и арестовала 4 из них. По требованию разгневанных людей, устроивших демонстрацию у ЦК КПУ арестантов освободили.

В 1972 году достигла своего апогея кампания репрессий против инакомыслящих. Были арестованы Вячеслав Чорновил, Евгений Сверстюк, Тарас Мельничук, Иван Светличный, Иван Дзюба, Михаил Осадчий, Юлий Шелест, Василий Стус, Иван Коваленко и другие. Практически все они были приговорены к длительному заключению и отправлены в лагеря строгого или особого режимов на Урале и в Мордовии. Кроме этого были поставлены систему «карательной медицины». Некоторых оппозиционеров, которых было трудно обвинить в нарушении соответствующих статей уголовного кодекса объявляли сумасшедшими и запирали в психиатрические больницы специального типа.

В начале 1970-х гг диссидентство стало влиятельным фактором политической жизни. Активные действия правозащитников стали известны на Западе, сообщения о них попали на страницы иностранной прессы.

Массовые репрессии 1972 года на некоторое время парализовали активность диссидентов. Однако уже в 1974 году увидели свет 7 и 8 выпуски «Украинского вестника» в чем несомненна заслуга Степана Хмары.

Поредевшие численно, но и дальше преисполнены решимости диссиденты в 1975 г. получили новый импульс, когда СССР подписал Хельсинкский соглашение и официально согласился уважать гражданские права своих подданных. Поверив Кремлю на слово, диссиденты организовали открытые и, по их мнению, юридическое санкционированные группы, задача которых состояла в том, чтобы присматривать за соблюдением гражданских прав со стороны Кремля. Первый Хельсинкский комитет был основан в Москве в мае 1976 г. Вскоре, в ноябре 1976 г., в Киеве появилась Украинская Хельсинкская группа. Аналогичные группы сформировались в Литве (ноябрь 1976), Грузии (январь 1977) и Армении (апрель 1977).

Хельсинкские группы не были таким уж распространенным явлением среди стран социалистического лагеря. В Советском Союзе их было пять. За его пределами они существовали только в Польше (Комитет защиты рабочих, преобразованный впоследствии в Комитет общественной защиты (KOS-KOR)), в Чехословакии (группа «Хартия-77»). В Румынии подобные группы не возникли, поскольку тайная полиция подавляла каждую такую попытку в зародыше. В ГДР местные граждане пользовались Хельсинки соглашениями основном для того, чтобы получить право эмиграции. Совсем слабым был отклик на Хельсинкский процесс в Болгарии и Венгрии. Все это дает основания утверждать, что украинские диссиденты были одной из главных оппозиционных групп в Центральной и Восточной Европе.

Возглавил украинский Хельсинкскую группу (УГГ), созданную 9 ноября 1976, писатель Николай Руденко – политический комиссар в годы второй мировой войны и бывший партийный чиновник в писательской организации. Его близким другом был генерал Советской армии Петр Григоренко – кавалер многих правительственных наград, которого отправили в отставку.

Группа насчитывала 37 участников, самых разнообразных по происхождению. Здесь были диссиденты, уже отбыли сроки заключения, такие как Нина Пестрая, Василий Стус, Левко Лукьяненко, Иван Кандыба, Надежда Светличная и Вячеслав Чорновил, такие бывшие националисты (выживших после десятилетий, проведенных в сталинских концлагерях), как Святослав Караванский, Оксана Попович, Оксана Мешко, Ирина Сеник, Петр Сичко, Даниил Шумук и Юрий Шухевич (сын командующего УПА Романа Шухевича), и такие религиозные активисты, как православный священник Василий Романюк.

Несмотря на постоянные аресты, состав УГГ продолжал увеличиваться. В конце 1970-х годов некоторые из членов – Григоренко, Пестрая-Караванская, Надежда Светличная – эмигрировали из СССР, тем самым получив возможность представлять УГГ за рубежом.

Украинская Хельсинкскую группу отличали от предыдущих диссидентов две важные черты. Первая состояла в том, что группа представляла собой открытую общественную организацию, которая хоть и не была прорежимных, однако считала, что имеет законное право на существование. Такие взгляды были для Восточной Украины чем-то неслыханным еще со времени установления советской власти. Другой беспрецедентной чертой были контакты с аналогичными группами во всем СССР с целью «интернационализировать» защита гражданских и национальных прав.

