Книжный каталог

Скляренко С. Владимир. Книга вторая. Василевс

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Скляренко С. Владимир. Книга первая: Сын рабыни Скляренко С. Владимир. Книга первая: Сын рабыни 75 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Скляренко С. Святослав. Книга вторая: Над морем Русским Скляренко С. Святослав. Книга вторая: Над морем Русским 75 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Коллектив авторов Благословенно МВИЗРУ ПВО. Книга вторая Коллектив авторов Благословенно МВИЗРУ ПВО. Книга вторая 156 р. litres.ru В магазин >>
Скляренко С. Святослав. Книга первая. Княгиня и рабыня Скляренко С. Святослав. Книга первая. Княгиня и рабыня 62 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Владимир Казаков Вспомни, Облако! Книга вторая Владимир Казаков Вспомни, Облако! Книга вторая 50 р. litres.ru В магазин >>
Владимир Фомичев Человек и история. Книга вторая. «Шахтёрские университеты» и «хрущёвская оттепель» на Северном Урале Владимир Фомичев Человек и история. Книга вторая. «Шахтёрские университеты» и «хрущёвская оттепель» на Северном Урале 109 р. litres.ru В магазин >>
Владимир Макарович Шапко Муравейник Russia 2. Книга вторая. Парус Владимир Макарович Шапко Муравейник Russia 2. Книга вторая. Парус 0 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

КНИГА ВТОРАЯ ВАСИЛЕВС Глава первая

Скляренко С. Владимир. Книга вторая. Василевс

КНИГА ВТОРАЯ ВАСИЛЕВС

Рано на заре в поле, где-то между двумя рядами высоких курганов, на вытоптанном несметным количеством ног и копыт гостинце, послышался глухой шум.

Прошло немного времени, и солнце, выглянувшее из-за небосклона, осветило продвигавшиеся один за другим многочисленные загоны, поле загудело, как туго натянутый бубен, далеко прокатилось эхо от конского топота, голосов воинов, лязга щитов.

Полки шли за полками, тысячи за тысячью, под знаменами, на которых были намалеваны или вышиты страшные лики богов, богини-девы, священное дерево береза, огромные петухи. Впереди неслись комонники, за ними в тучах рыжей пыли шло пешее войско; позади — на возах, запряженных шестью — восемью лошадьми, а порой и десятком сильных волов, тянулся обоз.

Впереди извивавшегося, точно исполинский полоз, бесконечного потока под длинным, слегка уже выцветшим голубым стягом с тремя скрещенными золотыми копьями ехала старшая дружина, а во главе ее витязь.

Был это уже не молодой муж с загорелым и обветренным лицом. Из-под позолоченного, увенчанного зеленым елов-цом шлема выбивался седоватый чуб — знак княжеской власти, чело прорезали глубокие морщины, длинные, тронутые сединой усы спадали на багряное корзно.

Однако прищуренные глаза, усталые, но ясные и светлые, руки, крепко державшие повод, пружинистые ноги в литых роднянских стременах — все это говорило, что лет князю не так много, а состарился он в походах.

Впереди войска, продвигавшегося на рассвете в поле, ехал сын Святослава, великий князь Руси Владимир.

Подобно отцу, провел он много лет в походах, спал прямо на земле, постелив попону и подложив под голову седло, ел вяленую конину с сухарями и запивал водой.

Однако между походами сына и отца была большая разница. Князь Святослав весь свой век боролся и голову сложил на брани с врагами Руси — печенегами, хазарами, роме-ями, а Владимиру, хоть он жил окруженный теми же врагами, пришлось поначалу идти с мечом в родные земли, которые были покорены врагами во время его усобицы с Яропол-ком или откололись по своей воле и не желали платить Киеву дань.

Этим он напоминал свою бабку, княгиню Ольгу, которая собирала и устрояла землю Русскую, ездила на санях из Киева в далекий Новгород, полагала с землями ряд, устанавливала уроки и уставы, а Древлянскую землю примучивала оружием.

Но гораздо больше, чем княгине Ольге и князю Святославу вместе, приходилось теперь деять их внуку и сыну Владимиру. На его долю выпало тяжкое бремя — брани, походы.

На заре своей жизни (а у жизни, как известно, есть свое утро, день и вечер), всего двадцати лет от роду, молодой, сильный Владимир идет на запад, чтобы вызволить и защитить червенские города и русские земли, захваченные польским князем Мешко.

