Книжный каталог

Фактор фонаря. Прозапростихи

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Фактор фонаря. Прозапростихи Фактор фонаря. Прозапростихи 643 р. bookvoed.ru В магазин >>
Фактор фонаря. Прозапростихи Фактор фонаря. Прозапростихи 778 р. labirint.ru В магазин >>
WE YOUNG WE DO WE YOUNG WE DO 44678.99 р. jd.ru В магазин >>
Yixiukeji Yixiukeji 78885.24 р. jd.ru В магазин >>
Фонарь Solaris  Фонарь Solaris "F-5", ручной, цвет: зеленый 419 р. ozon.ru В магазин >>
Тайм-фактор капс. n60 Тайм-фактор капс. n60 421 р. zdravcity.ru В магазин >>
Крепление для фонаря Petzl Petzl Ultra E55920 Крепление для фонаря Petzl Petzl Ultra E55920 2100 р. alpindustria.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Галерея «Арт Владивосток» - Тихоокеанское издательство «РУБЕЖ»: Илья Фаликов о современной российской поэзии - «Фактор фонаря

Тихоокеанское издательство «РУБЕЖ»: Илья Фаликов о современной российской поэзии — «Фактор фонаря. Прозапростихи» Фаликов, Илья

Ф 19 Фактор фонаря. Прозапростихи / Серия ««Архипелаг ДВ» — Владивосток: Тихоокеанское издательство «Рубеж», 2013. – 832 с.

Поэт пишет прозу. Про стихи. Получается особый жанр, осознаваемый автором как прозапростихи. Словцо отдает футуризмом, и неспроста: среди первых учителей Ильи Фаликова были Маяковский и Хлебников.

Книга «Фактор фонаря» — итог полувековых размышлений об отечественной поэзии во всем ее объеме от «Слова о полку Игореве» до начальной поры третьего тысячелетия. Делается упор на XX век, с захватом совершенно новых имен текущего времени. Это не филология, но живое слово о живом слове. Это книга о том, как жили и живут поэты. О жизни самой поэзии.

Книга «Фактор фонаря. Прозапростихи» — пространное (многостраничное) и сжатое (емкое) лирико-эпическое повествование со своей фабулой и невыдуманными героями, нон-фикшн высокой пробы, та проза где чувство художнической ответственности настояно на емком опыте напряженной работы над стихом. Это книга о неразрывной связи всеобщей истории, литературного быта, трудных судеб стихотворцев и мужестве русской Музы.

«Фактор фонаря» — наиболее полный свод откликов — статей, эссе и рецензий — на книги, даты и события в современной российской поэзии — одного из лучших знатоков и критиков поэзии.

Для тех же, кто не знает, следует добавить, что Илья Фаликов родился во Владивостоке в 1942 году, но уже сорок лет живет и работает в Москве. Выход книги приурочен к его 70-летию.

Тихоокеанское издательство «РУБЕЖ»
    Похожие публикации:
  • Тихоокеанское издательство «РУБЕЖ»: участник Международной ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction№14
  • Тихоокеанское издательство «РУБЕЖ»: Александр Белых «Сны Флобера»
  • Тихоокеанское издательство «РУБЕЖ»: Борис Черных «Эрька Журо, или Случай из моей жизни»
  • Тихоокеанское издательство «РУБЕЖ»: серия современной дальневосточной прозы ХХ века «Архипелаг ДВ»
  • Тихоокеанское издательство «РУБЕЖ»: книга избранных рассказов и очерков Бориса Чёрных «Эрька Журо, или Случай из моей жизни», серия «Архипелаг ДВ»
Метки: Владивосток, Рубеж

Дата публикации: 15.05.2013

Всего просмотров страницы: 1 298

Координаторы проекта: Теняков Артём, Лукьянчук Кира (information artvladivostok.ru)

Права на все работы, выставленные в галерее «Арт Владивосток», принадлежат их авторам. При полном или частичном использовании материалов сайта активная ссылка на «Арт Владивосток » обязательна. Цитирование в Интернет только при наличии активной ссылки на используемый материал. Все права защищены.