В программных заявлениях группы явно проступало и новое мышление. Они отмечали применении легальных методов, усматривая решения общественных проблему соблюдении законов вообще и уважении прав человека в частности. Поэтому члены группы часто называли свою деятельность правозащитным движением. Как замечал Иван Лысяк-Рудницкий, проповедование законности и подлинной демократии вместо определенной идеологии, например, национализма или марксизма, которым до увлекалась украинская интеллигенция, стало важным поворотным пунктом в истории украинской политической мысли.

Хотя некоторые члены Украинской Хельсинкской группы оставались какой-то степени на позициях марксизма или национализма, взгляды ее большинства наиболее четко передает следующий отрывок из воспоминаний Даниила Шумука, что в прошлом был одновременно коммунистом и националистом и провел около 40 лет в польских, нацистских и советских тюрьмах: «Только демократия способна спасти человечество от опасности тирании как левого, так и правого толка. Только неограниченное, гарантированное законом право всех граждан высказывать, пропагандировать и защищать свои идеи способно дать людям возможность контролировать и направлять политику правительства. Без этого права не может быть и речи о демократии и демократические выборы в парламент. Там, где нет легальной оппозиции, обладают равными правами в парламенте и среди народа, нет демократии … Я пришел этих выводов после многих лет раздумий, обобщений и анализа, и они привели меня к критическому отношению как к коммунистам, так и к националистам донцовского типа ».

Резким контрастом к ксенофобии, присущей национализму оуновского сорта, было то, что пылкий патриотизм украинских диссидентов не предусматривал враждебности к другим народам, даже к русским. В 1980 г. в одной из их заявлений говорилось: «Мы понимаем, что значит жить под колониальным гнетом, и потому заявляем, что народу, который живет в нашей стране, будут обеспечены самые широкие политические, экономические и социальные права. Будут безусловно гарантированы все права национальных меньшинств и различных религиозных ассоциаций ». Исходя из своих легалистських взглядов, члены Украинской Хельсинкской группы полагали, что лучшим путем к независимости Украины является применение гарантированного в советской конституции права на выход из СССР. По их мнению, самый эффективный способ «деколонизации» Советского Союза состоял в том, чтобы позволить его народам провести действительно свободные выборы.

Но ни умеренность Хельсинкской группы, ни требования Запада придерживаться обязательств, которые на себя взял СССР за Хельсинкским соглашением, не помешали советским властям снова устроить диссидентам погром. К 1980 г. примерно три четверти членов Украинской Хельсинкской группы получили сроки заключения от 10 до 15 лет. Остальные были высланы из Украины. Некоторым, чтобы успокоить мировое общественное мнение, позволили эмигрировать.

Диальнисть Украинской хельсинкской группы показала о переходе диссидентского движения в новую, более зрелые стадию – стадию, которая отмечалась сложившейся организационной структурой и четко очерченной политической программой. Основным новым моментом этой программы был переход украинских диссидентов на освободительное позиции. В документах диссидентского движения все чаще звучало требование выхода Украины из состава СССР и создания независимого демократического украинского государства "После возобновления деятельности группы в 1988 г., на ее базе был создан« Украинскую республиканскую партию »в 1990 году.

Отдельная разновидность диссидентства в Украине базировался на религии. Теоретически советская конституция гарантировала свободу вероисповедания. Но режим прибегал к целому ряду мер для борьбы с религиозными верованиями и практикой. Они включали ограничения религиозных публикаций, запрет обучать детей религии, проведения среди них атеистической агитации, засылки агентов в среду священнослужителей и церковной иерархии, закрытие культовых сооружений, применение к тем, кто стоит за веру, общественных и экономических санкций, ограничение возможности получить образование. Антирелигиозная кампания Хрущева в 1959-1964 привела к закрытию половины православных церквей в Украине (по всем около 7 000 в 1959).

Религиозный сопротивление принял форму петиций, протестов против нарушений свободы совести и религии, убеждений и полулегальной деятельности.

Попытки властей закрыть 1974 Почаевскую Лавру в результате солидарного сопротивления монахов и верующих и огласку за рубежом не было осуществлено. Духовная бесплодие советской идеологии, с одной стороны, и возмущение жестокой политикой режима, с другой, обусловили возобновление влечения к религии, особенно на селе.

Бешеное преследование Украинской греко-католической церкви («церкви в катакомбах») не смогло полностью уничтожить ее. В последние десятилетия тайные службы для верующих проводили на Западной Украине 300-350 греко-католических священников во главе с несколькими епископами. Существовали даже подпольные монастыри и тайные типографии.