Овладев Перемышлем, Червеном и еще множеством городов и весей и, наконец, всею Червенской землею, князь Владимир узнал много такого, о чем в Киеве до того не имели понятия. Князь Мешко шел на Русь не один. За его воинством, зачастую и плечом к плечу с ним, двигались охочие конные полки немцев, наемные дружины варягов, все с не-немецкими мечами, в крепких латах, с высокими щитами. Хорошо еще, что у русских воинов были обоюдоострые мечи, и люди Червенской земли, помогая воинам Владимира, били врагов в лоб и со спины.

Однако не всех врагов можно было рубить и гнагь мечом.

С воинами Мешко и германского императора Оттона в землю Червенскую, подобно саранче, двинулось множество священников во главе с калобрезским епископом, благове-стником папы Рейнберном. И покуда польские воины захватывали червенские города и веси, священники низвергали древних богов, хватали людей и крестили их именем наместника Бога на земле — римского папы.

Освободив Червенскую землю, князь Владимир велит ставить снова в городах и весях деревянных богов и со всеми жителями первый воздает им благодарственную жертву.

Он движется далее на запад; проходит по землям, где испокон веку сидят русские люди; переваливает через высокие Карпаты, спускается в долину, где над быстрою рекой раскинулся Ужгород; идет вдоль Тиссы, по правому берегу которой живут угры, обходит гору Говерлу и замыкает круг в Карпатах.

Возвращаясь в Киев, князь Владимир проходит земли радимичей, живших в междуречье Днепра и Десны, вдоль Сожи и Ипутьи, — во время усобицы с Ярополком эта земля откололась от киевского стола.

С радимичами проливать кровь не пришлось. На реке Пищане, где встретились они с передовыми полками Владимира, которые вел воевода Волчий Хвост, радимичи тут же показали спины.

— Радимичи от волчьего хвоста бежаша, — смеясь, говорил Владимир, когда узнал об их бегстве.

Князь Владимир держал совет с воеводами и боярами радимичей. Отколе стоит город Киев и земля радимичей, всегда пребывали между ними мир и согласие, но смута вошла в русские земли и пошатнула древние обычаи. Пусть же отныне и довеку живет мир в городах и племенах Руси!

Возвратясь ненадолго в Киев, Владимир идет затем в землю вятичей, которые тоже перестали платить дань киевскому столу со времени усобицы с Ярополком.

В ту пору это был поход на край света — в северные земли, к рекам Оке и Угре, к городам Неринску, Колтеску, Те-шилову.

Идет князь Владимир не один, на помощь киевскому князю поспешает из Новгорода с большим войском воевода, посадник князя Добрыня, который ведет с собой воинов северных земель, Новгорода, веси, чуди — вместе они и покоряют вятичей.

Князь Владимир собирает в Неринске воевод, бояр, мужей лучших, старейшин и спрашивает их:

— Почто, люди, отступились, не платите Киеву дань?

Одетые в темные кожухи и опашни, в лыковых лаптях, бородатые мужи молчат, тяжко вздыхают.

— Думаете ли, люди, про Русь?

— Были и навсегда остаемся с Русью, — выступая вперед, говорит наконец один из мужей и кланяется Владимиру, -одначе живем мы на украине, враги тут, враги там — черные булгары, хазары, Киев далеко, помощи мало.

Горькую правду слышит в словах вятича Владимир. И княгиня Ольга, и князь Святослав — все князья прежде радели об украинах, помнили и про Вятскую землю, — Яро-полк забыл о них — не до того было честолюбивому князю!

А северным и восточным землям Руси и в самом деле тяжко: под боком — черные булгары, хазары, печенеги, за Итиль-рекой кочуют неведомые орды. Сурова Вятская земля, тяжко жить в ней людям.

— Мужи вятские! — держит речь князь Владимир. — Подобно князьям древним, буду беречь землю вашу, не допущу в нее ни черного булгарина, ни хазара и дань назначу по-мерную.

— Великий княже! — отвечают вятичи. — Отныне будем служить тебе верой и правдой.

А Владимир уже помышляет двинуться на бупгар и хазар, чтобы и с ними договориться, заключить мир.

Однако в это время прибывают из Киева гонцы с вестью, что рубежи Руси перешли ятвяги.

Князь Владимир возвращается в Киев, пополняет свою дружину, идет на ятвягов и наголову разбивает их войско.