Источник:

www.artvladivostok.ru

Книжная полка Эмиля Сокольского

Читальный зал национальный проект сбережения

Книжная полка Эмиля Сокольского

Фаликов сразу предупреждает: я не рецензент, не критик, не филолог, «у меня нет филологически продуманного» сценария поэзии; «да и есть ли он вообще? В природе?» — и вспоминает Пастернака: поэзия — в траве. Однако в книге немало серьезных отзывов на поэтические книги (автор почтителен к поэтам прошлого: Серебряный век, советский период; доброжелателен к современникам. Отзывы эти тяготеют к эссеистике, которой здесь, пожалуй, немного не хватает воздуха: автор замкнут на текстах, подверстывает к ним биографические подробности своих героев, не жалеет цитат, угадывает неслучайные переклички — и немного засушивает речь, придавая ей, в некоторой степени, литературоведческий характер и уходя от непринужденности «беседы с читателем» в самоуглубленный монолог. Все же Фаликову необходимо и в этих заметках присутствие «живых» авторов — тогда у него щедро проявляется и «теплая дружеская ирония» (пользуясь выражением братьев Гонкур), и юмор с едва заметным прищуром. Что ценно — автор способен к самоиронии, и даже без признаков смущения приводит случаи проявления недостаточного к нему, как к поэту, пиетета (не зря же Евтушенко сказал ему когда-то по этому поводу: «Редкий ты парень»). Впрочем, книга Фаликова ясно дает понять, что, перефразируя Станиславского, он любит «поэзию в себе», а не себя в поэзии. Вот показательная фраза: «Поэт должен бежать рейтинга упоминаемости: это значит, что он уже не он, что им играют, что его читать уже не будут жадными глазами первоусвоения, что он — в списке, а не в стихах».

В книге есть милые «музыкальные» казусы, я не буду их здесь приводить (хотя руки чешутся: это моя тема), но один все же прокомментирую: согласно мнению автора, Денис Новиков бывает старомодным, «как Гленн Миллер». Однако упомянутый руководитель оркестра олицетворял собой принципиальное обновление в почерке танцевальной джазовой музыки; его записи и сегодня слушаются вполне современно; evergreen music!

Но вернусь к литературе и не знаю, похвалу выскажу или упрек: в фаликовских эссе на свободную тему бросаются в глаза тщательная продуманность в выборе раскавыченных цитат «к месту» и заметно-тщательная выверенность финальных нот в каждой миниатюре или новелле; а также настойчивые архаизмы «тож» и «особь статья» (первый даже умудрился дважды оказаться на одной странице; а второй неумеренно рассыпан по всей книге). Это случаи, когда речь не «сама ведет», как я сказал в начале, а когда, как говорил Набоков о Тургеневе, заботливо разглаживаются «брючные складки» фраз. Но таков стиль автора, закоренелого книжника, ответственного за литературное качество написанного.

«Разговор о стихах можно вести лишь с заинтересованными людьми», — утверждает Илья Фаликов. А разговаривать он умеет, — заслушаешься. Это, безусловно, мой автор.

и я поседею в дорожной пыли.

Ни юноша светлый, ни всадник влюбленный

не будут мерещиться в этой дали.

Холмы над Окою, холмы над Окою,

кувшинки цветут на прибрежной воде.

Не смею лелеять мечту о покое,

Не верю, что нету покоя нигде.

и в сумерках — зигзаг крыла летучей мыши

в который раз мелькнет, и в мысленный эскиз

внесешь мельчайший штрих — и прочно он повис

на призрачной стене, на гвоздике чердачном,

в забытом уголке, заброшенном и мрачном.

чтоб фундамент старый собой прикрыл.

Пламенеет маками степь кругом.

Улететь? Не хватит размаха крыл.

Что за степью, за морем? Тот же свет,

плавно переходящий в кромешный мрак.

И сухой остаток не лучших лет

освещает скупо чужой очаг.

к античности спускаясь на раскопки,

туда, где пшат — в шуршащем серебре,

а бабочки мечтательны и робки.

Трогая небо — созвездий снимаешь звук.

Фонарь провалился. С дерева ночь снята.

Седеют вокзалы, уставшие от разлук.

Многое в стихах можно почти потрогать, настолько они живые, — сам автор это совершает в них свободно, давая нам образцы небывалой эротики: «От порыва ветра упадет осина, / Закрыв крыльцо волосами, как ты меня»; «Я верну тебе голос, который украл тогда, / Когда ты спала, и когда в тебя из меня вода / Переливалась по нитям, протянутым меж телами»… А вот удивительная метафора ежесекундного присутствия любимой женщины — при ее физическом отсутствии:

На гранитных фронтонах, колоннах и парапетах,

На вызревших виноградинах и на счастливых билетах,

На обмякшем лице изможденной от счастья весны…

Стихи Григория Горнова — это стихи глубоко любящего человека, они порой полны глубокой нежности. Увы, в современной поэзии стыдятся сильно и нежно любить.