В 1968-1969 органы КГБ провели массовые аресты среди священников греко-католической церкви, а в 1969 епископ В. Величковский был осужден на три года заключения. 1973 священник В. Прокопов был арестован за то, что супроводжав в Москву делегацию верующих, которая требовала официального восстановления Греко-Католической Церкви.

В 1982 г. Иосиф Тереля организовал Комитет защиты Украинской католической церкви, ставил своей целью добиться ее легализации. Хотя в ответ на это режим стал арестовывать ее активистов, среди украинской Галичины и Закарпатья преданность своей давней церкви не теряла силы.

Православная церковь в Украине, официально называлась Русской православной церковью, находилась в более выгодном положении, поскольку ее признавал советское правительство. Но ценой этого было сотрудничество с режимом, доходило до раболепия перед ним. Как следствие, в православной церкви, и особенно среди ее иерархии, распространились коррупция, лицемерие и тенденция удовлетворять государственные интересы за счет религиозных потребностей. Это привело к тому, что несколько членов низшего духовенства, в частности жестоко преследуемый Василий Романюк, выступили с осуждением как собственных начальников, так и государства.

Не наиболее воинственными и динамическими вероисповеданию в Украине в 1960-70-х годах были баптистская и другие протестантские церкви – пятидесятники, адвентисты, свидетели Иеговы. Они отправляли свои религиозные потребности в автономных конгрегациях, учили детей, как этого требует их вера, нередко отказывались регистрироваться в органах власти, что затрудняло властям контроль над ними. Их взгляды, организация, опирающаяся на простых верующих, преданность вере привлекали к ним многочисленных новообращенных, особенно на Восточной Украине. В эти годы они составляли непропорционально большую долю «узников совести» в СССР. До своего отъезда в Соединенные Штаты первыми проводником баптистов был пастор Георгий Винс.

В начале 1980-х годов в Украине интеллигентский диссидентское движение было практически разгромлено. Несмотря на всю отвагу, одухотворенность и идеализм диссидентов и на одиозную поведение их гонителей, это движение не вступил широкой поддержки в Украине. Одной из причин этого стало то, что, кроме осуждения режима и требований придерживаться законов, диссиденты не сформулировали внятной политической программы. Вопросы, которые они поднимали, не были проблемами ежедневной жизни, волнующих большинство населения.

Но решающей причиной неудачи диссидентского движения была природа системы, противостоявшей ему. На диссидентов ополчились все мощные силы советской системы и особенно всемогущий КГБ. Обладая монополией на средства коммуникации, режим всячески препятствовал распространению информации о диссидентах среди общественности. Когда же какая информация все же появлялась, то она конечно была искажена и изображала диссидентов в негативном свете.

Но в отличие от сталинских времен тайная полиция уже не проявляла такого фанатизма и не уничтожала действительных и потенциальных противников. Теперь она пыталась изолировать диссидентов от общества и, применяя к ним методы все большее давление, заставить их покаяться или замолчать. Тем, кто критиковал режим, отказывали в рабочих местах, в возможности получения образования детям и даже в крыше над головой. Упрямых приговаривали к длительным срокам заключения или бросали в психиатрические больницы, где им давали препараты, разрушающие человеческую личность. Уничтожая нескольких, КГБ успешно удавалось запугать многих.

В своей деятельности в Украине тайная полиция была не такой ограниченной, как в Москве. Изолированные от столичных западных журналистов, украинские диссиденты не имели защиты так называемой «зонты гласности», как их выдающиеся русские и еврейские коллеги. Да и проблема национальных прав украинский не вызвала на Западе большого интереса. Между тем, опасаясь украинского национализма, режим проводил в Украине особенно жестокие репрессии. Вот почему киевский КГБ имел репутацию грубая в СССР, вот откуда непропорционально большое число именно украинский репрессированных.

Движение сопротивления в Украине получил широкую огласку в СССР и за рубежом. Важнее его публикации достались за границу и были переведены на чужие языки. Гуманные политические позиции движения снискали ему благосклонное наставление постепенных кругов мира. В обороне заключенных участников украинского движения сопротивления выступили среди прочего в СССР – академик А. Сахаров, П. Литвинов, А. Есенин-Вольпин, В. Некрасов; в западном мире – деятели культуры, науки, выдающиеся писатели, между ними также некоторые лица, отмеченные Нобелевскими премиями (Генрих Бель, Сальвадор Лурия, Гунар Мирдал, Гюнтер Грасс, Норман Мейлер, Эрих Фромм, Эрнест Мандель, Наум Чомски, Ленард Бернстин, Артур Шлесинджер и др.).