— Почто пошли на Русь, воеводы? — спрашивает он. Долго молча стояли, опустив головы, воеводы и бояре ятвягские. А что спрашивать? Опоясаны они германскими мечами, с ними вместе шли на Русь рыцари императора Отто-на, варяжские дружины, а следом тянулись папские священники.

— Люди Руси не ищут и не станут искать чужих земель — своей довольно, — говорит князь Владимир. — Что лучше, воеводы: война или мир между соседями?

Они кладут на землю мечи и клянутся своими суровыми богами. И только тогда князь Владимир идет к Итиль-реке, останавливается неподалеку от Булгара и заключает мир с булгарами, их каган со всеми боилами клянутся:

— Толи не будет между нами мира, елико камень начнет плавати, а хмель почне тонути…

Князь Владимир спускается по Итиль-реке, доходит до разрушенного Святославом города Саркела. Здесь его встречает множество хазар, которые, вложив мечи в ножны, пасут скот и торгуют.

В степях над Итиль-рекой князь Владимир видел в раскаленном песке следы множества конских копыт: там, поведали ему теперешние купцы-хазары, ходившие на Джурд-жанское море, вдоль рек Иртыша, Яика и Эмбы, среди раздолья степей и долин собрались огромные орды половцев, огузов, кимаков. Впрочем, покуда с соседями они не враждуют и за оружие не берутся.

— Полагаюсь на вас, — говорит хазарам князь Владимир, — стойте у Итиль-реки на страже, будьте добрыми соседями Руси.

— Княже Владимир, — низко кланяясь, отвечают хазары, -во веки веков были и будем друзьями русов, волим торговать с вами.

Миновав Хазарию, князь Владимир подходит к берегам Джурджанского моря, останавливается в предгорье Кавказа — там Ширван, Иверия, Абхазия, Армен-шахи отбивали нашествия сельджуков, которые выходили из глубин Азии, угрожая их землям и даже халифам Багдада. В предгорье между Кавказом и Сурожским морем жили аланы и касоги, с которыми заключил мир еще князь Святослав.

Не как завоеватель, а как рачительный хозяин проделал Владимир с дружиной сей трудный путь.

Над Итиль-рекой, Джурджанским и Сурожским морями спокойно. Никто оттуда не угрожает Руси. Отдохнув с дружиной в русском городе Тмутаракани, князь Владимир переправляется с дружиной на лодиях через Боспор Киммерийский, снова садится на коня и направляется в дикое поле.

Тут— то князя Владимира и поджидал враг. Здесь-то и довелось воинам Руси, да и самому князю Владимиру пролить кровь.

Враг тот — четыре орды печенегов, во главе которых стояли хан Родман, его сын и каганы Куря и Кучук, — долго следил за походом князя Владимира на булгар, к хазарам, на Кавказ; теперь печенеги поджидали его у порогов — в поле и вдоль Днепра.

Уверенные, что воинство князя Владимира пролило немало крови и обессилело, они задумали, как это делали всегда, внезапно напасть на него.

Однако князь Владимир их опередил. Далеко в поле его дозор обнаружил следы печенегов. Растянувшись широким полукольцом, рать двинулась по полю, чтобы взять их в клещи у порогов.

Русские воины увидели на рассвете у глубокой в то время реки [9] , которая, пробивая себе путь к Днепру, пересекала поле, как печенеги на своих низкорослых, но очень быстрых и выносливых лошадях появились на окоеме и помчались на русскую рать, стараясь ее окружить.

Печенеги совсем не подозревали, что сами давно уже окружены; русские воины остановились, спешились, сдвинули вместе щиты и наставили, подобно колючей стене, свои копья и мечи… В этот миг где-то далеко позади печенегов послышались громкие крики, загудела земля: туча русских конников летела на них, лязгая мечами о щиты.

Бой над речкой длился недолго, хан Родман с сыном и ордами едва-едва пробился долиной на север и скакал день и ночь, спасаясь от смерти.

Немало печенегов сложили свои головы на поле боя, погиб старый каган Куря, убивший когда-то на острове Хорти-ца князя Святослава.

Это была справедливая месть: поднявший меч против русских воинов и их князя погиб от него сам. Никто не похоронил Курю, никто не помянул добрым словом, — вороны склевали его тело, оставив лишь кости.

Немало русских воинов погибло в бою над Сухим бродом, и поныне еще высятся там шесть курганов, где они покоятся.