Когда время на корточках обрушит молчание кораблей,

Мы окончательно определимся, кто первый здесь, кто второй,

Кто самшитовый крест, кто песок, кто пятьсот рублей.

Скинет плащ, слухом приимет, зрением обожжет,

Мы вернемся в заброшенные родительские дома,

И будут печаль и слезы, но будет нам хорошо.

Покорную, отрешенную, такую, что можно жить,

Я все написанное человечеством заново повторю,

Чтобы любимая женщина уйти не смогла решить.

Но лик возгорится так, чтоб весь мир ослеп

Когда любимая женщина вдруг умрет,

И моя душа отправится ей вослед.

ты всегда будешь честным

а все эти заповеди —

свод правил для аморальных личностей

я могла это только выучить наизусть <…>

рот открываешь и чувствуешь привкус чужих волос

цивилизация доводит до крайностей — иди и бери

смотрит идет садится наклоняется и шепчет на ухо

Я понимаю иронию Владимира Гуги (автора послесловия). И он, в общем, прав: написано мастерски. Никакого любительства. И никакого авторского простодушия; в рассказах из каждого угла за нами следит ироничный писательский глаз: не слишком ли мы серьезны при чтении? Как сказать… По-всякому. Конечно, приступив к очередному рассказу, начинаешь догадываться, что автор тебя потихоньку разыгрывает, все глубже погружая в атмосферу мистики, фантастики, остросюжетного драматизма и экзистенциального ужаса. Новикова все время с какой-то отчаянной настойчивостью заглядывает в лицо смерти; притягиваемая к ней словно магнитом, против действия которого бессильна. И меня — словно дружески издеваясь и смеясь надо мной — заставляет следовать ее примеру. И тут хоть зажмуривай глаза. Ну нельзя так много смертей…

Напоследок все-таки небольшое возражение автору послесловия. В книге встречаются моменты, которые говорят о недостаточной опытности пишущей. Дело вот в чем. Некоторые авторы, приводя диалоги, понимают, что нельзя все время писать «сказал» да «ответил», нужно придумывать другие слова, приписывать персонажам какие-то действия и выходить таким образом из положения. На какие только ухищрения не идут! Вот например, у Новиковой:

«— Привет! Как у тебя сегодня? — Тоня подставила щеку для поцелуя.

— Давай чаю. И пирожков. <…> — Олег зажмурился от удовольствия.

Олег махнул рукой».

Ни разу нет «сказал», «ответила». Все это заменено выразительными действиями. Я вижу р а б о т у над текстом, и при этом не понимаю: когда успевают персонажи так молниеносно действовать мимикой и жестикулировать? Ни секунды покоя; словно немое кино…

Но это не главное у Новиковой, никак не главное. Это случайности, — пожалуй, вовсе не стоящие внимания.

Источник:

www.reading-hall.ru

Фактор фонаря

Фактор фонаря. Прозапростихи

Поэт пишет прозу. Про стихи. Получается особый жанр, осознаваемый автором как прозапростихи. Словцо отдает футуризмом, и неспроста: среди первых учителей Ильи Фаликова были Маяковский и Хлебников.

Книга "Фактор фонаря" - итог полувековых размышлений об отечественной поэзии во всем ее объеме от "Слова о полку Игореве" до начальной поры третьего тысячелетия. Делается упор на XX век, с захватом совершенно новых имен текущего времени.

Это не филология, но живое слово о живом слове. Это книга о том, как жили и живут поэты. О жизни самой поэзии.

Книга "Фактор фонаря" - пространное и сжатое лирико-эпическое повествование со своей фабулой и невыдуманными героями, нон-фикшн высокой пробы, та проза где чувство художнической ответственности настояно на емком опыте напряженной работы над стихом. Это книга о неразрывной связи всеобщей истории, литературного быта, трудных судеб стихотворцев и мужестве русской Музы.

Источник:

shop.rus.bz

Книга: Фаликов Илья Зиновьевич

Книга: Фаликов Илья Зиновьевич «Фактор фонаря. Прозапростихи»

Серия: "Архипелаг ДВ"

Поэт пишет прозу. Про стихи. Получается особый жанр, осознаваемый автором как прозапростихи. Словцо отдает футуризмом, и неспроста: среди первых учителей Ильи Фаликова были Маяковский и Хлебников. Книга"Фактор фонаря" -итог полувековых размышлений об отечественной поэзии во всем ее объеме от"Слова о полку Игореве"до начальной поры третьего тысячелетия. Делается упор на XX век, с захватом совершенно новых имен текущего времени. Это не филология, но живое слово о живом слове. Этокнига о том, как жили и живут поэты. О жизни самой поэзии. Книга"Фактор фонаря" -пространное и сжатое лирико-эпическое повествование со своей фабулой и невыдуманными героями, нон-фикшн высокой пробы, та проза где чувство художнической ответственности настояно на емком опыте напряженной работы над стихом. Это книга о неразрывной связи всеобщей истории, литературного быта, трудных судеб стихотворцев и мужестве русской Музы.