Диссиденты заняли заметное место в мировоззрении населения. Благодаря их самоотверженной борьбе в общественный сознании постепенно утверждалась мысль, что украинский народ не просто придатком к «большому брату», что возможно создание независимого государства. Из среды диссидентов вышло много выдающихся политиков времени перестройки, среди которых участник Народного Руха Украины Вячеслав Чорновил.

Преуспел движение за признание УГКЦ, начатый в середине 1980-х годов митрополитом Стернюком и подпольной иерархии. Переломными событиями были многотысячный молитвенный поход во Львове в Собор Святого Юра 17 сентября 1989 с требованием легализации УГКЦ в Советском Союзе и встреча Папы Иоанна Павла II с Михаилом Горбачевым в декабре того же года. Они дали начало легализации УГКЦ.

С началом и развертыванием перестройки Михаила Горбачева полицейский давление со стороны государства на общественно-культурную сторону жизни граждан СССР было постепенно сняты.

Формой проявления движения сопротивления были петиции и протесты, адресованные к власти, демонстрации и так называемая самиздатовская литература.

Движение сопротивления в Украине – это действия, направленные на осуществление государственных законов и статей Конституции, которые определяют гражданские и национальные права и права УССР в СССР. Одним из первых сборных проявлений сопротивления можно считать конференцию по делам культуры языка в Киевском Университете в феврале 1963, во время которой выдвинуто среди других требование ввести в УССР украинский язык как правительственную и вернуть права национального меньшинства украинский в РСФСР. В 1962-1963 были распространены не разрешены к печати поэзии и дневник В. Симоненко, а в 1964 – анонимная листовка-протест против поджога Библиотеки АН УССР в Киеве. 4 сентября 1965 в кинотеатре «Украина» в Киеве И. Дзюба и В. Чорновил выступили с протестом против проведенных тогда арестов украинской интеллигенции. Осенью того же года в обороне арестованных выступили с петициями и протестами к власти выдающиеся деятели культуры и науки, среди которых были: М. Стельмах, А. Малышко, Г. и П. Майбороды, А. Антонов, С. Параджанов, В. Кирейко, Л. Костенко, И. Драч, Л. Серпилин. В декабре 1965 И. Дзюба выслал в адрес первого секретаря ЦК КПУ П. Шелеста и председателя Совета Министров УССР В. Щербицкого протестного письма против репрессий и добавил к нему эссе под названием «Интернационализм или русификация?" В начале 1966 в Киеве, Львове, Ивано-Франковском, Луцке и других городах Украины прошли с грубыми нарушениями советских законов политические процессы. Того же года В. Чорновил зладив сборник биографий и произведений 20 осужденных под названием «Горе от ума» и выслал на 55 страничное обращение к прокурору УССР Ф. Глухая и других, в котором выяснил гражданских прав арестованных.

Протестные акции против нарушений законов, антиукраинского курса национальной политики, в обороне арестованных, а также в обороне национальных прав украинского народа набрали в последующие годы довольно широкие размеры и участие в них принимали различные слои населения. Важнее выступления:

Протестные письма против правонарушений высылали также участники движения сопротивления, которые находились в тюрьмах и концентрационных лагерях, например:

Другая форма деятельности движения сопротивления – это манифестации в годовщину перевозки тела Тараса Шевченко в Украину 22 мая, что их постоянно разгоняли органы КГБ. В 1967 по этой возможности произошло столкновение участников с КГБ, после чего 64 жители Киева выслали протест в Брежнева и Шелеста. Демонстрации с участием несколько сот человек проходили во Львове в апреле 1966 во время процесса братьев Горыней и других и в ноябре 1970 в Киеве во время похорон А. Горской. В 1968, в 51 годовщину октябрьской революции, сжег себя на Крещатике в Киеве Макуха, произнося лозунги «Долой колониялизм с Украиной» и «Да здравствует свободная Украина». В 1969 также для протеста против порабощения Украины пытался сжечь себя у унивеоситету в Киеве Н. Береславский.

Движение сопротивления выступал также в обороне национальных меньшинств Украины, оказалось частности в выступлении И. Дзюбы и В. Некрасова в Бабьем Яру в сентябре 1969, в заявлениях деятелей движения сопротивления на оборону крымских татар и т.д.