Ранен был в бою и князь Владимир, в грудь, чуть пониже сердца, рынды едва успели подхватить его на руки, когда он падал с коня… Целую неделю стояли русские воины после сечи у порогов, целую неделю сильное тело князя боролось со смертью.

Источник:

www.e-reading.club

Купить семен Скляренко Владимир

Семен Скляренко Владимир. Книга 2. Василевс

Вы всегда можете уточнить цену на сайте интернет магазина

Вы можете приобрести "Семен Скляренко Владимир. Книга 2. Василевс" по цене дешевле, чем в обычных магазинах, для этого перейдите по ссылке "Купить". Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас. Информацию о способах оплаты и доставки Вы сможете узнать на странице магазина, после того, как перейдете по ссылке Купить Семен Скляренко Владимир. Книга 2. Василевс.

Описание товара

В романе "Владимир"украинский писатель Семен Дмитриевич Скляренко продолжает рассказывать историю знаменитых князей Киевской Руси, начало которой было положено в произведении "Святослав". Во второй-книге романа - "Василеве"- повествуется о зрелых годах княжения Владимира - великого киевского князя, обратившего Русь в христианство. посмотреть полное описание о Семен Скляренко Владимир. Книга 2. Василевс

Характеристики Рекомендуем также следующие похожие товары на Семен Скляренко Владимир. Книга 2. Василевс Дуглас Хьюлик Легенда о Круге. Книга 2. Клятва на стали

Уличный вор и шпион Дрот, внезапно повышенный в преступной иерархии до ранга Серого Принца, попадает в тяжелое положение. Кто-то подставил его, убив Щура.

Владимир Войнович Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина. Книга 2. Лицо привлеченное

Знаменитый роман-анекдот про солдата Ивана Чокнина, выходит в новой авторской редакции и (!) с новым названием, которое дал сам автор. Простой солдат Иван..

Валентин Пикуль Слово и дело. Книга 2

Роман СЛОВО И ДЕЛО состоит из двух книг: ЦАРИЦА ПРЕСТРАШНОГО ЗРАКУ и МОИ ЛЮБЕЗНЫЕ КОНФИДЕНТЫ. События, описываемые в романе, относятся ко времени дворцовых..

Евгений Маурин Придворные похождения Аделаиды Гюс. Книга 2

Природная красота и гибкий ум интриганки помогли талантливой актрисе Аделаиде Гюс добиться исключительного положения при дворах великих монархов - Людовика XV.

Семен Скляренко Святослав. Книга 1. Княгиня и рабыня

Роман украинского писателя Семена Дмитриевича Скляренко СВЯТОСЛАВ повествует о жизни Киевской Руси во времена правления княгини Ольги и ее сына и преемника..

Войнович Владимир Николаевич Лицо привлеченное. Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина. Книга 2

Знаменитый роман-анекдот про солдата Ивана Чокнина, продолжение "Лица неприкосновенного", выходит в новой авторской редакции и (!) с новым названием, которое..

Источник:

cook.minemshop.ru

Владимир, книга 2, Василевс, глава 1, 5

Владимир, книга 2, Василевс, глава 1,5 Скляренко Семён Дмитриевич. Владимир

Исторический аудио роман Семёна Дмитриевича Скляренко "Владимир", книга 2, Василевс, глава 1,5, Мать князя - рабыня Малуша.

"Теперь никто никогда бы не узнал Малушу. Шестьдесят лет для человека. Тоненькая, сухонькая, с поседевшими на висках волосами, со смуглым , высохшим лицом, изрытым глубокими морщинами - только выразительные карие глаза ещё напоминали о молодости.

Ходил с Владимиром в походы, оберегал его и, возвращаясь время от времени в Киев, рассказывал ей о князе тот, кому не выпало на долю разделить с Малушей радости и счастье в жизни. княжий гридень Тур. Защищая князя, потерял два пальца правой руки. - Я больше не гридень, но князь Владимир мне поможет. По велению князя, могу, как все старые вои, взять клочок земли под двор и леса на хижину. Выкопаю тут землянку, покрою крышей и буду молиться. Смогу ещё долго, до самой смерти, оберегать Владимира, да и тебя тоже. Малуша!"

Предлагаем вам читать краткое содержание, слушать онлайн или скачать бесплатно и без регистрации аудио книгу С. Скляренко "Владимир".