Издательство: "Рубеж" (2013)

Фаликов, Илья Зиновьевич

1964 — настоящее время

Илья Зиновьевич Фаликов (род. 1942, Владивосток) — российский поэт, прозаик, критик.

Окончил филологический факультет Дальневосточного университета. Печатается как поэт с 1964 г. Публиковал прозу в журналах «Октябрь» и «Дружба народов», критические статьи в журналах «Арион», «Знамя», «Вопросы литературы», выпустил книгу эссе о литературе. Стихи, проза, статьи Фаликова печатались в журналах «Новый мир», «Октябрь», «Дружба народов» и других. Также переводил поэзию народов СССР. Фаликов является лауреатом премий газеты «Комсомольская правда» (1965), журнала «Вопросы литературы» (2001), Фонда Г. Белля (ФРГ, 2001), журнала «Арион» (2004). Живёт в Москве. Муж поэтессы Натальи Аришиной и старший брат индолога Б.З.Фаликова.

  • Олень (Дальиздат, 1969, предисловие Александра Межирова).
  • Голубиная падь (Современник, 1980),
  • Ель (Советский писатель, 1982),
  • Клады (Молодая гвардия, 1983),
  • Месяц гнезд (Современник, 1986),
  • Ласточкино лето (Советский писатель, 1990).
  • Книга лирики (Предлог, 2003).
  • Ком (Кругъ, 2007).
  • Сговор слов. Лирика диалога. В соавторстве с Натальей Аришиной (Прогресс-Плеяда, 2008).

Романы (опубликованы в журналах):

  • Белое на белом (1995),
  • Трилистник жесткой воды (1997),
  • Ливерпуль (2000),
  • Полоса отчуждения (2003).

Книга статей о поэзии:

  • Страница на сайте «Журнальный зал»
  • Фотография Ильи Фаликова после получения премии журнала «Арион» в Музее Цветаевой. Москва, 18.03.2004.
  • Илья Фаликов. Снятие окиси: Евгению Рейну - 65 лет // Независимая газета, 10.01.2001
  • В журнале «Знамя» 2004г. №1 Эссе о творчестве Дмитрия Бобышева и Анны Горенко.--Gosh 13:56, 29 июня 2008 (UTC)
  • В «Журнальном зале» Эссе о творчестве М. Дидусенко / «Знамя» 2005 № 5
Другие книги схожей тематики:

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хорошо

Источник:

books.academic.ru

Автор книги: фаликов

Alib.ru > Автор книги: фаликов. Название: фактор фонаря

Загрузка книг проводится ежедневно в 3, 9 и 23ч.

Фаликов И.З. Фактор фонаря. Прозапростихи Владивосток Рубеж 2013г. 832с. твердый (в защитной пленке) переплет, обычный формат.

(Читайте описание продавца BS - January, Рязань.) Цена: 750 руб. Купить

Поэт пишет прозу. Про стихи. Получается особый жанр, осознаваемый автором как прозапростихи. Словцо отдает футуризмом, и неспроста: среди первых учителей Ильи Фаликова были Маяковский и Хлебников. Книга`Фактор фонаря` -итог полувековых размышлений об отечественной поэзии во всем ее объеме от`Слова о полку Игореве`до начальной поры третьего тысячелетия. Делается упор на XX век, с захватом совершенно новых имен текущего времени. Это не филология, но живое слово о живом слове. Этокнига о том, как жили и живут поэты. О жизни самой поэзии. Книга`Фактор фонаря` -пространное и сжатое лирико-эпическое повествование со своей фабулой и невыдуманными героями, нон-фикшн высокой пробы, та проза где чувство художнической ответственности настояно на емком опыте напряженной работы над стихом. Это книга о неразрывной связи всеобщей истории, литературного быта, трудных судеб стихотворцев и мужестве русской Музы. 900г.

Copyright © 1999 - 2018, Ведущий и K°. Все права защищены.

Источник:

www.alib.ru

Фактор фонаря. Прозапростихи в городе Нижний Новгород

В представленном каталоге вы можете найти Фактор фонаря. Прозапростихи по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть другие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Нижний Новгород, Хабаровск, Саратов.