Наряду с этими стихийными формами сопротивления, существовали попытки организованных акций. Еще в конце 1959 группа украинскии юристов под руководством Л. Лукьяненко изготовила проект программы Украинский Рабоче-Крестьянского Союза с целью вести легальную акцию за выход УССР с СССР. В проекте программы Союза написано, что ее идеалом является самостоятельность Украины с широко развитым социалистическим государственным устройством. О средствах борьбы в проекте говорится: Цель этого первого этапа нашей борьбы состоит в завоевании демократических прав, необходимых для организации всего украинского народа на борьбу за образование независимого национального государства. Методы достижения этой цели мирные, конституционные.

В январе 1961 Лукьяненко был приговорен во Львове на смертную казнь, которая была заменена на 15 pp. тюрьме, а обвиняемые (И. Кандыба, С. Вирун, А. Либович, В. Луцкой, И. Боровницький, В. Кипиш) на заключение от 10 до 15. С 1957 до 1967 в Галиции действовали также малые нелегальные группы: Объединенная Партия Освобождения Украины, Украинский Национальный Комитет и Украинский Национальный Фронт, члены которых были также осуждены на заключение, причем двух членов Украинского Национального Комитета И. Коваля и Б. Грицына Львовский суд осудил на смертную казнь, и приговор приведен в исполнение. Процессы над вышеупомянутыми группами происходили при закрытых дверях. Члены Украинского Национального Фронта переиздали некоторые публикации ОУН, в 1965-1967 выпустили 16 чисел журнала Родина и Свобода.

К движению сопротивления следует отнести также рабочие волнения и забастовки, например, в 1963 в Кривом Роге (вызванные повышением цен на продовольствие и их нехваткой, тогда дошло до столкновений между отделами КГБ и военными частями) и Одессе (портовые рабочие отказались грузить масло до Кубы), 1969 на гидроэлектростанции в с. Березка; 1972 в мае в Днепропетровском (рабочие протестовали против введения россиян на зав) и в июне в Днепродзержинском (в беспорядках участвовало несколько тысяч человек, они были спровоцированы грубым поведением власти).

По данным самиздатовских документов в движении сопротивления участвовали около 600 человек (количество участников массовых демонстраций и читателей самиздата – несколько тысяч), в основном представители профессионального интеллигенции, далее рабочие, ученые, писатели, студенты, художники, священники, крестьяне; преимущественно молодежь и люди среднего возраста, с значительным участием женщин. Участники движения сопротивления происходят головинм образом из Киевщины и из Западной Украине (преимущественно из Львова), далее из Днепропетровской и Донецкой областей. Духовым зачинателем движения сопротивления. надо считать В. Симоненко.

Политическим позициям движения сопротивления присущи идеи гуманизма, политической и социальной демократии, личной и национальной свободы. В центре мышления участников движения сопротивления является человек, его достоинство, его право свободно развиваться. Целью движения сопротивления является украинская демократическая самостоятельное государство, «в какой бы все граждане действительно пользовались политическими правами и определяли направление экономического и политического развития Украины». В области межнациональных отношений движение сопротивления осуждает всякий шовинизм и империализм и проповедует уважение прав других народов и сотрудничество с ними. Методы деятельности движения сопротивления легальные; деятели движения часто ссылаются на принципы так называемой ленинской национальной политики. Однако, после арестов и судов ведущих деятелей движения сопротивления в 1972-1973 заметна частичная радикализация взглядов, тенденции к нелегальной деятельности. Это сказалось в частности на 7-8 выпуска (1974) самиздатовского периодического издания движения «Украинская Вестник».

Украинский (например, генерал П. Григоренко) участвуют также в обще-союзном или российском движении сопротивления. Но попытка российского периодического издания движения сопротивления «Хроника текущих событий» в Москве выступать от имени движения сопротивления нерусских народов СССР, опровергла редакция «Украинская Вестника». Наряду с украинским движением сопротивления, в Украине действовал также движение сопротивления других национальностей, в частности еврейский (он ставил себе целью, как и в России, право на выезд за границу СССР) и российский что солидаризируется с российским движением сопротивления в России. Кое-где они сотрудничают с украинским движением сопротивления.

Источник:

mir-prekrasen.net

Диссиденты в городе Краснодар

В этом интернет каталоге вы сможете найти Диссиденты по доступной цене, сравнить цены, а также найти прочие книги в категории Книги. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Краснодар, Набережные Челны, Самара.