Источник:

myaudiolib.ru

Скляренко С

www.vyksa-net.ru

Навигация по записи 5 комментариев для “ Скляренко С. Владимир. Книга вторая. Василевс ”

К сожалению, немногими злосчастными партизанами не один наш главнокомандующий увлекся, но и все назначенный походный атаман Незаметный Князь Борис Владимирович зашипел его примеру. И по его мнению во всех казачьих частях всех фронтов были прищурены партизаны, которые, как и на нашем фронте, росли в тылу наших войск и, за послушанием дела, производили беспорядки и наносили обиды всяким неповинным жителям, русским подданным.

а где эта функция находится я про маскировку

Мне нужно многое тебе рассказать, но давай сегодня позавтракаем, а, то ты наверно проголодался.

В глаза смотрит тебе, как бы пытаясь поддержки, не хочешь, а проснешься.

Эта Маска сохраняется довольно сильное время. Затем шопинг по строчкам.

Источник:

www.vyksa-net.ru

Семен Скляренко - Владимир - чтение книги онлайн

Скляренко С. Владимир. Книга вторая. Василевс

И хотя князь Владимир и смеялся, однако на Горе появились послухи, княжьи глаза и уши, шныряли они по всему городу, в предградье, на Подоле, в Оболони, по всем дворам.

Делалось это не зря. За стенами Горы, где жили покуда еще вольные кузнецы, древоделы, скудельники, и на землях боярских, где трудились смерды, которые имели свои дворы, было спокойно, но там, где все больше и больше становилось обельных холопов, бесправных рабов своих хозяев, ширились пожары, татьба, разбой, тиуны и емцы ходили по Оболони и Подолу только с гридьбой, а по ночам туда и не совались, там чем дальше, тем с большим остервенением всенародно поносили воевод, бояр, тиунов, князя…

Ничего этого князь Владимир не знал: ему докладывали лишь о пожарах и татьбе, не поминая имени князя-василевса; когда же он отправлялся на охоту или в один из своих дворов в богатом наряде, окруженный воеводами и боярами, а порой со знатными гостями и проезжал по предградью и Подолу, там уже стояли заранее созванные смерды, хало-пы и славословили Владимира-князя, а на всех концах города караулила гридьба.

К головникам, татям, поджигателям и сволочникам Владимир был беспощаден… Да и что было делать – чтобы защитить своих, княжьих мужей и все те богатства, которые он давал за их службу (а иначе они ему не служили бы), князь Владимир заводил все новые и новые законы: убийство княжьих мужей каралось двойной вирой и смертью, за убийство вольного ремесленника или смерда взималась простая вира, если же кто убивал холопа, то не платил ничего за его бесталанную душу, а обязан был лишь возместить убыток за потерянного раба его господину… Суровой жизнью жил теперь город Киев. Подобно Богу на небе – владыке жизни и хозяину всего сущего, окруженному апостолами и святыми, которые действовали его именем, да еще осужденными на геенну огненную грешными душами, – был князь на земле, его мужи и великое множество убогих людей, которые работали на князя и мужей.

Однако земля не была небом, на ней богатый радел и приумножал свое добро, а у бедняка забирали последнее зерно, холоп-раб острил косарь, выходил ночью на дорогу и подкрадывался к клети боярина…

Так новый закон и писался, на крови стоял ныне Киев, великий князь и василевс Владимир твердо сидел на своем столе.

Князь Владимир больше беспокоился о своих землях – в некоторые из них он послал сыновей, в некоторых сидели свои, местные князья.

Местным князьям князь Владимир не дивился – они с большим трудом платили Киеву дань, не посылали своевременно земское войско и враждебно относились к боярам, которые приезжали из Киева на пожалованные им земли. Время от времени князь Владимир снаряжал в ту или иную непокорную землю дружину, и тогда горе было той земле, далекой украине Руси, сила побеждала и держала в повиновении силу.

А сыновья? Как подпирают великокняжеский стол члены его рода, его глаза, руки, родная кровь? Вышеслав в Новгороде, Мстислав в Тмутаракани, Ярослав в Ростове, Изяслав в Полоцке, Святополк в Турове… «Дети мои, – писал им князь Владимир в своих-грамотах, – сидя в Киеве, помышляю о вас, крепите землю отцов наших, мудро утверждайте закон, будьте едины со мной и городом Киевом…»

Однако сыновья выплачивали дань еще неисправней, чем местные князья, земских воинов в Киев посылали мало и часто не принимали бояр и воевод киевской Горы. Им самим приходилось держать большие дружины и раздавать земли своим мужам. Потому в далекие и близкие земли ехали послухи: глаза и уши князя заполонили всю Русь.

Так Владимир узнал о том, что делается в недалеком Турове, где князем сидел сын Ярополка – Святополк. Воевода Безрук, правая рука Святополка в Турове и одновременно послух Владимира, часто приезжал в Киев и всегда заходил к князю Владимиру. Приехав однажды, он настаивал на беседе с князем с глазу на глаз.

– Слушаю тебя, воевода! – сказал Владимир, когда они остались вдвоем в одной из светлиц на верху терема.

– Недобрые вести из города Турова, княже, – начал Безрук.

– Что за вести, – встревожился князь, – почему недобрые?! Ведь ты сидишь там, блюдешь княжий стол.

– Не один я хозяин в Турове, князь города и всей земли Святополк… Нас никто не услышит, княже?

– Говори смело! Здесь только я да ты…

И Безрук поведал Владимиру, что князь туровский Святополк при посредстве жены Марины завязал дружбу с тестем, польским князем Болеславом, и германским императором Генрихом, которые обещают ему вооруженную помощь, а через епископа Рейнберна, духовника Марины, договорился с римским папой. Святополк уже готов, опираясь на воинство Болеслава, двинуться на Киев, убить его, князя Владимира, захватить киевский стол и принять католическую веру…

Вслушиваясь в каждое слово, произнесенное воеводой Безруком, князь Владимир неподвижно, опираясь на поручни, сидел в углу палаты в кресле. Он долго молчал и вдруг с такой силой сжал пальцы правой руки, что сломал поручни.

– Воевода Безрук! – встав с кресла, сказал князь Владимир. – Понимаешь ли ты, что сказал? Коли то правда – Святополк мой враг, коли се лжа – ты примешь смерть…

– Княже Владимир, – спокойно ответил Безрук. – Я поведал одну правду, должен ее сказать, ибо служу Руси, ее людям, тебе.

Поздно ночью по земляным, скользким после недавнего дождя ступеням князь Владимир спустился в поруб, где сидел Святополк. Впереди с мечами наголо шли два гридня, воевода Волчий Хвост со светильником в руках следовал за князем.

– Выйдите, гридни! – повелел князь Владимир, когда те отперли тяжелый замок и вошли в поруб, а воевода поставил светильник на землю. – И ты, воевода, ступай!

Тусклый свет освещал темницу, сложенную из дубовых кругляков, покрытые белой плесенью стены, потолок из тяжелых тесаных колод, земляной пол, пень, на котором стояла корчага с водой и лежал хлеб, да еще ворох трухлявой соломы в углу.

В другом углу, опустив руки, в сорочке и ноговицах, босой, стоял Святополк. Свет вырвал из полутьмы его лицо, низкий лоб, перерезанный прядью длинных волос, встревоженные глаза, острые скулы, сжатый рот, заросший щетиной подбородок.

– Вот я и пришел к тебе, Святополк! – промолвил Владимир.

– Вижу! – усмехнувшись, сказал тот. – Спасибо, что проведал, княже Владимир. Жаль только, что встречаю тебя не в палатах, а тут, в порубе.

– И то правда, жаль! – Князь вздохнул. – Да что поделаешь, приходится тут, вот так говорить.

– Устал я! Садись и ты! – предложил Владимир Свято-полку.

– Я постою, – хмуро ответил тот. – Мне не от чего уставать, разве от дум…

– О чем же ты думаешь, Святополк?

– Князю, который вчера сидел в хоромах, а днесь гниет в твоем порубе на трухлявой соломе, есть о чем подумать.

– Почему не думал о том ранее, до того как замыслил поднять смуту в западных волостях Руси, идти со своим тестем на Киев, убить меня, киевского князя, изменить вере русских людей, стать слугою папы?

– Днесь я в твоей власти, – неторопливо ответил Святополк, – ты сильный, очень сильный, княже-василевс… Но зачем возводишь напраслину на меня, вчера еще туровского князя, а ныне узника, кинутого твоей десницей в этот поруб?

– Напрасно ты меня попрекаешь. Не я тебя кинул в поруб, а бояре и воеводы, узнав о твоем замысле в Турове, схватили тебя и привезли в Киев… Да и жена твоя Марина, и духовник Рейнберн, ижи были с тобой, ныне сказали правду… О люди, люди, все вы такие, днесь служите одному, завтра другому…

Святополк молчал, уставясь в темный угол поруба, потом повернулся к Владимиру, и тот увидел его горящие глаза, закушенные губы.

– Что ж, – задыхаясь, прохрипел он, – коли все знаешь, скажу и я правду… Слушай, княже Владимир! Это так! Думал я из Турова идти на Киев, помышлял одолеть твою дружину, а уж вой мои, пожалуй, не пощадили бы и тебя… Тяжко мне в этом признаться, а тебе страшно слушать, но такова она, правда.

Владимир, содрогаясь, промолвил:

– Слышу, Святополк! Ты поведал правду. Однако напрасно полагаешь, что она страшна мне. Нет, не за себя боюсь, за Русь, за людей ее страшно.

Владимир умолк, прошла долгая минута, потом продолжал:

– Страшно, Святополк, за Русскую землю… С одной стороны ромеи. С востока наседают печенеги, за ними половцы. На севере точат ножи свионы, а ты задумал пустить в нашу землю еще и поляков, германцев, папу римского.

– Поляки и германцы далеко, – возразил Святополк. -Папа римский еще далее… До Византии, – процедил он, – пожалуй, ближе, не так ли, княже?

Владимир понял, на что намекает Святополк.

– На легионы ромеев я не опирался и не пустил бы их на Русь… Веру христианскую принял такожде не от константинопольского патриарха.

– И я не собирался предавать Русь, – дерзко крикнул Святополк, – ни полякам, ни германцам, ни папе…

Князь Владимир горько улыбнулся.

– Так почему же ты так деял, Святополк?

Долгое время в порубе царила тишина, лишь со сруба стены где-то размеренно падали капли да потрескивала в углу солома, за дверью раз и второй прозвучали шаги.

– От юности моей, – начал Святополк, – не любил я тебя, княже, ибо кровь отца моего Ярополка запеклась на руках твоих, ибо ты выгнал мать мою Юлию из Киева, ибо меня оскорбляли дети твои и ты сам, ибо ты, разделяя земли, поставил меня князем в худшей волости, Турове, ибо ты никогда ни на крошку не сделал мне добра, а токмо зло… Почему же я должен был делать тебе добро, как мог я не отомстить за отца, за мать и за все, за все?…

Оперши голову на руки, князь Владимир слушал речь Святополка.

– Ты поступил хорошо, сказав мне правду, хотя, Свято-полк, ты мог бы сказать ее раньше. Что ж, услышал о сем днесь от тебя, хоть ведал твои мысли раньше…

– Так почему же ты кинул меня в поруб, допрашиваешь, мучишь, коли все знаешь?

– Я пришел не допытывать, а говорить с тобой, Свято-полк, зане все это неправда.

– Великий князь и василевс Руси! – засмеявшись, промолвил Святополк. – Тебе мало того, что вверг меня в этот поруб, хочешь еще и посмеяться надо мной?

– Я говорю о том, – продолжал Владимир, словно не слыша слов Святополка, – что не хотел убить и не убивал брата моего Ярополка. Много горя и мук принял я от него, а еще больше Русь и ее люди, я же все простил ему, призывал к миру и любви… Князя Ярополка в сенях терема убили два гридня, которых подкупил воевода Блюд. Ты, Святополк, это знаешь.

– Не верю! Это придумал ты со своими боярами, вы нацелили мечи убийц в сердце моего отца…

– Я выслушал твою правду. Почему же не хочешь выслушать моей? Сейчас ты сам все поймешь…

– Слушаю! – крикнул Святополк. – Что же ты скажешь мне?

– Скажу то, что никогда не прогонял и не мог прогнать с Горы твоей матери Юлии. Зане твой отец не Ярополк, как полагают все и думаешь ты сам…

– Не Ярополк? Княже Владимир, ты глумишься надо мной… зачем?! Кто же мой отец?

– Было время, когда все было не так, как ныне, – промолвил грустно Владимир, – время, когда твоя мать, схоронив мужа Ярополка, любила меня… Ты плод сей любви, нашего греха… я… твой отец!

Святополк стоял в углу поруба и пристально смотрел

Источник:

litread.info

Скляренко С. Владимир. Книга вторая. Василевс в городе Киров

В этом каталоге вы можете найти Скляренко С. Владимир. Книга вторая. Василевс по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти иные книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка товара производится в любой населённый пункт РФ, например: Киров, Саратов, Ярославль.